dem_2011

Categories:

«Серый кардинал» социалистической Румынии

Николай Сайчук
27 мая '21 

Ранее мы уже рассказывали об отработке Румынской народной армией задач, возлагавшихся на неё в рамках Организации Варшавского договора.  Бухарест никогда не давал повода для сомнений в своей преданности  общему делу социализма, тем не менее, между СССР и Румынией всё время  возникали недопонимания. В новом цикле статей мы поведаем о том, в чём  они состояли и откуда происходили.

Дьявол в деталях

Редкий советский военачальник в своих  воспоминаниях не прошёлся критическими высказываниями и даже обвинениями  по Румынии вообще и Николае Чаушеску в частности. Вместе с тем все эти  военачальники были лишь исполнителями, но никто из них никогда не  принадлежал к стратегическому уровню руководства. Из «птиц» более  высокого полёта, пожалуй, только начальник штаба Объединённых  вооружённых сил (ОВС) Варшавского договора  генерал армии Анатолий Грибков позволил себе ворчание в адрес  румынского генералитета, но оно резко контрастировало с высокими  оценками советско-румынского военного сотрудничества, которые он  высказывал при личных встречах с Чаушеску. Даже дипломатический скандал,  вспыхнувший после задержания контрразведчиками «Секуритате» советского  генерала по обвинению в шпионаже против Румынии, в улаживании которого  участвовали лично Леонид Брежнев и Николае Чаушеску, не поколебал  советско-румынских отношений. Бухарест заверял, что 300-тысячная  группировка румынских войск в нужный момент будет в распоряжении  Главнокомандующего ОВС Варшавского договора. Советская сторона заверяла,  что не имеет сомнений в твёрдом курсе румынских коммунистов. Дьявол  скрывался в деталях.

Высшее руководство социалистической Румынии в начале 50-х годов: председатель Центрального комитета партии Георге Георгиу-Деж (в центре), министр обороны Эмиль Боднэраш (справа) и генерал-майор Николае Чаушеску (слева) на армейском учении
Высшее руководство социалистической Румынии в начале 50-х годов: председатель Центрального комитета партии Георге Георгиу-Деж (в центре), министр обороны Эмиль Боднэраш (справа) и генерал-майор Николае Чаушеску (слева) на армейском учении

Высшее руководство  социалистической Румынии в начале 50-х годов: председатель Центрального  комитета партии Георге Георгиу-Деж (в центре), министр обороны Эмиль  Боднэраш (справа) и генерал-майор Николае Чаушеску (слева) на армейском  учении 

Всё началось с того, что к 1947 году,  когда в Румынии пришли к власти коммунисты, Советский Союз не имел  сколь-нибудь надёжной опоры в румынском обществе. В ходе Второй мировой  войны через королевские вооружённые силы прошло 1,17 млн человек (8,5%  населения страны), абсолютное большинство которых воевали на немецкой  стороне. После перехода Румынии на сторону антигитлеровской коалиции в  армию влилось всего лишь около 130 000 человек, включая бывших румынских  пленных, завербованных в советских лагерях. Процессы классовой борьбы и  конфискации частной собственности в Румынии привели к длительному  вооружённому сопротивлению в горных районах страны, где  антикоммунистические настроения получили широкое распространение среди  местного населения. Достаточно сказать, что командира Карпатской группы  Армии национального сопротивления (GCRNA) Иона Огорану румынские  спецслужбы захватили только в 1976 году — после тридцати лет розыска!

Тем не менее, в Румынии никогда не было  ничего похожего на венгерские события 1956 года. Румынская армия  оказалась в высшей степени надёжной, а полиция контролировала все  аспекты жизни общества не хуже, чем НКВД во времена Сталина. Что же  такое было в Румынии, чего не оказалось в Венгрии? Ответ покажется  странным — это украинцы.

Две «правых руки» Георгиу-Дежа

Будущий глава румынских коммунистов  Георге Георгиу-Деж был освобождён из тюрьмы с приходом советских войск.  Он не имел ни чёткой партийной организации, ни ресурсов. Советская  сторона, оккупировавшая Румынию, могла серьёзно помочь, однако  получателем этой помощи вполне мог оказаться кто-то другой. Георгиу-Дежу  ещё предстояло захватить лидерство в коммунистической партии страны. В  этот момент на исторической арене появились два румынских украинца —  руководитель спецслужб Георге Пинтилие и военный министр Эмиль Боднэраш.

Первый из них занялся ликвидацией  королевской «Сигуранцы» и формированием в составе нового МВД  самостоятельного управления государственной безопасности — «Секуритате».  В декабре 1952 года войска «Секуритате» насчитывали 123 268 человек и  были весьма значительными по сравнению с аналогичными структурами других  просталинских режимов Восточной Европы. Опираясь на такой репрессивный  аппарат, Пинтилие сделал всё возможное для прихода Георгиу-Дежа к  единоличной власти в Румынии, собственноручно убивая его конкурентов по  партии. Он вызывал неподдельный ужас среди румынских коммунистов, и был  «с повышением» отстранён от руководства спецслужбой только в 1963 году.  Никакой расплаты за содеянное не последовало, и Пинтилие спокойно дожил  до своей смерти в 1985 году, получая партийную пенсию.

Эмиль Боднэраш происходил из смешанной  украинско-немецкой семьи. По его немецкому имени понятно, что мать-немка  играла большую роль в воспитании сына. Впрочем, национальность  традиционно определялась по отцу, тем более что отношение к украинцам в  Румынии было лояльным, а к немцам после Первой мировой войны —  негативным. Благодаря отцу, который был государственным служащим  среднего уровня, Эмиль смог получить хорошее образование и стать  офицером артиллерии — в межвоенном румынском обществе это было  чрезвычайно престижно. Но ростки хорошей военной карьеры оказались  сломаны — в 1932 году Боднэраш совершил нелегальный переход границы в  СССР, откуда через два года вернулся и был арестован по обвинению в  государственной измене. Уже в тюрьме он признал себя гражданином СССР и  сотрудником советской разведки, что помогло переквалифицировать  обвинение с «подрасстрельной» измены на шпионаж и улучшить условия  содержания.

Эта страница жизни Боднэраша остаётся  предельно запутанной. Сегодня румынские военные историки сходятся во  мнении, что причиной краха военной карьеры Боднэраша стал его  несдержанный авантюристичный характер, приведший к конфликту с членом  правящей королевской фамилии (возможно, из-за женщины). Никакого  сочувствия коммунистическим взглядам Боднэраш тогда не выказывал. В  период пребывания в СССР он работал бухгалтером в аппарате Коминтерна и,  скорее всего, был связан с советской разведкой, но никаких деталей о  его дальнейшей разведывательной работе в Румынии нет. Этому  поспособствовал сам Боднэраш, который «зачистил» архивы румынской  полиции. После смерти Боднэраша в его сейфе нашли документы «Сигуранцы»,  касавшиеся периода его ареста и пребывания в тюрьме. Он явно хотел,  чтобы нашли только эти документы, подтверждавшие его партийную  автобиографию, а всё остальное было уничтожено.

Боднэраш активно занимался подпольной  работой в интересах Георгиу-Дежа, привлекая к нему сторонников из среды  румынских украинцев. Показательно, что он назначал явки во время  религиозных служб в украинской греко-католической церкви. К 1946 году он  уже был «правой рукой» Георгиу-Дежа. Учитывая разведывательное прошлое  Боднэраша, в Москве, очевидно, считали его «нашим человеком в  Бухаресте». Сочетание этих двух факторов позволило Боднэрашу в 1947 году  стать министром вооружённых сил Румынии (в 1972 году эта должность  будет переименована в «министр национальной обороны»).

Создатель Румынской народной армии

По совету «советских друзей» Боднэраш  сразу взял курс на полный демонтаж старой румынской армии. В процессе  сокращения вооружённых сил подлежали увольнению почти все, кто  участвовал в боевых действиях на стороне Германии. В дальнейшем многие  бывшие офицеры королевской армии были репрессированы или эмигрировали. В  частности, попали в тюрьмы или были убиты 107 генералов. Те, кто  остался, были демонстративно поражены в правах и лишены военных пенсий.  Показательно, что в августе 1964 года в Румынии официально насчитывалось  всего лишь 73 286 ветеранов войны (2437 офицеров, 2434 унтер-офицера и  сержанта, 68 415 солдат). Остальные сотни тысяч участников войны перешли  в разряд «бывших», прозябавших в низах румынского социалистического  общества.

Министр обороны Эмиль Боднэраш (стоит слева) во время оперативной поездки по горным районам Румынии, 1954 год
Министр обороны Эмиль Боднэраш (стоит слева) во время оперативной поездки по горным районам Румынии, 1954 год

Министр обороны Эмиль Боднэраш (стоит слева) во время оперативной поездки по горным районам Румынии, 1954 год 

На смену кадрам, изгнанным из армии,  спешно готовились новые. Например, были организованы годичные курсы  младших командиров для рабочих и крестьян, желающих получить первичное  офицерское звание. Общее количество курсантов, прошедших такое обучение в  1949-1950 годах, составило 12 000-13 000 человек. Конечно, такая  военная реформа не могла не привести к обвальному падению  боеспособности. По оценке румынского Генштаба, в декабре 1946 года во  всей армии можно было считать боеготовыми только 24 пехотных взвода и 32  орудия — всего-навсего 3523 военнослужащих. Впрочем, в условиях  советской оккупации Боднэраш мог без опасений пойти на это, зато через  короткое время появились совершенно новые вооружённые силы. В 1951 году  численность Румынской народной армии (РНА) была определена в 250 000  человек в мирное время (из них реально имелось уже 215 000) и 700 000 — в  военное время.

Одновременно велась усиленная политизация армии. Именно Эмилю Боднэрашу обязан своей стремительной карьерой будущий «гений Карпат» Николае Чаушеску.  Боднэраш не просто выделил его среди других рядовых коммунистов, но и  присвоил генеральское звание, а также представил Георгиу-Дежу. Это  позволило Чаушеску стать начальником политического управления РНА и  войти в Центральный комитет партии.

Министр обороны Эмиль Боднэраш (слева), начальник главпура Николае Чаушеску (в центре) и начальник Генштаба Леонтин Сэлэжан (справа) на учении РНА
Министр обороны Эмиль Боднэраш (слева), начальник главпура Николае Чаушеску (в центре) и начальник Генштаба Леонтин Сэлэжан (справа) на учении РНА

Министр обороны Эмиль Боднэраш  (слева), начальник главпура Николае Чаушеску (в центре) и начальник  Генштаба Леонтин Сэлэжан (справа) на учении РНА 

Примерно с 1955 года в действиях группы  Георгиу-Дежа стал ощущаться крен в сторону национал-коммунизма.  Румынское руководство желало превратить страну из преимущественно  аграрной в индустриального гиганта. Армия должна была стать важным  союзником в системе Варшавского договора, но со своими собственными  задачами и под национальным командованием.

Не во всех замыслах имелось  взаимопонимание с СССР, поэтому пока Боднэраш готовил вывод советских  войск из Румынии, публично этого не демонстрировали. Вывод осуществили в  1958 году в тщательно подготовленной атмосфере. По плану, утверждённому  Генштабом РНА, были организованы торжества и митинги румынско-советской  дружбы при отправлении советских войск из гарнизонов Брэила, Галац,  Фокшаны, Рымнику-Сэрат, Бобока, Янка, Алексени, Радна-Липова, Арад,  Тимишоара, Бэрэган, Констанца и Яссы. Согласно утверждённой смете, за  счёт румынского военного бюджета всем советским военным от солдата до  генерала предназначались памятные подарки. Сам Георгиу-Деж на приёме в  честь завершения вывода Советской армии из Румынии подчёркивал, что его  страна остаётся прочным звеном социалистического лагеря. В то же время  по стране прокатилась очередная волна репрессий под руководством  Пинтилие, чтобы в обществе не возникало иллюзий, будто с уходом  советских войск коммунистический режим ослабел.

После этого Георгиу-Деж и Боднэраш  озаботились ограничением советского влияния в Румынии. Ещё в 1957 году  было сокращено количество румынских войск, предназначенных для ОВС  Варшавского договора, и уменьшено количество советских военных  советников в Румынии (до 24 человек). В следующем, 1958 году все  остававшиеся советники покинули страну. Резко прекратилась отправка  румынских офицеров на подготовку в советские военные учебные заведения  (то же касалось и сотрудников «Секуритате»). Учитывая свой опыт  сотрудничества с советской разведкой, Боднэраш отлично знал, каким  вербовкам могут подвергаться офицеры в период учёбы, поэтому сознательно  ограничивал их выезд в СССР. На 1 декабря 1955 года из 1794 офицеров  РНА с академическим образованием только 107 учились в СССР, а из 27 072  выпускников военных училищ только 186 закончили советские училища.

В дальнейшем в РНА восстановили  горнопехотные войска, огнемётные части и морскую пехоту, ранее  упразднённые по рекомендациям советской стороны. На базе караульного  батальона Министерства обороны в Бухаресте восстановили 30-й гвардейский  пехотный полк, ранее являвшийся королевской гвардией. Наконец,  финальными шагами по восстановлению специфических национальных черт,  заложенных в армии в королевские времена, стали возврат горнопехотным  частям традиционного берета и униформы, отменённых после Второй мировой  войны, и замена в РНА советских шлемов на новый шлем М.73, повторявший  шлемы румынской королевской армии М.34. С 1963 года Бухарест ограничил  участие иностранных войск в учениях на территории Румынии, разрешив лишь  штабные мероприятия. В 1968 году под влиянием чехословацких событий в  Румынии были созданы Патриотическая гвардия и три новых дивизии.

«Серый кардинал»

Большинство вышеуказанных событий в РНА  состоялись уже при Николае Чаушеску. Хотя персона Чаушеску мало у кого  вызывает симпатии, следует помнить, что сам Советский Союз сыграл  большую роль в его приходе к власти. Как мы отмечали выше, Москва не  имела надёжных румынских кадров, поэтому прислушивалась к мнению Эмиля  Боднэраша. В свою очередь, тот способствовал быстрой военной и партийной  карьере Чаушеску, а также рекомендовал его советской стороне. После  смерти Георгиу-Дежа в 1965 году Чаушеску возглавил Румынию благодаря  Боднэрашу, который смог обеспечить ему поддержку со стороны Москвы и  большинства высшего аппарата Румынской коммунистической партии. «Гений  Карпат» всегда был благодарен Боднэрашу и всегда держал «серого  кардинала» при себе, нуждаясь в его советах. Несмотря на формально  малозначимые должности, Боднэраш выполнял самые щекотливые поручения  Чаушеску и участвовал в принятии решений, требовавших высшей степени  секретности. В коридорах румынской власти его слово «весило» очень  много.

Председатель ЦК Румынской коммунистической партии Николае Чаушеску на митинге в Бухаресте. Справа на переднем плане — неизменный «серый кардинал» ЦК Эмиль Боднэраш, 1970 год
Председатель ЦК Румынской коммунистической партии Николае Чаушеску на митинге в Бухаресте. Справа на переднем плане — неизменный «серый кардинал» ЦК Эмиль Боднэраш, 1970 год

Председатель ЦК Румынской  коммунистической партии Николае Чаушеску на митинге в Бухаресте. Справа  на переднем плане — неизменный «серый кардинал» ЦК Эмиль Боднэраш, 1970  год 

А вот благодарность Чаушеску Советскому  Союзу смешивалась с теми же подозрениями, что одолевали Георгиу-Дежа:  если Москва смогла посодействовать в приходе к власти, то может помочь и  в свержении. Поэтому всезнающие Пинтилие и особенно Боднэраш стояли на  страже личной власти Георгиу-Дежа и Чаушеску. В этом кроется причина их  большого влияния и политического долголетия (а в случае с Пинтилие —  физического спасения от мести партийных бонз, реабилитированных в 60-е  годы).

Под впечатлением от вторжения войск  Варшавского договора в Чехословакию в обстановке полной секретности был  разработан план обороны на случай таких же действий против Румынии (по  аналогии с операцией «Дунай» ему дали условное наименование «Днестр»).  Румынское руководство предполагало вести оборону с опорой на горные  районы страны, а также выделить часть сил для прикрытия района Тимишоара  — Дробета-Турну-Северин, через который должен был пролегать коридор в  Югославию. По этому коридору предполагалось снабжение Румынии западными  военными поставками через Югославию. На закрытых переговорах с лидером  Югославии маршалом Иосипом Броз Тито Боднэраш ознакомил его с основными  положениями плана. Как следует из рассекреченной стенограммы, кроме них в  разговоре участвовал только сам Чаушеску.

Тито имел большой опыт противостояния с  СССР и сразу указал на несостоятельность румынского плана. Он предлагал  не надеяться на западные поставки и предупредил, что в случае  отступления частей РНА в югославский коридор они будут интернированы.  Югославия не собиралась давать Советскому Союзу повод для нападения  из-за румынских войск на своей территории. Этот отказ произвёл сильное  впечатление на Чаушеску, но хладнокровный Боднэраш нашёл общий язык с  Тито, и тот открыл перед румынами двери к секретам югославской обороны.  Боднэраш и делегация румынского генштаба посетили Югославию, где  детально ознакомились с югославской «Стратегией общенародной войны». Эти  визиты оказали большое влияние на Румынию.

Указывая на предательство в рядах  венгерской и чехословацкой партийных элит, где Советский Союз смог найти  ренегатов, которые осудили своё руководство и обратились за советской  помощью (в советской интерпретации — «здоровые силы партии»), Боднэраш  рекомендовал по примеру Югославии внести ряд изменений в военную  организацию Румынии. В частности, он предложил законодательно закрепить  положение о том, чтобы никто в Румынии не имел права приглашать  иностранные войска, подписывать капитуляцию румынских войск, отдавать им  приказ о прекращении борьбы, признавать оккупацию всей территории  страны или какой-либо из её частей. В основном, это было отображено в  законе №14/1972 «Об организации национальной обороны Социалистической  Республики Румыния». Уже его начало весьма красноречиво указывало на  неприятие любых форм советского диктата:

«Статья 1. Социалистическая Республика  Румыния является суверенным социалистическим государством, независимым и  унитарным — вся власть принадлежит народу, а территория является  неотъемлемой и неделимой. Запрещается принимать или признавать любые  действия иностранного государства, независимо от их характера, включая  общую капитуляцию, оккупацию, которые захватывают национальную  территорию в мирное или военное время и которые могут нанести ущерб  суверенитету, национальной независимости и территориальной целостности  Социалистической Республики Румынии, или которые ослабляют  обороноспособность. Любой такой акт признания недействителен как  противоречащий государственным законам и высшим интересам нашей  социалистической нации.
Статья 2. Защита родины, суверенитета и  её национальной независимости, единства и её территориальной  целостности в случае вооружённой агрессии или действий против  революционных достижений трудящихся Социалистической Республики Румынии  является обязанностью каждого румынского гражданина, мужчины или  женщины, независимо от национальности».
 

Этим же законом в Румынии вводилось  Верховное Главнокомандование, которое возглавлял руководитель  коммунистической партии Чаушеску. Следующим шагом стало принятие новой  военной доктрины «Борьба всего народа за оборону Родины» — копия доктрин  о всеобщей обороне, принятых в Югославии, Швейцарии, на Кубе и в  некоторых других странах. Она основывалась на идее всенародной обороны  страны, при которой РНА отражает вторжение ударных группировок  противника, опираясь на всеобщую территориальную оборону и сопротивление  народа на временно оккупированных территориях.

Президент Румынии Николае Чаушеску и его ближайший друг и советник Эмиль Боднэраш на учении РНА
Президент Румынии Николае Чаушеску и его ближайший друг и советник Эмиль Боднэраш на учении РНА

Президент Румынии Николае Чаушеску и его ближайший друг и советник Эмиль Боднэраш на учении РНА 

Затем Боднэраш побывал в Китае и КНДР,  налаживая отношения с этими странами. Его интересовал доступ к  технологиям военного производства, которые СССР не желал передавать  Румынии. Подробнее мы расскажем об этом в следующей статье, а пока  отметим, что после поездки в Пхеньян в июне 1970 года Боднэраш смог  подготовить официальный визит Чаушеску в КНДР, который состоялся в 1971  году. Как и югославы, корейцы распахнули перед Боднэрашем все двери,  заявив, что «у нас здесь нет секретов». В частности, «серый  кардинал» вернулся в Румынию с документацией на производство 130-мм  пушки и разрешением на допуск румынских инженеров к корейскому  строительству подземных сооружений.

Боднэраш дал Чаушеску важную рекомендацию  (возможно, он сам получил её от маршала Тито): никогда и нигде не  говорить и тем более не предпринимать никаких действий, которые могут  быть восприняты Советским Союзом и странами Варшавского договора как  реальная угроза своей безопасности. Надо сказать, что Чаушеску не просто  придерживался этой «красной линии», но и требовал этого буквально от  всех румынских граждан. Всем, кто по какой-либо причине контактирует с  представителями СССР, предписывалось обязательно говорить о  приверженности Румынии общему делу социализма, своим союзническим  обязательствам по Варшавскому договору, а во время неформальных встреч  обязательно поднимать тост за советско-румынскую дружбу. Чаушеску лично  задавал тон в этом деле.

Отдельно надо сказать, что при  Георгиу-Деже и Чаушеску румынское руководство никогда не пыталось  наладить никаких секретных отношений со странами НАТО за спиной  Варшавского договора. В Бухаресте были достаточно осведомлены о высокой  степени проникновения разведок социалистических стран в высшие эшелоны  НАТО (немало преуспела в этом и сама румынская разведка). Вероятнее  всего, Чаушеску знал о существовании долгосрочной разведывательной  операции СССР и его союзников по вскрытию связей стран Запада с  Румынией. Так как разведывательная деятельность против союзников  формально запрещалась, слово «Румыния» в задачах разведок не упоминали,  заменяя его на кодовое наименование «Объект 24». В Бухаресте же  опасались получить обвинения в предательстве — это имело бы  катастрофические последствия для правящей группы Румынской  коммунистической партии, потому что таких действий не приняло бы  большинство румынских коммунистов. В таком случае переворот внутри  партийной элиты стал бы неизбежным.

Президент Румынии Николае Чаушеску и его жена Елена на похоронах Эмиля Боднэраша, 1976 год
Президент Румынии Николае Чаушеску и его жена Елена на похоронах Эмиля Боднэраша, 1976 год

Президент Румынии Николае Чаушеску и его жена Елена на похоронах Эмиля Боднэраша, 1976 год 

Эмиль Боднэраш умер в 1976 году, так и не  получив возможности отойти от партийной работы. На официальной  церемонии прощания президент Николае Чаушеску и его жена несли гроб  Боднэраша, что особо подчёркивало его статус и влияние при жизни.

По материалам книги автора «Тень  ядерной войны над Европой. Обзор оперативно-стратегического планирования  НАТО и Варшавского Договора. Часть первая: Балканское направление и  зона Черноморских проливов». Фото взяты из бюллетеня Военного архива Румынии «Document».

Источник

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded