dem_2011

Category:

ИЗГНАНЬЕ ДАНТЕ АЛИГЬЕРИ

700 лет назад умер великий поэт и философ

Юнна Мориц
© Юнна Мориц
© Юнна Мориц

       Спасайся, музыка! Спасайся все, что пело,
       ручьями, струнами во мраке серебрясь!
       Опять зачавкала, вскипела, захрипела
       зловонно выползающая грязь.
       Трясина громко чмокает трясину,
       дерьмо губами тянется к дерьму.
       История не учит ничему,
       а только тянет медленно резину.

       Вся мерзость в том, что здесь ничто не ново,
       молчанье – золото, оно же – гной и грязь.
       А Слово – Бог, но Бог распят за Слово,
       ручьями, струнами во мраке серебрясь...

       Сжимая челюсти решеток и оков,
       трясина гнойная глотает то и это,
       суля эпоху небывалого расцвета
       помойных ведер и ночных горшков.
       На животе ползут, вихляясь, черви –
       гнойник цветущий воспевать, живописать!
       И каждый червь мечтает выйти первым,
       чтоб золотой в награду гной сосать.

       Спасайся, Дант,–и никаких вопросов!..
       Судом помойных ведер и отбросов
       под зад пинком ты выдворен, гигант,
       и этому изгнанью имя – Дант.

       ...Казенный червь, начинка смрадной щели,
       меня спросил:
       – Изгнанью имя – Дант?..
       – Конечно, флорентийский комендант,
       мне в этом имени поют виолончели –
       Дант – двери ада – хлоп! – и эмигрант!
       Изгнанью имя – Данте Алигьери.

       Вся мерзость в том, что здесь ничто не ново,
       молчанье – золото, оно же – гной и грязь.
       А Слово – Бог, но Бог распят за Слово,
       ручьями, струнами во мраке серебрясь...

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded