dem_2011

Category:

Анатолий Папанов и Андрей Миронов — творческий дуэт, без которого сложно представить советское кино

WHO is WHO

Анатолий Папанов и Андрей Миронов — творческий дуэт, без которого сложно представить советский кинематограф.

Открытием его зрители обязаны, пожалуй, Эльдару Рязанову. Хотя Андрей Миронов и Анатолий Папанов и работали в одном театре — Московском театре Сатиры у Валентина Плучека, именно на экране их впервые восприняли единым целым. 

Помнится, Анатолий Папанов, добывший свою первую "Волгу" в уже очень зрелом возрасте, едва не вылетел из "Берегись автомобиля". Вдруг вокруг да около съемочной группы пошли разговоры, что артист нарушает актерский ансамбль, играет в более плакатной, гротесковой манере, чем другие. По этому поводу устраивали даже совещания, слегка напоминавшие судилища. Но Рязанову хватило ума не отдать артиста и крикнуть во весь голос: "Свободу Анатолию Папанову!". Примерно так, как сам Папанов кричал в конце фильма: "Свободу Юрию Деточкину!"

Леониду Гайдаю судьба поистине бриллиантовой рукой преподнесла эту пару на блюдечке с голубой каемочкой, когда они входили в зенит своей популярности. Миронова после "Бриллиантовой руки" страна стала носить на руках. На гастролях Театра Сатиры в Ленинграде толпы зрителей преграждали путь машине Андрея Миронова и скандировали: "Крокодил не ловится, не растет кокос! Миронов, мы тебя любим!". 

Остров невезения оказался островом полного и абсолютного везения. Анатолий Папанов ходил теперь среди бела дня в берете, болоньевом плаще и темных очках, чтобы не приставали поклонники. К тому времени актер уже не пил как раньше и ограничивал себя на многочисленных творческих и нетворческих встречах боржоми, а ещё боролся, причем безуспешно, с волчьей славой реплики "Ну, погоди!".

"12 стульев" Захарова многим не понравились, показались затянутыми и нарочитыми. У каждого свой вкус: кому-то по сердцу Гомиашвили, кому-то — Юрский. У Миронова получился абсолютно неожиданный Бендер: без национальности, холодный, необаятельный, мало говорящий, зато беспрестанно танцующий и поющий, можно сказать, безжалостный Бендер-манекен, готовый на все ради воплощения своей мечты о Рио-де-Жанейро, мечты, ставшей самоцелью, заменившей ему нормальную жизнь. Киса не столько смешной, сколько страшный, со своим таким богатым на оттенки "Да, уж!", с какими-то чересчур животными инстинктами, с не совсем реальным прошлым и совсем нереальным будущим. То, что именно Анатолий Папанов убивает в этом фильме Андрея Миронова, оставляя его песню недопетой, а потом гибнет сам, не в силах справиться с разочарованием в одиночку, — некий перст судьбы. Больше вместе они не снимались. Кончилось кино...

Они сыграли все свои лучшие роли в театре — в паре, именно в паре: стали там Городничим и Хлестаковым в "Ревизоре", Фамусовым и Чацким в "Горе от ума", Сысоевым и Всеволодом в "У времени в плену", Шафером и Баяном в "Клопе", Гаевым и Лопахиным в "Вишневом саду".

И ушли почти одновременно. Папанов, только-только снявшись в "Холодном лете 53-го", умер в своей московской квартире, когда в жару мылся в ванне холодной водой — горячей в тот день не было. Сердце не выдержало. В Риге, где гастролировал тем летом Театр сатиры, его так и не дождались. А на 9 день после ухода Папанова, Миронов, завещая нам "Человека с бульвара Капуцинов", ушел публично, не доиграв чуть-чуть своего Фигаро на этих же рижских гастролях, ушел, так сказать, при большом стечении народа. Более 30 лет назад. В августе 87-го. Миронову было 46 лет, а Папанову — 64 года...

via Анна Динуц

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded