dem_2011

Category:

Обыкновенная история

Вадим Зайдман: Казус Табакова

update: 13-07-2015 (15:19)

"Репутация Табакова умерла 8 июля 2015 года", — полагает  Игорь Яковенко. 8 июля 2015 года Олег Павлович, отвечая на вопрос  телекомпании РЕН ТВ, много чего наговорил об Украине и ее гражданах, в  том числе отозвался о них, как о второсортной нации: "Они в каком-то  смысле убогие".

Мерзость, конечно, первостатейная — если уж говорить об убожестве, то  в первую очередь его следует отнести к тем, кто потребляет и усваивает  фашистско-имперское варево зомбоящика. Когда же это варево потребляется и  ретранслируется деятелями культуры, всенародными любимцами, тогда  остается развести руками — убожество элиты, тех, кто призван сеять  "разумное, доброе, вечное", производит особенно тяжелое впечатление.  Даже если на самом деле он так не думает, ситуацию не спасает.  Во-первых, как говорила героиня Лии Ахеджаковой в "Гараже" — "И вы  подумайте, ведь речь идет не об угрозе жизни, не о свободе…" Во-вторых,  как свидетельствует Игорь Яковенко, Табаков, вместо того, чтобы  отделаться общими словами или отшутиться, говорил об украинцах много и  от души.

Что же касается собственно репутации, то как она могла умереть 8 июля  сего года, когда на самом деле это случилось много раньше? В моих  глазах она умерла не позднее весны 2012 года, когда я увидел фамилию  Табакова в списке доверенных лиц Путина. Летальный исход репутации был  подтвержден в прошлом году, когда Олег Павлович подписал письмо деятелей  культуры в поддержку аннексии Крыма и вообще политики Путина в  отношении Украины. Или теперь репутация упала ниже нуля (думали, что  достигли дна, но снизу постучали)?

Но если бы случай Табакова был исключением! Настоящая катастрофа в  том, что этот процесс коснулся большинства деятелей культуры. Число тех,  чья репутация устояла, намного меньше тех, кто давно похоронил свою  репутацию и даже не скорбит о ней.

А собственно Табаков меня не удивил.

Еще в 2007 году мы опубликовали в "Рубеже" большой материал  кинорежиссера Марка Айзенберга о съемках "Семнадцати мгновений весны".  Марк Айзенберг, к сожалению, умерший два года назад, эмигрировал в  Германию и жил в Нюрнберге, а в свое время работал с Татьяной Лиозновой,  был вторым режиссером. В воспоминаниях Айзенберга о съемках фильма было  много интересных подробностей, неизвестных широкому зрителю. Был там  кусок и о Табакове. Вот этот отрывок.

Уже после окончания фильма она (одна из актрис второго плана в фильме. — В. З.)  встретила меня как-то в коридоре студии и начала жаловаться: "Вот  письмо получено из Швейцарии на адрес вашей картины, а никто не хочет за  него расписываться — ни Лиознова, ни директор. Возьми хоть ты. Вот,  подпишись". Я взял и подписался. Потом побежал к переводчикам и прочитал  переведённый текст: "Господин Табаков! Спасибо Вам большое за создание  на экране образа нашего незабвенного дяди и дедушки! Он был именно таким  добрым и талантливым. В любое удобное для Вас время мы готовы принять  Вас у себя на вилле, и оказать достойное Вашего таланта гостеприимство.  Семья Вальтера Шелленберга". Я узнал, когда Табаков будет на студии и в  этот день поймал его возле съёмочного павильона. Он взял конверт и  письмо с переводом, всё внимательно прочитал и очень строго приказал  мне: "Немедленно порвите это письмо, и чтобы никто никогда о нём не  знал!" Я и порвал письмо и перевод на мелкие клочки и выбросил в урну.

Но это еще не вся история. Игорь Яковенко приводит цитату из Виктора  Шендеровича о Табакове, относящуюся к началу 2000-х. У меня тоже в  качестве виньетки есть свидетельство от Виктора Анатольевича.

Когда после выступления перед нюрнбержцами, которое организовала наша  газета, я пересказал ему эту историю с письмом, он несколько удивился и  сказал, что им, студентам "Табакерки", Олег Павлович с гордостью  рассказывал о приглашении от родственников Шелленберга. И показывал  конверт с иностранными марками, который он сохранил.

Игорь Яковенко сравнивает нынешнего Олега Табакова с сыгранными им голубым воришкой Альхеном и мисс Эндрю из "Мэри Поппинс": "Все  богатство театральных и кинематографических образов и ассоциаций,  связанных с Олегом Табаковым, в диапазоне от Ильи Ильича Обломова до  кота Матроскина с Суходрищевым, сузится даже не до Шелленберга, а до  голубого воришки Альхена и мисс Эндрю, которые будут отныне  восприниматься не как роли, а как истинная суть Табакова". По-моему, сравнения неточны и даже несправедливы. Все-таки Олег Павлович не воришка.

А вот роль Табакова, которую Игорь Александрович не вспомнил и  которая, на мой взгляд, точно отражает нравственную трансформацию  артиста, это роль Александра Адуева из "Обыкновенной истории" Гончарова, спектакля театра "Современник" (на пленку спектакль снят в 1970 г.).

Каким наивным юношей прибыл покорять Петербург Александр в начале  действия! Романтический, весь воздушно-возвышенный, свято верующий в  любовь и дружбу. И кем он предстает в конце, пообтертый своим умным и  циничным дядюшкой (Михаил Козаков), да и всеми реалиями петербургской  жизни пообтертый. Может быть, кто-то вспомнит блестящую финальную сцену,  когда он, крупным планом, идет, идет, идет по Петербургу, решительными  шагами рассекает Петербург, и ни один мускул не дрогнет на его лице! И  не сыщете на нем и следа бывшей восторженности — лишь намертво застывшее  тупое выражение. Никакой рефлексии.

Мог ли предполагать молодой тогда еще Олег Табаков, что он провидчески играет себя самого?

Обыкновенная по нынешним временам история.

Вадим Зайдман

Источник

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded