dem_2011

Category:

Как стать лучшим мэром Кишинева — к 175-летию Карла Шмидта

Александр  Исаев

Карл Александрович Шмидт / нем. Karl-Ferdinand Alexander Schmidt / молд. Carol Schmidt
Карл Александрович Шмидт / нем. Karl-Ferdinand Alexander Schmidt / молд. Carol Schmidt

Кишинев был персональным проектом, любимым детищем, работой и хобби бывшего следователя и мирового судьи.  

Лучшим  мэром молдавской столицы всех времен традиционно считают Карла  Александровича Шмидта. Никаких особенных исследований по этому поводу  никто не проводил. Просто так сложилось, что его имя вошло в список  "неоспариваемых" уважаемых всеми имен.

Будет правильно сказать, что славу лучшего мэра Шмидт заслужил  "honoris causa" – по совокупности заслуг. Заслуги его хорошо известны,  их перечисляли много раз. Интереснее понять, почему же именно Шмидту  удалось войти в историю. Почему у него получилось.

The City Hall building (then "the city duma"), was built between 1898-1901, when, the Carol Schmidt was in administration.
The City Hall building (then "the city duma"), was built between 1898-1901, when, the Carol Schmidt was in administration.

Шмидт служил городским головой во время перемены эпох.  Кресло градоначальника он занял в 1877 году, при императоре Александре  II — это было время отмены крепостного права в России и освободительной  войны в Болгарии, куда уходили из Кишинева ополченцы, когда царили дух  свободы и воспрянувшие надежды на будущее.

А ушел со своего поста Карл Шмидт при императоре Николае II,  в 1903 году, потрясенный чудовищным еврейским погромом в Кишиневе. И  это была уже другая эпоха — реакции и деспотизма, преддверие первой  русской революции, которая вспыхнет в 1905 году и Первой мировой войны,  что разразится через десяток лет.

Но то будет позже, а в 1877 году на пост городского головы  был избран 31-летний мировой судья Шмидт — полный энергии и стремящийся  переустроить мир (по крайней мере тот, что он видел вокруг себя). От  бесчисленных романтиков эпохи он отличался тем, что отлично знал, что  мешает людям нормально жить.

До того, как стать мэром, Шмидт работал следователем по уголовным  делам сначала в Бендерском уезде, потом в Кишиневском округе, а позже –  мировым судьей. То есть, навидался всякого. Заглянул в те глубины  общественного устройства и человеческой натуры, куда по своей воле никто  заглядывать не станет.

А навидавшись всякого, Шмидт не строил политических прожектов, не  стремился сделать карьеру по чиновной части и не был склонен рассуждать о  превосходстве (или наоборот, ущербности) менталитета "просвещенной  Европы" перед особенностями национального характера.

С национальным характером у Шмидта вообще были проблемы. Его отец  происходил из прибалтийских немцев, а мама — из польской семьи. И  скажите на милость, какой тут характер себе выбрать? Впоследствии это  сильно помогло ему в работе градоначальника — размышления о судьбах  нации, как правило, мешают эффективному устроению канализации и  городского транспорта.

Так или иначе, молодой Шмидт взялся за дело с энергией, непривычной  для тихого заштатного населенного пункта со стотысячным населением,  каким был Кишинев. Ассоциировался город тогда, скорее, с узкими улочками  и непролазной грязью, чем с брусчаткой и рельсами блестящих столиц. 

Должно быть, мысли и впечатления молодого городского головы  складывались примерно так же, как у спасателя, который прибывает в  лагерь беженцев и наблюдает там хаос, разруху, грязь, отсутствие  туалетов, нехватку воды и равнодушие местной администрации, привычно и  безучастно взирающей на все это безобразие. Далеко в столицах западники  спорили со славянофилами, что делать, но в отличие от них, Шмидту было  совершенно понятно, что делать с Кишиневом. Чистить, мыть, учить и  строить. Хватило бы бюджета.

В итоге Шмидт полностью изменил лицо города и заложил  фундамент для развития столицы на десятилетия, если не на столетие  вперед. А главное — изменилась атмосфера в Кишиневе. Прогресс стал  актуальным ориентиром, а общественная польза — важным критерием в  городе, где образование вошло в список непременных атрибутов жизненного  успеха, где комфорт начали ценить, а Кишинев — ревниво сравнивать с  близлежащими столицами.

Карл Шмидт практически с нуля выстроил современную для того  времени систему городского управления, а затем, год за годом, создал  инфраструктуру будущей молдавской столицы. Он замостил центральные  улицы, до того не знавшие брусчатки. Построил водопровод и канализацию,  первые линии "конки" и каменные мосты.

Шмидт пригласил на работу именитых архитекторов, которые построили  здания, определившие облик Кишинева, построил больницу и общественный  зал для собраний и концертов. Огромное внимание градоначальник уделял  развитию народных учебных заведений и школ, ведь он состоял сразу в  нескольких филантропических обществах. По его инициативе был установлен  знаменитый бюст великого русского поэта Александра Пушкина в городском  парке.

Если вернуться к вопросу, как Шмидту удалось превратить Кишинев в  современный город (а город — это ведь прежде всего люди, общество,  особенная манера осмысления настоящего и будущего), то ответ выглядит  таким: Шмидт хотел построить город, в котором жить будет хорошо.

Не вообще, абстрактно —  "хорошо". А вот чтобы дети ходили в школу,  больных лечили в госпиталях, а по воскресеньям чтобы играл оркестр.  Чтобы чистые улицы, и чтобы открыл кран — и потекла вода, и чтобы ходила  конка, а в центре чтобы красивые здания от лучших архитекторов. И чтобы  театр, и вежливые городовые, и пожарная дружина, и институт благородных  девиц, и благотворительные общества, и вот это все.

Кишинев для Шмидта был не местом службы и не источником дохода.  Город, горожане, кишиневцы стали его личным, персональным проектом, его  работой мечты и единственным увлечением. И городской голова, — бывший  следователь по уголовным делам и бывший мировой судья, — точно знал, что  необразованный и больной человек в грязном и неухоженном поселении  счастлив не будет.

Поэтому у Карла Шмидта получилось.

Последующие градоначальники его усилия не особенно оценили. Именем  Шмидта названа лишь окраинная короткая улочка в три десятка домов на  краю Кишинева. Не каждый и найдет ту улицу.

Но кишиневцы градоначальника Шмидта, Карла Александровича, запомнили.  А когда люди помнят то, что забывают правители, то рождаются легенды.

Вот так Карл Шмидт и стал легендой, которая прочнее, чем любой  памятник. Памятники, бывает, сбрасывают с пьедесталов. Легенды — живут  века. Поэтому, с днем рождения, Карл Александрович, привет вам из XXI  века. Мы здесь все еще вас помним.

https://ru.sputnik.md/columnists/20210625/35244255/kak-stat-luchshim-merom-kishineva-k-175-letiyu-karla-shmidta.html


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded