dem_2011

Categories:

Михаил Пришвин. БОГОИСКАТЕЛЬСТВО (3)

Михаил Пришвин. БОГОИСКАТЕЛЬСТВО

8 Сентября. Перунов остров.

10 Октября. Покров. Вспомнить, описать то чувство  рокового, стихийного и подлого страха (теперь близко к нему – та  рефлексия при общении с провинциалами), то ожидание удара из-за угла,  страх от жандармов, полиции, от учителя гимназического, от суда, от  того, что делаешь не как все и как нужно, а сделается само как не нужно,  и что в этом уже не я виноват, а все скажут, что это я. Вероятно, это  чувство общее многим русским, судя по тому, что оно появляется во мне  особенно сильно при сношении с провинцией, чиновниками мелкими,  самолюбивыми, забитыми судьбой или поднявшими головы на почве жалования в  2000 р.

11 Ноября. Закрыть глаза, но сердце радуется, сердце чувствует что-то хорошее, бодрое, светлое.

Холсты белые разостланы на крышах, на земле белее белого самого чистого льна.

– С обновкою! – встречают.

17 Ноября. С обновкой.

Волхов становится, плывет лед-шорох, медленно, на чистые  места утки домашние садятся, и там еще небо виднеется, но сейчас же  затягивается и закрывается льдинами, и на льдины везде садятся вороны.

Адвокат у трактира с бумагой и женщина.

Девушка с ликом Мадонны выбирает граммофонные пластинки  «помодней», вальсы, «Осенние грезы» и проч... Грустная сладкая музыка.  Амурские, Дунайские.

29 Ноября. С обновкою! У Бога много всего! (Снег выпал). Дядя Михей (снег).

Днем лед-шорох остановился, закрывая, затаивая глубину  отраженных небес. Вечером, на заре, месяц молодой взошел в розовой  дымке. На крышах, на плечах церквей лежали белые одежды, заревым  отраженным пурпуром сияли золотые кресты. В великой славе замерзала река  и к полуночи стала. «С обновкой, с обновкой», – кричали утром. А наутро  пела телеграфная проволока над ней панихиду.

Мороз был не слабый и не крепкий, чистенький морозец стоял. И говорили, что скоро будет мороз в сто градусов. Звезды вылупились.

Новгород из Юрьева зимой – зимняя сказка... снег... море... снежный разлив (розвальни – скифы)...

Вора поймали! Лунная ночь: серая трава. Отношения теней.  Фантастическая береза – высокая. Чистота во дворе: при лунном свете все  чисто. Флигеля, домики, крашеные охрой, с мезонинами, сошлись близко,  тесно, будто средние века. В окне печка с плитой. Огонек на плите под  [лежанкой] русской печки; Мария Антоновна, жена городового, звонит к  евреям, звонит к актерам и всем говорит одно: «Вора поймали! в саду...  мой-то на посту, и позвать нельзя – воры уйдут: пусть, при народе не  убежит, хозяин держит»... Белое пятно в кустах: надворный советник.  Корзина бельевая стояла на дворе, хватилась М. А. – нет корзины, туда,  сюда, а корзина под грушей, в кустах ноги лежат.

Испугалась, что хозяин на нее скажет – она грушу отрясла,  и пошла доложить. А хозяин велел саблю вынести и, махая саблей, сел под  грушу на вора и держит его долго, пока не сошлись актеры и все жильцы.  Увидев интеллигенцию, хозяин, одной рукой придерживая вора, другой  отирая пот с лица, вымолвил: «Фу, как разволновался!» И когда пришли еще  евреи, сказал вопросительно: «Ну, теперь можно пускать? Заметим лицо,  следите за ним». И пустил. Но вор не поднялся и, продолжая лежать в  траве, проговорил: «Я не пойду, я тут спать буду! – Чего же ты не  бежишь?»

Пришел городовой и увел вора. А надворный советник  обходил дом, потом с фонарем чуланы, заглядывая в нужники. «Вместе с  домом и воры заводятся, как тараканы, и хозяин должен думать. Отчего  крысы заводятся, отчего воры – кто виноват: заборы новые... или так уж  назначено – как дом, так и вор».

К описанию нашего двора: сопоставить сон как особое чувство, мало исследованное, с чувством обоняния, первичным чувством.

Он выходит на двор рано утром с немытым лицом, и несмытые  клочки сновидений странно встречаются с бодрым рассветом. Голодные  остервенелые коты на крышах зелеными сумасшедшими злыми глазами смотрят  на него, судорожно извивая хвосты. Два его дворовых пса вышли на траву,  обнюхивая балясник, травинки, читая историю ночи в тончайшем ощущении  запаха ночи через свежую утреннюю росу. Ночные клочки облаков и болотных  туманов расходились. Мокрая ворона оправлялась. Конец: он умылся, и все  кончилось.

Непостижимое нам чувство собачьего обоняния: читают  столбики, читают камни-романы... Клочки запахов и клочок сновиденья, и  кажется сновидением особое такое же собачье чувство и пр.

Имеет двор с пятью флигелями, но мечтает купить  где-нибудь отдельную лачугу, поселиться в ней и писать Христа. А  прозвище ему «полковник».

– Европа! Мы в Европе живем – вот она, Европа эта самая:  идут по улице три парня, сторонись, не посторонился – обругают, а если  сам обругал, так и чкнет еще ножом. Самая Европа! А то пришли трое, сели  у полотна железной дороги на поле и обещаются: кто первый придет сюда –  зарежем! Пришла свинья – зарезали. Потом их судили.

А один мальчишка-кузнец сковал себе шило длинное,  четверти в две, и на вечеринке одного парня, когда тот на гармонии  играл, чкнул. И никто не заметил, отчего это вдруг парень повалился,  думали, пьяный. Доктора позвали, – оказалось, проткнул. Европа, в самой  Европе живем!

Объяснение всем этим явлениям – будто бы влияние  Пинкертона: это все геройство. И жесты усваиваются: рукой повел,  глазами, и все как у Пинкертона. Когда-то народ верил, что книга с неба  падает и пишется Богом, и, прочитав, уходил в леса. Мальчики читали М.  Рида и бежали в Америку. Теперь, прочитав Пинкертона, изображают героев.  Узнав это объяснение, становится все-таки легче: ведь это вовсе не в  натуре природы, это дело рук наших. Как декадентство возникло (в борьбе  за личность), так и тут свое декадентство через Пинкертона. Бурная  химическая реакция освобождения.

Мыс Челюскин и Спас Нередица: культура связи. Цивилизация  дробит быт. Процесс цивилизации: вперед едет воин с мечом, потом  [монах] с крестом, потом купец. Свергаются боги и воскресают внутри.

Долбня Ивана Грозного.

Герцен. Нередица. Федор и французская София – день  прощения... торжество православия. Пристав – долбня, архиерей, поклоны  (Устьинский)...

Беседа с Устьинским. О Гермогене. Во главе церкви Царь.  Он управляет через Синод. Русский народ не создал пророков (Соловьев). –  А Толстой? – Что же Толстой – у него рука была при дворе, этим и  спасся.

Источник: http://prishvin.lit-info.ru/prishvin/dnevniki/dnevniki-otdelno/bogoiskatelstvo-1911.htm

Продолжение

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded