dem_2011 (dem_2011) wrote,
dem_2011
dem_2011

Дело Тихонова-Хасис: восхождение в легенду (стр. 3)

Интересные выводы напрашиваются при сравнении показаний свидетеля Голубева и свидетеля Горячева. По-моему, один постоянно опровергает другого. Горячев утверждает, что я якобы проговорился ему про убийство Маркелова и Бабуровой, пытаясь убедить Горячева свернуть легальную деятельность «Русского образа» и не проводить разрешенный концерт 4 ноября 2009 года. А Голубев, наоборот, уверен, что я поддерживал законную деятельность организации «Русский образ». И в частности, выступал за проведение концерта 4 ноября 2009 года. И кому из них верить? Горячеву, который передал мне браунинг, засвеченный на убийстве Маркелова и Бабуровой, и потому имеет свой собственный интерес в этом деле и боится приходить в суд? Или Голубеву, который вам наврал, что где-то на прослушке я, якобы, грозил ему убийством? Это вам решать, кому верить, кому нет.

И, наконец, мы добрались до мотивов совершения преступления. Я напомню: нам вменяется совершение убийства по мотивам идеологической розни и вражды. Конкретно нас обвиняют в том, что мы убили Маркелова как антифашиста, а его спутницу Бабурову как свидетельницу, потому что мы, якобы, радикальные националисты и у нас есть «чувство собственной исключительности».

Вот «чувство собственной исключительности» меня больше всего поставило в тупик. Я не смог понять, что это такое. Что, всех убью один останусь, что ли? Я исключительный. Я вам этого объяснить не могу, мне в прокуратуре тоже решили не объяснять. Понимаете, не моя обязанность растолковывать, что такое радикальный национализм. Это должна была сделать сторона обвинения, объясняя, по каким мотивам было совершено убийство. К сожалению, обвинение от этого уклонилось, хотя я просил на первом заседании после предъявлении обвинения пояснить, что прокурор вкладывает в это понятие. После одного из первых вопросов адвоката Жеребенкова я и его попросил объяснить, что он имеет в виду под радикальным национализмом. Ответа мне не дали.

Ну, конечно, это же проще – развесить ярлыки «националист», «нацист», «фашист». А мне теперь вот стой и оправдывайся, что я не верблюд. Национализм – это один из самых расплывчатых терминов политического лексикона, означающий лишь то, что в него вкладывает каждый говорящий. Если верить сотрудникам «Новой газеты», национализм – это убийство всех, кто другой нации. А если верить свидетелю обвинения Стешину, это любовь к своей нации, забота о ее процветании.

Поскольку сторонники и противники национализма оценивают его столь по-разному, обсуждение этой идеологии похоже на сплошное недоразумение, как если бы люди всерьез спорили о том, кто шел – дождь или собака. Путь фашизма – нацизм – и вообще идеология и практика, относящиеся к определенному историческому периоду, к 1930-40-м годам, к конкретным странам Западной Европы. Я как историк это историческое явление не только не идеализирую, но считаю для русского народа неподходящим. Мои симпатии обращены немного западнее, к Великобритании. Ну да ладно.

Оставим историю в стороне, оставим в стороне исторические термины «нацизм» и «фашизм», ставшие сегодня политическими ругательствами и служащие для того, чтобы кого-то ошельмовать и заклеймить. Давайте рассмотрим более актуальное понятие «национализм». Кто такой националист, в трактовке недоброжелателей?

СУДЬЯ: Тихонов, вынужден вас остановить. Еще раз вам напоминаю, что в силу требований действующего законодательства вы в своем выступлении вправе анализировать обстоятельства по делу. А не политизировать или полемизировать относительно представлений о понятийном аппарате, который вы себе представляете. Таким образом, вы вправе в ходе выступления в прениях анализировать только мотив относительно предъявленных вам и Хасис действий в строго ограниченных пределах. Вам это, я надеюсь, понятно?

ТИХОНОВ: Да, ваша честь.

СУДЬЯ: Продолжайте.

ТИХОНОВ: Националист, который пошел на убийство ради своих убеждений, будет бить себя в грудь и кричать: «Мы соль земли, мы лучше всех». А все остальные так, недочеловеки какие-то. Это самое мягкое.

А считал ли я, что какой-то народ или раса превосходит какой-то другой народ или расу просто в силу своего происхождения, природы? Не считал и не считаю. Есть доказательства, что считал? Нет. Выступавшие свидетели, близкие к «Новой газете», и вовсе утверждали, что целью националистов является лишить всех свободы и вообще убить всех нерусских. Я задавал свидетелям вопросы, где и когда я такие идеи высказывал. Может быть, устно, может быть, письменно. В ответ – растерянное молчание, либо ссылки на какие-то публикации обо мне. Кто-то там написал, они прочитали, что Тихонов нацист. Свидетель Донских, впрочем, сослался на какие-то мои публикации. Я попробовал уточнить, но какие и где, о чем, он ответить не смог. Ни свидетели, ни гособвинение так и не предъявили вашему вниманию ни одной статьи, разжигающей межнациональную рознь, оскорбляющую или унижающую другие народы. А как журналист, я написал сотни статей.

СУДЬЯ: Также останавливаю вас, Тихонов, поскольку ваше журналистское прошлое, а также данные о личности, кто и что писал, как характеризующие сведения с участием коллегии присяжных не исследовались. Я обращаю внимание присяжных на допущенную подсудимым оговорку. Как характеризующие личность сведения вами во внимание приниматься не должны.

ТИХОНОВ: По-моему, ваша честь, все знают, кем я работаю. Есть ли смысл скрывать?

СУДЬЯ: Тихонов, в присутствии коллегии присяжных ваше литературное творчество, ваше журналистское творчество мы не исследовали, количество ваших публикаций мы не исследовали, их анализ мы не осуществляли. Таким образом, вы ссылаетесь на несуществующие доказательства по делу, которые таковыми не признавались. А в силу прямого запрета статьи 336 части 3, об этом упоминать вы не вправе. Прошу, продолжайте в рамках.

ТИХОНОВ: В общем, действительно, если бы в какой-то из моих статей был национализм или, упаси Боже, нацизм, обвинение не упустило бы этот шанс. До вас бы ее довели.

В ходе обыске на улице Свободы изымались книги. Обвинение даже на них ссылалось. Оперативники ФСБ, а вслед за ними и тенденциозные СМИ поспешили назвать эту литературу экстремистской. Только вот что экстремистского в книгах по истории революции и гражданской войны? Книги о маршале Жукове, книги с загадочным названием «Избранное». До вас больше не доводилось вообще ничего про эти книги. Ни одна из книг, изъятых у меня, не была признана экстремистской, не была запрещена ни до, ни после моего ареста. Я подтверждаю, что ранее я никогда не состоял в организации «Русский образ», националистической организации. Хотя она существует в рамках закона и действует согласно закону. Но я сотрудничал с одноименным журналом. Это зарегистрированное печатное издание, которые существуют и поныне. Будь в этом журнале хоть что-нибудь националистическое, его бы использовали как доказательство моей вины. А националистическое там, по моему глубокому убеждению, было. Но только не в той трактовке, в которой человека можно ошельмовать. А ведь я был не только автором этого журнала, я был одним из его редакторов.

Любить свое – это не только нахваливать, это еще и критиковать свое. Человек становится лучше, когда знает свои недостатки и борется с ними. Все то же самое относится и к нации. Массовое пьянство, пассивность и неумение отстаивать свои права, неорганизованность и отсутствие взаимовыручки – вот те недостатки русских, о которых мы писали в журнале «Русский образ».

СУДЬЯ: Тихонов, я вынужден снова вас остановить. Ваше литературное творчество, ваша журналистская деятельность, то, о чем вы писали, в предмет доказывания по этому делу не входило и не входит. И эти обстоятельства с участием коллегии присяжных не исследовались. Таким образом, уважаемые коллеги, очередная попытка довести до вас неисследованные доказательства по делу является нарушением закона, который регламентирует его выступление в прениях.

ТИХОНОВ: Нигде и ни в какой форме я не указывал на недостатки других народов. А зачем? Мне это не интересно. Это их проблемы. Меня они просто не волнуют. Чужие проблемы – не наши. Нас волнуют наши проблемы. Вот та идеология, которую я всегда исповедовал и проповедовал. Она изложена непонятно с точки зрения объективного расследования, по тенденциозным с точки зрения обвинения, причинам. И она изложена в неисследованных здесь доказательствах. Мои статьи для обвинения не подошли.

СУДЬЯ: Тихонов, я снова обращаю ваше внимание, что в ходе выступления в прениях стороны вправе упоминать только те доказательства, которые были исследованы с участием присяжных. Вы не имеете права говорить то, что не признавалось доказательствами и не исследовалось в судебном заседании. Ваше литературное творчество, ваша журналистская деятельность в суде с участием коллегии присяжных не исследовались. Таким образом, вы не имеете права упоминать об этом в своем выступлении в прениях. Это прямой запрет закона. Я в очередной раз обращаю ваше внимание и в очередной раз объясняю коллегии присяжных не принимать во внимание эти суждения.

ТИХОНОВ: Ваша честь, я больше ни одним словом не упомяну статьи, которые не исследовались в ходе судебного заседания.

Зато сторона обвинения перед нами обильно цитировала неизвестно чьи публикации. И действительно возникает вопрос: а при чем здесь я? Никто не доказывает даже, что я их написал. Даже упомянутый свидетель Голубев, которого трудно заподозрить в симпатии ко мне, и то не стал врать, что я автор «Стратегии 2020». По его словам, я ее лишь литературно обработал. Но обвинителей такие подробности не смущают. Не могут доказать, что я что-то написал – оглашают то, что я мог править или просто читать. А кто-то когда-то запретил документ «Стратегия 2020», что его и читать нельзя? Может, какая-то из процитированных здесь других публикаций неизвестно чьего авторства запрещена к чтению или исследованию?

Даже в своих первых, так называемых признательных показаниях, оговаривая себя в убийстве Маркелова и Бабуровой, я не говорил, что антифашистские взгляды Маркелова имеют для меня значения. Я не говорил, что они были причиной его убийства. Противовес показаниям нашелся, и обвинение цитирует чью-то анонимку про некрологи адвокатов в утренних новостях. И процитировавший ее порядочный человек адвокат Карпинский смущенно оговорился, что авторство этой статьи ему неизвестно. Но из таких вот выводов, из таких цитат, из неизвестно чьих статей и прокламаций перед вами лепили образ злобных и мстительных фашистов.

Я буду резюмировать.

По моему глубокому убеждению, нам не представили и не доказали мотив для совершения убийства – мотив идеологической розни.

Нет свидетелей, видевших именно меня на месте преступления.

Под большим сомнением и само орудие преступления. Если речь о браунинге, то его появление напоминает не спланированное убийство, а подставу. А одежда, в которой по версии следствия был убийца, и вовсе неизвестно чья. И остается только догадываться, откуда она появилась в квартире на улице Свободы.

Все подробности действий преступника и обстоятельства совершения преступления я узнал уже после задержания.

Орудие убийства мне передали за две недели до задержания через бывшего и тогда доверенного моего друга Горячева. Специальные экспертизы были проведены позднее, но датировки на них расставляют следственные органы, и для этого у них были возможности. А когда они сами, еще до моего задержания, узнали подробности поведения преступников и совершения преступления, они нам не расскажут.

А видеозаписи с камер наружного наблюдения, судмедэкспертиза трупов и их одежды были в распоряжении следствия задолго до того, как я стал обвиняемым. Были в их распоряжении и материалы дела Рюхина, в результате чего меня и сделали подозреваемым.

Разве мало этого, чтобы понять, что я не совершал вменяемого мне убийства? Разве я пытаюсь избежать наказания за преступления, которые я действительно совершал? Разве не давал я во всей полноте показания по совершенным преступлениям? Разве что-то пытался утаить от вас относительно незаконного оборота оружия и использования поддельных документов?

Я прошу вас, не берите на себя ответственность, не осудите за убийство невиновных людей.

У меня все.

ПИСЬМО ЕВГЕНИИ ХАСИС ИЗ ТЮРЬМЫ ТОВАРИЩУ

Здравствуй, <…>!

Спасибо тебе большое за поздравления и поддержку! От всего сердца поздравляю тебя и твоих близких с Новым Годом и Коловоротом! Здоровья, удачи, любви и побед!

Сразу хочу сказать, что печатная форма очень удачна, так что не извиняйся зазря!

«Новость» потрясла не только вас. Нас она тоже очень потрясла. Меня принимали рано утром в кровати еще. Проснулась от действий группы захвата, глаза открыть толком не успела, как ощутила удар в голову, почки и почувствовала закрывающиеся наручники. Первая мысль – жив ли Никита. По звукам за стеной – поняла – жив. Дальше все как в дешевом боевике. Обыски, допросы, мое молчание, камера, суд и мера пресечения. Как-то так. Условия нормальные. В камере тепло, передачи доходят, сотрудники нормальные – все же спецтюрьма. Сейчас уже и нервы потихоньку приходят в норму, адаптировалась более или менее. Единственное, что по-настоящему тяжело и никак не может быть мною преодолено – это переживания за Никиту. Редкие новости носят очень поверхностный характер. Конечно, я знаю, что он самый сильный! Самый смелый! Его не сломить, и он все выдержит. Но! В таких вопросах я, все же, самая что ни на есть девочка. И понимая все это, не могу не переживать за него. Слишком сильно я его люблю, наверное. Но ничего, я верю, что все будет хорошо. Если уж мы живы.

Человеку-барду, фрукту и блеку (так!) – привет огромный! Пусть берегут себя. И ты тоже себя береги! Хотя весомых оснований переживать нет. Ну, что еще сказать? Оказывается, все время, что мы пребывали на той хате, где нас задержали, – нас слушали и снимали. Не знаю, как такое возможно. Так что дом – не крепость в наше время.

Благодарю тебя еще раз за слова поддержки! Это сейчас очень ценно для нас. Я знаю, что вы рядом, я чувствую. Сила единства, как-то так. Со всем справимся. Все переживем. Передай, если сможешь, письмом Никитке, что я его люблю и всегда думаю о нем! Пусть сейчас думает только о себе. Сейчас можно!

Обнимаю! Всех победим!

Твоя подруга,

узник – Женька

На конверте штемпель: 25.12.09

Источник: АПН http://www.apn.ru/

Tags: АПН, Александр Севастьянов, Евгения Хасис, Никита Тихонов
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments