Музыка, овации и неоднозначность: оперная премия Casta Diva вручила награды

Александр МАТУСЕВИЧ 

19.10.2020

 Претендующая на звание самой представительной в России оперная премия Casta Diva провела в «Новой опере» награждение лауреатов, которые были определены весной в разгар карантина, и представила гала-концерт.

 Несмотря на то, что сосчитать количество оперных премий в мире не хватит и пальцев обеих рук, никакого подобия оперного «Оскара», а тем более «Нобеля»  не существует. Своих лауреатов периодически объявляет ряд авторитетных  музыкальных журналов: американская Operanews, британская Opera,  немецкоязычные Opernwelt и Opernglas. Любят отметить лучших и различные  ассоциации (например, International Classical Music Award), фонды,  звукозаписывающие лейблы. В 2012-м в Англии появилась Международная  оперная премия (International Opera Awards), которую СМИ сразу же  окрестили «оперным аналогом Нобеля», но явно поторопились: пока эта  довольно-таки молодая премия остается частной инициативой британцев –  бизнесмена-меломана Гарри Хаймана и музыкального критика Джона Эллисона.

Collapse )

Роковой выстрел Юматова

Георгий Юматов и Василий Лановой, кадр из фильма "Офицеры"
Георгий Юматов и Василий Лановой, кадр из фильма "Офицеры"

Мы с Юматовым в фильме [«Офицеры»] были очень разные: один, что называется, от  жизни, реально осознававший себя в этом мире, другой романтик, не от  мира сего. Эта полюсность, как в физике разнозаряженные частицы,  притягивала, создавала драматическое напряжение коллизий, в которых мы  оказывались по сценарию. Сыграл свою роль и выбор актеров на главные  роли: разного темперамента, склада характеров.

Работа над фильмом нас сблизила по-человечески. Давняя и не самая приятная история нашего знакомства на съемочной площадке в Киеве не помешала нам подружиться на всю оставшуюся жизнь. Он был старше меня и частенько подтрунивал надо мной: по-доброму. Георгий был "чисто" киноактер, театр не привлекал его, и даже на мои  приглашения прийти на спектакль отвечал отказом. Так и говорил: "Я не  люблю театр. Люблю только кино, а эти ваши театральные условности не для  меня".

Юматов и в жизни всегда был прямой и открытый, говорил, что думал. Особенно нетерпим был к несправедливости, непорядочности, что становилось причиной неприятностей, а порою и серьезных.

Collapse )

«Большой театр узнала по коням…»

23 августа 1967

<...>

18 июля вечером я вылетел в Москву… Встретились, выпили, поговорили.  Два дня, сломав головы, задрав подолы, бегали по магазинам, по кладбищам  «слонов», по достопримечательностям. К вечеру, одурев от усталости,  сутолоки и жары, садились за стол и пили. «Березка» — валютный магазин, а  кто знал?

Подходим. У дверей несколько чмуров.

— У вас какая валюта?

— У нас советский рубль.

— Проходите, товарищ, с рублями здесь делать нечего.

— А мы просто посмотрим.

— Смотреть нельзя, пройдите, товарищ.

— Ну пустите посмотреть, мы трогать ничего не будем.

— Товарищи, пройдите, не добивайтесь себе неприятностей.

Отошли оскорбленные, облитые помоями. Молчим. Отец остановился, оглянулся, крякнул:

— Вот  ведь как не умно мужику, значится, омрачают его существование. Для кого  мы Советскую власть устанавливали, жизни свои, значится, покладали, нас  же самих не пускают посмотреть, что они там иностранцам продают, чем  они там за занавесками, значится, занимаются. А, может, там надо  поразогнать кой-кого, может повторить 17-й год. Это — через 50 лет нашей  власти. Что они там распродают, почему с глаз закрылись? Окошки  позанавешивали?

Ходили, ходили по Кремлю.

Мать.  Отец, глянь как у них тут кресты везде целые. Вот бы Саньку Черданцева сюда, он бы кресты эти им пошибал.

— Это сохранено, мать, как источник старины, чтобы в 67-ом знали, как было раньше. Вот это ты знай.

— А где этот самый Кремль-то… пошли к нему.

Collapse )

В.М.Бехтерев о бессмертии человеческой личности

В. М. Бехтерев среди слушателей Императорской Военно-медицинской академии (1912)
В. М. Бехтерев среди слушателей Императорской Военно-медицинской академии (1912)

<...>

Я напомню здесь один из эпизодов, бывших во время Великой французской революции, когда дух человека возвышался над обыденной действительностью. Во время работ под крышей одного дома двое рабочих внезапно почувствовали, что доска, на которой они держались, подломилась и им неизбежно грозила гибель. "Кому умирать - одному или обоим?" - мгновенно промелькнуло между ними. Один заявляет, что у него семья и дети, и мгновенно другой товарищ, будучи холостым, бросается вниз и погибает, спасая тем самым жизнь своего товарища-семьянина.

Во время Севастопольской кампании на поле чести остались друг возле друга два раненых врага - один из них был русский, другой француз. Оба страшно страдали от холода. Наутро русский проснулся бодрым и заметил, что он был прикрыт плащом француза, который лежал возле него мертвым.

Во время бывшей русско-японской войны одно русское военное судно, после боя не будучи в состоянии сопротивляться, уже сделалось добычей неприятеля, но в то время, когда его влекло японское судно в плен, два русских моряка, оставшиеся на судне и не замеченные другими, спустились в его трюм и, открыв кингстоны, потопили и себя и судно в пучине моря, спасая тем самым честь Андреевского флага.

Collapse )

«Это была моя лучшая поездка в СССР. Я увидела „Маяковского“», — М. Влади

11 мая 1967

Подобьем бабки. В некотором смысле итоговый  день. Заканчиваются гастроли, в 0.40 мы отправляемся домой. С 7-го по 11  жизнь протекала бурно до такой степени, что некогда было присесть к  столу. Во-первых, поездка в Кронштадт.

1. Расстелил на палубе пальто и улеглись с Шацкой.

2. Голодные как волки, теребим капитана. Разводит руками. Кок на берегу, у него (ключи).

3. На всю шайку выдал стакан портвейну и здоровенную сосиску, булку черного хлеба с солью.

4. Банкет: водка, капуста, мясо.

5. Ссора до развода с женой. Высоцкий передал рюмку водки для меня. Она вылила ее в фужер с водой. Взбесился.

— Я раздражаю тебя?

— Да.

— Я не нужен тебе в жизни?

— Нет.

— Все. С этого вечера мы свободны от долговых обязательств.

Капитан смотрит влево, вправо.

— Эх, черт, ни компаса не взял, ни локатора.

2.30 часа стояли. Я спал в трюме на лавке.

9-го  в гостях у Рахлина. Брали у нас автографы, заставляли петь, читать,  развлекать — идиотское ощущение. На «Ленфильм» Полоке пришло письмо с  моей фотографией: «Мы поклонники вашей картины «Республика Шкид», хотим,  чтобы вы заняли в вашем новом фильме гениального артиста В. Золотухина и  пр. и пр.» Из-за чего он не хотел меня даже смотреть на предмет  киноискусства.

Collapse )

Fatma Said records...

Ravel’s song cycle Shéhérazade is reimagined for piano (Malcolm Martineau) and ney flute (Burcu Karadağ) on soprano Fatma Said's debut album, El Nour. Discover: http://w.lnk.to/elnLY

"The ney’s timbre and minute expressive nuances are so similar to those of the human voice," explains Fatma, "that the combination of flute and singer really does sound like an intimate conversation between two people in private."

El Nour (النور , or "The Light") explores music of Western and Eastern origins through an enchanting program of French, Spanish, and Arabic songs. Joining Fatma in these recordings are pianist Malcolm Martineau, guitarist Rafael Aguirre, the vision string quartet, and a jazz ensemble including traditional Middle Eastern instruments: Tim Allhoff (piano), Itamar Doari (percussion), Henning Sieverts (double bass), Tamer Pinarbasi (kanun), and Burcu Karadağ (ney flute). 


Based on a poem by Lebanese-American poet Gibran Khalil Gibran, "Aatini Al Naya Wa Ghanni" (Give me the flute and sing) is "a particular favourite" of Fatma Said's within the program of her debut album, El Nour. Discover: http://w.lnk.to/elnLY

As Fatma explains, "The poetry is very symbolic and philosophical in feeling, and the way we developed it in the studio with the musicians was extremely special: some of them had never heard this musical setting by Najib Hankash before, so there was this beautiful lack of any expectation of how it should sound, and we all improvised spontaneously, listening to one another. It was a creation of complete bliss."

With Tim Allhoff (piano), Itamar Doari (percussion), Henning Sieverts (double bass), Tamer Pinarbasi (kanun), and Burcu Karadağ (ney flute).

Любимов: «Театр упирается в натурализм»

<...>

Последняя воля Качалова — сжечь дневники. И сожгли.

12 сентября 1966

<...>

Театр упирается в натурализм, а Шацкая — женщина немыслимой красоты.  Первое принадлежит Любимову, второе — Вознесенскому в смысле изречения.

24 ноября 1966

Вчера заработал 30 рублей. Раздал долги.  Купил бутылку водки, торт. На концерте пел Вертинского «Пьеро». Пожилой  дядечка поблагодарил и сказал, что я исполнил лучше, чем это делал  автор. Лестно.

<...>

6 февраля 1967

Сплошные разговоры о Любимове, о его  неуважении артистов, о жлобстве, о «Маяковском». Свалив неудачу «Героя»  на артистов, Любимов с радостью подхватил перепевы идиотов об отставании  актерских воплощений от режиссерских замыслов. Чем дальше, тем больше.  Уговаривает меня не сниматься.

— Дерьмовый сценарий, зачем. Хорошо снялся в «Пакете». Практически ты выпадаешь из «Пугачева», да и с «Кузькиным» будет трудно.

Откровенное запугивание, правда, он был под парами.

Печатаю «Стариков», писать некогда, боюсь войны с китайцами, мне бы выкроить пять лет, и я бы кое-что сделал.

Глаголин ходил к Можаеву.

— Условия ужасные, дом — развалюха, страшно… как он живет?

— Что Можаев?

— Грустный, как собака, жена у него прелесть, латышка.

— Она работает?

— Да, редактор какой-то.

— А на вид такая простая!

Левина из разговора с Любимовым в машине об артистах.

— Забурели артисты, забурели, даже Высоцкий. Единственный, пожалуй, кто держится — Золотухин.

Очевидно, она не сказала вторую половину фразы:

— Пока не сыграл Кузькина.

Идея. Вчера, сегодня, завтра.

Collapse )