dem_2011 (dem_2011) wrote,
dem_2011
dem_2011

Category:

Николай Николаевич Вилинский. 125 лет со дня рождения (стр. 2)

Многие ученики Вилинского впоследствии стали его коллегами и друзьями, в первую очередь это относится к К. Данькевичу, С. Орфееву, Л. Гурову и О. Фельцману. В Одессе Н. Н. был их главным наставником и первым их советником в композиторском творчестве. Вилинский часто отдавал им и другим свои идеи. Н. Н. потратил много времени и сил на подготовку этих композиторов. При жизни Н. Н. никто даже не ставил вопроса, чьи они ученики по композиции, так как заведомо они считались учениками Вилинского. К сожалению, в настоящее время в некоторых публикациях об этих композиторах заведующий кафедрой композиции Одесской консерватории и председатель Одесской организации СК Украины, профессор Н. Н. Вилинский указывается как преподаватель гармонии, что является весьма неточным.

В своей книге о Вилинском Михайлов пишет, как Николай Николаевич «открыл» в Данькевиче композитора и настоял на том, чтобы талантливый студент-пианист учился композиции. В частности он говорит: «Дождавшись завершения импровизации, молодой педагог убедительно начал доказывать Данькевичу, что необходимо развивать талант композитора, нужно систематически изучать теорию композиции, а не ограничиваться самим только обязательными уроками по гармонии и полифонии...» Николай Николаевич и после окончания Константином Данькевичем Одесской консерватории продолжал оставаться его наставником, и их творческая дружба длилась в течение десятилетий до самой смерти Вилинского. К. Данькевич с теплотой вспоминал: «В памяти моего сердца никогда не угаснет светлый образ моего первого учителя по гармонии, первейшего советника в моих первых попытках музыкального творчества — незабываемого Николая Николаевича Вилинского, прекрасного педагога, талантливого композитора». (см. Н. Н. Михайлов. Н. Н. Вилинский, стр. 16).

В Одессе, и после Второй мировой войны в Киеве, Данькевич практически каждый день бывал у Вилинских. Он проводил много времени у них на даче в Ворзеле, куда приезжал обсудить с Николаем Николаевичем свои произведения или просто отдохнуть в кругу его семьи. Известно, что когда в 1951 г. Константин Данькевич подвергся незаслуженным обвинениям за свою оперу «Богдан Хмельницкий», Вилинский стал на защиту своего ученика. Н. Н. помог Данькевичу сделать вторую редакцию оперы, когда опальный композитор приехал с партитурой оперы к Вилинскому в Киев.

После премьеры оперы Богдан Хмельницкий. Слева направо: дирижер, народный артист СССР Покровский М. Д., Белоус А. Ф. (жена Данькевича К. Ф.), народный артист СССР Данькевич К. Ф.
После премьеры оперы «Богдан Хмельницкий». Слева направо: дирижер, народный артист СССР Покровский М. Д., Белоус А. Ф. (жена Данькевича К. Ф.), народный артист СССР Данькевич К. Ф.

Серафим Дмитриевич Орфеев начал преподавать в Одесской консерватории сразу после ее окончания. Преподавал сольфеджио, специальную гармонию, полифонию, композицию. В 1928 году он проходил у Вилинского курс специальной гармонии, а в 1934-41 годах был его ассистентом на кафедре композиции и ответственным секретарем Одесского Правления Союза композиторов Украины (до июля 1941 года), где председателем был Николай Николаевич.

Первый коллектив кафедры истории музыки. Сидят: Розенберг Р. М., Орфеев С. Д. (заведующий кафедрой), Коренюк А. Г. Стоят: Балашова С. Г., Каминский Д. В., 1963 г.

Первый коллектив кафедры истории музыки. Сидят: Розенберг Р. М., Орфеев С. Д. (заведующий кафедрой), Коренюк А. Г. Стоят: Балашова С. Г., Каминский Д. В., 1963 г.

«Николай Николаевич, — вспоминает С. Орфеев, — особенно ценил безупречно чистое, изысканное голосоведение, которое пленило его в творчестве А. Лядова. Из украинских композиторов больше других ему был близок Н. Леонтович, мастер хорового голосоведения. Проверяя задачи по специальной гармонии, Николай Николаевич молниеносно вылавливал любые нарушения правил голосоведения. потом, для учебы, одну из задач сам решал на доске. Неузнаваемо превращалась знакомая задача под ловкой рукой профессора, у которого был безупречный музыкальный вкус. Во всех голосах задачи возникали звуковые узоры, нигде не затемняя гармонии, никогда не нарушая функциональной логики. Собственно говоря, это была самая настоящая контрастная полифония на гармонической основе. Когда профессор проигрывал на фортепьяно решенную им задачу, она звучала так красиво и в то же время так естественно, что мы невольно спрашивали один у другого: "Почему же нам такие гармонические последовательности и такое голосоведение не пришли в голову, когда мы самостоятельно пробовали решить задачу?"»

Как известно, Н. Н. Вилинский  был большим поклонником творчества А. К. Лядова и специалистом по его музыкальному наследию. В 1956 г. он написал «Четыре миниатюры памяти А. Лядова», соч. 40.

У Николая Николаевича был идеальный музыкальный слух и он всегда точно ощущал тональные взаимоотношения. На занятиях по гармонии он всегда приводил примеры из мировой музыкальной литературы, которую знал превосходно. Орфеев пишет: «В довоенный период в Одесской консерватории преподавал композицию ученик Н. Римского-Корсакова — П. И. Молчанов, но, кажется, не было в Одессе композитора, который бы не консультировался с Николаем Николаевичем в вопросах своего творчества, и его советы неукоснительно принимались авторами… На творческих заседаниях в Союзе композиторов мнение Н. Вилинского было решающим, так как он имел счастливую способность сразу охватить положительные и отрицательные стороны в произведении. Иногда, по совету Николая Николаевича авторы тут же исправляли наиболее существенные недостатки своих произведений. Но мы, композиторы, не удовлетворялись общением с Николаем Николаевичем только на творческих собраниях и постоянно "преследовали" его и в консерватории, и у него дома. Я не знал такого случая, чтобы он кому-то из нас отказал в своей творческой помощи... Прекрасно воспитанный, он был образцом корректности, выдержанности, внимания. никто не видел его в состоянии гнева, раздражения, никогда он не повышал голоса, его доброжелательность не имела границ, и он органично не мог отказать людям в их просьбах...» (см. Н. Н. Михайлов, Н. Н. Вилинский, стр. 28-30).

Леонид Симонович Гуров, ученик П. Молчанова по композиции и полифонии, учился у Н. Н. по гармонии. После окончания в 1932 году теоретико-композиторского отделения Одесского Музыкально-драматического института имени Л. Бетховена, Л. Гуров начал преподавать теоретические дисциплины в Одесской консерватории и музыкальном училище, а с 1938 года уже ведет специальные курсы сочинения, анализа музыкальных форм и инструментовки.

Photo 1
Л. С. Гуров, 1930-е гг. / Фото из семейного архива Вилинских

После возвращения из эвакуации получил место преподавателя теории музыки и композиции в воссозданной после войны  Кишинёвской консерватории, был членом президиума Союза композиторов Молдавии. Внес большой вклад в музыкальное искусство Молдавии. Благодаря своему учителю Н. Н. Вилинскому Гуров проявлял интерес к молдавскому фольклору. Он тщательно собирал молдавские народные мелодии. К сожалению, его теоретический труд «Ладовые и метро-ритмические особенности молдавской народной музыки» (1955) так и не был опубликован. Известно, что Леонид Симонович также, как и Николай Николаевич, увлекался астрономией и даже сам сконструировал телескоп, чтобы наблюдать за звездами. Увлечение астрономией, геологией и археологией началось еще в юности. «Хотя в упомянутых науках я был дилетантом, никакое знание не бывает излишним, и я считаю, что увлечение в юности естественными науками принесло мне большую пользу, оно не только расширило мой кругозор, но и выработало у меня новый образ мышления». (См. Е. Абрамович. Композитор Леонид Гуров. Кишинев, 1979, стр. 7).


Оскар Борисович Фельцман, как уже упоминалось ранее, после учебы в Одессе поступил учиться в Московскую консерваторию, в класс композиции В. Шебалина, но никогда не забывал, что главным его учителем был Н. Н. Вилинский.
Author of Yury Gagarin's song Oscar Feltsman dies at 92. 49276.jpeg








С началом войны Фельцман эвакуировался в Новосибирск. В этом городе в 20 лет он стал ответственным секретарем Сибирского отделения Союза композиторов СССР, писал музыку для филармонии, Ленинградского Александринского театра, Еврейского театра Белоруссии. Во время творческой командировки в Сталинск, где находился тогда Московский театр оперетты, О. Б. побывал на спектакле «Сильва» И. Кальмана. Оперетта ошеломила Фельцмана. По заказу Московского театра оперетты О. Фельцман написал оперетту по пьесе В. Катаева «Синий платочек». Но к тому времени в газете «Правда» пьеса Катаева была разгромлена, и музыка Фельцмана оказалась не нужна. В 1945 году композитор возвращается в Москву, а в 1948 в Московском театре оперетты состоялась премьера музыкальной комедии «Воздушный замок». Первой песней, написанной О. Фельцманом, была песня «Теплоход» на стихи В. Ю. Драгунского и Л. Н. Давидович для пародийного театра «Синяя птичка». Позднее её исполнил и записал на пластинку Леонид Утёсов. О. Б. писал музыку на протяжении всей жизни, недаром его называли гением легкого жанра. Всенародную славу Оскару Фельцману принесли такие песни, как «Ландыши», «На тебе сошелся клином белый свет», «Ничего не вижу», «Мир дому твоему».

Хотелось бы упомянуть также еще об одном ученике Николая Николаевича Вилинского, Владимире Фемелиди. Владимир выделялся среди сверстников своей начитанностью и знанием языков. Получив хорошее  домашнее образование, поступил не в университет, как советовал отец, видевший сына юристом, а закончил Одесскую консерваторию.



В. А. Фемелиди

Как вспоминал  Святослав Рихтер, сам в то время молодой музыкант — он давал студентам, в том числе и талантливому  композитору В.Фемелиди, сочинившему балет «Карманьола», мастер-классы. Партитура балета была  такова, говорит Рихтер, что «в ней были места, которых не постыдился бы и сам Прокофьев. И теперь еще я храню в памяти полную партитуру этого  балета».

Николай Николаевич Вилинский с теплотой отзывался о творчестве Владимира Фемелиди, а Дмитрий Шостакович считал его талантливейшим из молодого поколения композиторов.

В. Фемелиди ушел из жизни в молодом возрасте, в возрасте 26 лет, но оставил яркий след в памяти современников. В газетных публикациях Одессы того времени сохранились восторженные отзывы не только о яркой и необыкновенно выразительной музыке молодого композитора, но и о его несомненном таланте дирижера. И публику и критиков одинаково восхищало, как юный автор, композитор и дирижер уверенно чувствует себя за дирижерским пультом  в знаменитом Одесском оперном театре, дирижируя свою «Карманьолу».

Н. Н. Вилинский воспитал много замечательных учеников. Один из них был моим учителем.

Как жаль, что сейчас уже не спросишь о многом, о чем хотелось бы спросить...


Дмитрий Киценко, композитор
Tags: Николай Николаевич Вилинский
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments