dem_2011 (dem_2011) wrote,
dem_2011
dem_2011

Category:

Анатолий Стрезев. 60 лет со дня рождения

001

Анатолий Иванович Стрезев родился 22 июня 1953 г. в селе Главаны Арцизского района Одесской области. В школе учился только на «отлично». Первым учителем по музыке стал его двоюродный брат Михаил Петрович Стрезев. Ещё будучи учеником сельской школы, Анатолий участвовал в сельском духовом оркестре, где играл на кларнете.

В 1969 г. он поступил в Кишиневское музыкальное училище им. Ш. Няги по специальности «кларнет» в класс В. Калуженко. По окончании (1973) был принят в Государственную консерваторию им. Г. Музическу по классу кларнета профессора Е. Н. Вербецкого. Еще занимаясь в консерватории, стал играть в оркестре Молдавского театра оперы и балета (1976). Сначала был стажером, а в 1982 г. зачислен в штат оркестра, в котором проработал много лет как первый кларнетист. В 1994 г. А. Стрезев вместе с семьей уехал в США, где активно занимался концертной и педагогической деятельностью. После продолжительной болезни скончался 22 октября 2001 г. в Нью-Йорке.

Толя был прекрасным кларнетистом, играл не только в оркестре, но и в различных ансамблях и соло. Ему доверяли свои премьеры многие молдавские композиторы. В 1986 году специально для трио Стрезевых — Светланы, Анны и Анатолия — я сочинил Литании для сопрано, кларнета и органа, на стихи Григоре Виеру и никогда не забуду великолепное исполнение сочинения в Органном зале Кишинева.

004
Во время исполнения Литаний в Органном зале. Кишинев, 12 февраля 1988 г.

Помню, как на одну из первых репетиций пришел проф.Георгий Дмитриевич Стрезев, главный хормейстер Молдавского театра оперы и балета. Он не просто слушал, но горячо участвовал в работе над произведением, и как чуткий музыкант давал советы и свое понимание, как должно звучать то, или иное место.

Несколько лет назад в Киеве состоялось исполнение Литаний, но с другой вокалисткой, и с другим кларнетистом, да и органа не было, его заменил оркестр. Еще в Кишиневе хотелось исполнить сочинение в оркестровом виде, но не помню уже по каким обстоятельствам, эту идею реализовать не удалось. Наверно с моей стороны было наивно услышать в игре другого человека кларнет Толи, но именно Толиного кларнета мне не хватало в средней части произведения, где звучит соло кларнета, написанное по типу дойны. Позже я понял, что сочиняя это соло, знал заранее, кто будет его исполнять. Поэтому невозможно было предъявить претензии к моему новому исполнителю, ведь он играл безупречно.

Толя был музыкантом от Бога. Его игру отличало высокое мастерство и глубина трактовки исполняемых произведений. Наряду с виртуозностью кларнет Анатолия Стрезева звучал чисто и с глубоким тоном. Анатолий обладал бархатным красивым звуком, а музыкальность позволяла сочетать исполнение народной музыки и классических произведений. Особенно если это касалось произведений молдавских композиторов, основанных на молдавском мелосе. Ему не надо было объяснять как исполнять: Анатолий был настоящим профессионалом.По рождению болгарин, он знал не только болгарский язык, но и молдавский и итальянский, а позже и английский — у Толи была врожденная способность к языкам. Он был самородком и воспринимал языки как мелодию.

002

Всегда подтянутый, аккуратный, кажется, он был рожден, чтоб стать артистом. В семье Стрезевых всегда царила любовь. После пятнадцати лет супружеской жизни Толя и Света, будучи в Румынии, обвенчались. История эта заслуживает отдельного рассказа. Светлана пела партию Лючии в опере Доницетти «Лючия де Ламмермур» в премьерном спектакле оперного театра в г. Клуж-Напока (Румыния). Волнуясь перед выходом на сцену, перекрестилась, хотя не была крещеной. «Боже, помоги мне. Если поможешь, я должна покреститься», — мысленно говорила она. В спектакле ее сценическим партнером был Ион Писо, певец и директор театра. После спектакля к Светлане подошел батюшка-меломан по фамилии Попович и поздравил Светлану. Она рассказала ему про свой обет. «Я с удовольствием покрещу», — сказал он в ответ. Крестными стали Ион Писо и его супруга. Сначала Светлану покрестили, а потом ее и Анатолия обвенчали. Церковь была полна народу, и все — с гвоздичками.

003 005
1. В минуты отдыха с сыном Сашей. Кишинев, 1987 г. 2. Дети: Милана и Саша, 2007 г.

Меня поражали выдающиеся организаторские способности Анатолия. С утра был в театре, после приходил домой и садил свою дочь Милану за фортепьяно, а сам ложился отдыхать. Но как только Милана переставала играть, он говорил ей: «Что-то я не слышу музыки!». Вот так, под его руководством она стала пианисткой. Как и другие дети артистов Милана и сын Саша фактически жили в театре, потому что родители часто брали их с собой и на репетиции, и на спектакли.

Будучи в Америке Анатолий успевал и концерты организовывать и репетировать в ансамбле с Миланой, превосходной пианисткой, закончившей Джульярдскую школу, одно из крупнейших и престижнейших американских высших учебных заведений в области искусства и музыки, и со своей супругой, выдающейся певицей Светланой Стрезевой.

Анатолий многое бы еще сделал, но судьба распорядилась иначе.

Дмитрий Киценко, композитор

«Стрезевы играют превосходно ... »
Sarasota Herald-Tribune February, 1996

006 007


«Светлана, Милана и Анатолий продемонстрировали семейное сотрудничество, почти мистическую чувствительность ...»
Sarasota Herald-Tribune December, 1996

«Одаренность и музыкальный талант, представленные в одной семье — это настоящая радость».
Fr. Eugene Ryan, Concert Series, Saint Thomas More Catholic Church, Sarasota

«Музыкальность и высокое профессиональное исполнение у Стрезевых было, несомненно, одним из лучших, которое у нас было за всю историю этой серии ежегодных концертов ...»
Annual Concert, Saint John’s Episcopal Church, Naples

«Семья музыкантов Стрезевых выступали в нашей церкви прошлой весной. Они приехали, они играли, и они победили. Наши люди вставали пять раз в течение восхитительного исполнения этой музыкальной семьи, которая приехала в Америку из России несколько лет назад. У Светланы неповторимое сопрано, Анатолий замечательный кларнетист, а их дочь, Милана, является талантливой пианисткой, и учащейся всемирно известной Джульярдской музыкальной школы. Единственная причина, которая побудила меня написать это письмо, это чтобы поделиться с вами информацией о замечательном музыкальном сокровище, которое существует здесь, в штате Флорида».
Fr. Eamon Tobin, Special Concert, Our Saviour Catholic, Cocoa Beach

«С самого начала программы семьи Стрезевых мы поняли, что Бог действительно благословил нас этой группой. Анатолий (кларнетист) был превосходным. Светлана Стрезева действительно является одной из самых великих певиц, и я молюсь, чтобы она в один прекрасный день заняла свое законное место здесь, в Америке, Милана играла изящно и чрезвычайно талантливо. Они были благословением для нас и будут для вас тоже».
Holiday Concert, Central Christian Church, Bradenton

«Трио STREZEV FAMILY представило свою программу духовной  музыки настолько профессионально и искренне, что ее нельзя сравнить с любым другим концертом, что мы имели в нашей церкви. Им аплодировали стоя. Бог использует их таланты с большой силой.
Holiday Concert, Emmanuel United Methodist Church, Bradenton

«Вы отобрали у нас дыхание в канун Нового года! Ваша программа была самой красивой, которую мы когда-либо видели и слышали! Вы затронули наши души своей музыкой! Столько талантов в одной семье! Какое благословение! Вы всегда будете в наших сердцах!»
New Year Eve “Oaks of Clearwater”, Clearwater

«Мы были счастливы иметь выдающееся Трио STREZEV FAMILY. Их таланты и качество исполнения музыки далеко превысили наши ожидания, и я едва мог описать их. Люди были в восторге от их представления. Эта талантливая семья является одной из наиболее сохранившихся тайн Флориды, но так долго не будет, поскольку эта семья известна на национальном уровне, и мы, вероятно, не будем иметь возможности пригласить их».
Holiday Classical Concert, Majestic Towers, St. Petersburg


Слово друзьям и коллегам

Как обычно, не хочется говорить был, так что говорю есть.
Можно много красивых слов сказать о Толе Стрезевe, и трудно найти что-нибудь отрицательное. И в институте, и в колхозе мы знали, что Толя не может сделать ничего не порядочного, ни в каком состоянии. Он человек, который говорит и делает, или не говорит. К нему нельзя подойти с меркой, с которой можно подойти к нам, всем остальным. Мы можем сотворить и не всегда хорошие дела, и все поймут и не осудят, мол с кем не бывает. А о Толе так сказать нельзя, он не сделает ничего, что противоречит его устою, правилам. Он не скучно правильный зануда, он просто не такой, как большинство разгильдяев. Да, он всегда спешит и наверно правильно- только тогда можно успеть многое. Он всегда понимает, что нужно многое успеть, если не разбазаривать время. И что интересно, он никого не осуждает за naprasnuiu трату времeni, за пьянство и безделье. Даже иногда кажется понимает нас. Никогда не читает нравоучений, просто рядом с нами живет по другим законам, которые сам создал. Мы не можем так, а он может.  Надежный друг для немногих и отличный музыкант.
Алексей Мадан
США, 26 мая 2013 г.
* * *
Память человека стирается со временем, но память о замечательном друге Стрезеве Анатолии как о человеке, который действительно был лучшим другом, в полной мере этого слова не покидает меня даже по истечении многих лет после его кончины.

Добрейший души человек, который был готов помочь в любую секунду по любому вопросу. Блистательный музыкант-кларнетист высшего класса, всегда был в блистательной форме, знал назубок весь театральный репертуар и не только. Анатолия Ивановича приглашали на ответственные записи, помимо основной работы в оперном театре он играл в камерном оркестре, а также выступал сольно и, конечно, в семейном дуэте, а позже и семейном трио. Он очень сильно любил жизнь, семью, друзей. О таких людях говорят — САМОРОДОК.

Анатолий Иванович был самым прекрасным человеком, которого я когда-либо встречал на протяжении своей жизни. Таким он и останется в моей памяти.

Анатолий Мотынга,
бывший солист оркестра Молдавского театра оперы и балета
Ирландия, май 2013 г.
* * *
Анатолия помню с первых дней его поступления в консерваторию по классу кларнета. Привлекло внимание, когда он занимался. Сначала на лице появилась печальная гримаса, глаза закрылись, на лбу образовалась гармошка морщин...

Познакомились. Общительный, веселый, справедливый. Честный в дружбе. Такие добрые человеческие качества Анатолий сохранил и когда стал высокопрофессиональным музыкантом, и на протяжении всей своей недолгой жизни.

Когда нашему оркестру приходилось репетировать со Светланой Стрезевой, Анатолий присутствовал с их детишками. Было трогательно наблюдать их теплые семейные отношения. И не было сомнений, что у Анатолия и у Светланы сердца бьются в унисон. Анатолий ничего не жалел для воспитания своих детей.

Светлая память о нем как о Человеке с большой буквы надолго останется у близких, друзей и коллег.

Григорий Станилевич,
солист оркестра русских народных инструментов "Лад"
Кишинев, май 2013 г.
* * *
Я попробовал вспомнить о Толе что-то смешное и не смог. Отчего? Ведь Толя не был замечен в отсутствии чувства юмора. На самом деле причина была в его удивительной целеустремлённости, перфекционизм главенствовал в поведении и не позволял отвлекаться на ненужную ерунду.

Однажды во время учёбы в музучилище я застал его рано утром за раздувкой (по аналогии с распевкой у вокалистов). Толя брал ноту, начиная от пиано до форте и обратно, при этом следя за постоянностью высоты звука и непременно добиваясь наилучшего результата. Потом я понял, что он такой во всём — основательный, надёжный ну и, конечно, талантливый.

Михаил Цынман
Израиль, май 2013 г.
* * *
Приехала в Америку в 1999 году, и сразу же начала искать Светочку Стрезеву и Иру Мишуру — дорогих моих вокалистов, знакомых мне по работе в классе Полины Андреевны Ботезат. Дозвонилась к Светлане — и после первых приветствий, сумбурных изъявлений радости от встречи с земляками, семья Стрезевых перешла к земным советам — как лучше обосноваться, что делать и что не делать в первую очередь, как себя вести, что принято, что не принято на американской земле. Очень они согрели мою душу в первый трудный период адаптации...

Еще студенческие годы о семье Стрезевых ходили легенды, и — чего греха таить — многие девчонки вздыхали и мечтали о такой любви и преданности, и именно о таком муже — заботливом, нежном, чутком, каким был Толя для Светы.

В Америке я и сама воочию убедилась, насколько Толик любил Светочку и детей. Он мне рассказывал, что всю работу менеджера взял на себя, чтобы освободить Свету от дополнительных нагрузок, и, как любящий жену и ее бесценный голос, готов был посвятить ей всю свою жизнь.

Я была свидетелем нелегкого решения переезда семьи из солнечной Флориды в Нью-Йорк — ради Миланочки, которая тогда поступила в Джульярд, и ради Светы — чтобы дать ей возможность выступать на более крупных сценических площадках.

Даже когда Толя заболел и уже знал, что неизлечимо болен, он думал о них — своих девочках. Когда мы разговаривали в последний раз, он мне сказал, что хочет уйти, когда их не будет рядом: «Не хочу их волновать, они и так натерпелись». Так и сделал — ушел, когда Света с Миланой были на гастролях в Китае...

Когда я вспоминаю Толика, всегда вспоминаю его с улыбкой, и всегда — влюбленно глядящего на Свету. И еще как он мечтал в конце своих дней сесть в машину и объехать всю Америку. И всегда, когда я нахожусь в новом для меня месте, я вспоминаю Толика — живого, улыбчивого и участливого. Вечная ему память!

Наташа Питц (Кулик), пианистка
Техас, США, май 2013 г.
* * *
Мои воспоминания об Анатолии  уходят далеко в конец 1980-х, когда мы были еще студентами, пока судьба не забросила нас в оперный театр, который стал нам «вторым домом».

Говоря о Толике, которого я знала, живя еще в студенческом общежитии на Армянской, не могу не сказать о замечательной семье Стрезевых. Мне приходилось общаться со старшим Стрезевым — Георгием Дмитриевичем, прекрасным музыкантом, бывшим главным хормейстером оперного хора, доцентом хоровой кафедры нашей консерватории. Надо сказать, что для этой большой и дружной семьи было характерно умение организовать, заинтересовать, пробудить  молодежь к творчеству. Эти яркие человеческие качества — открытость к общению, любовь ко всему человеческому, теплая энергия — были основой для объединения вокруг них большего количества хороших людей.

Толик всегда отличался прямотою, простотой в общении, граничащей с мужской мудростью. Его великолепный педагог, Вербецкий, дал ему прекрасную школу по кларнету.

Следующий этап — это оперный театр. В 1990-е, когда шло становление театра, у руководства театра стояли замечательные музыканты, дирижеры, такие как А. Самоилэ, А. Гершфельд, А. Мочалов, директор театра А. Данилэ, режиссеры — Евгений Платон, Элеонора Константинова. Театр выпускал по две премьеры в год, репертуарный список насчитывал до 15 оперных и 10 балетных спектаклей, которые сменяли друг друга. Мастерство актеров, дирижеров, музыкантов стремительно росло. В бытность Александра Самоилэ на посту главного дирижера за короткий период времени было поставлено более 9 монументальных  спектаклей, таких как «Сила судьбы», «Аида», «Дон Карлос» Верди, «Пиковая дама» Чайковского, «Адриана Лекуврер» Чилеа и др.

Толик, будучи концертмейстером оркестра, активно включался в работу и общественную жизнь. Светлана делала стремительную карьеру. Толик всегда был рядом, даже на уроках с концертмейстером Раей Трейбич в период подготовки к конкурсу им. Чайковского он присутствовал на всех занятиях. Для музыканта очень ценно, когда с тобой идет по жизни человек с позитивным творческим зарядом, который видит в этом смысл жизни. Так рождается счастливая семья. Таким он остался в нашей памяти: любящим отцом и супругом.

Надежда Плакидина, пианистка
Кишинев, май 2013 г.
* * *
Могу говорить про Толю, думаю, целыми днями...

Я его когда узнал, то он уже был человеком, который знал, что хочет (я думаю, что он это знал еще раньше) — с ранних лет.

Был таким, что все равнялись на него, почему-то все хотели быть как он — очень воспитанным, трудолюбивым — до зависти, очень опрятным ВСЕГДА, серьезным, веселым, бескорыстным, всегда любимым студентом (любого преподавателя). Все удивлялись его тактичности. Работяга, работяга — все, что ему не поручали, делал с блеском.

Помню один раз в каком-то колхозе собирали виноград, то мы собрали вдвоем или втроем столько, сколько он сам. Да не только это — я знаю, что если ему давали этюды, гаммы или пьесы, то он их всегда готовил первым со всего курса, и потом брал себе другие ноты из библиотеки — и учил, учил, учил...

Думаю, не ошибусь, если скажу, что он любил тебя также здорово, как никто другой — скажи, что нет...

Изящность у него была во всем: в игре, в ходьбе, в столовой, на сцене, в колхозе, в театре, в курилке, в троллейбусе, на простой скамейке, на физкультуре — ВЕЗДЕ...

Я это говорю очень ответственно — для меня он был таким — БОЛЬШИМ ДРУГОМ,  приятным собеседником, советчиком, очень культурным. Мы с ним одного года — я тоже 1953.

Мы с Верой очень ценим вашу семью — блестящая семья.

Очень жаль, что его не стало, особенно в таком раннем возрасте — неправильно все-таки в этом мире — уходят те, которые нужны, и остаются другие, которые лучше бы и не существовали...

К сожалению так...

Из письма Григория и Веры Буфтя Светлане Стрезевой
Испания, май 2013 г.

* * *

Толя... Нужно обязательно помнить о тех, кто был рядом с нами. Мы с Толей проработали более 20 лет. Он был прекрасным музыкантом, авторитетом для коллег и просто ответственным человеком. Не могу забыть один курьезный случай, который произошел со мной и как Толя выручил меня. Это было в далеком 1988 году — мы летели на гастроли в Свердловск. Я отправлял часть оркестра, оформлял багаж, бегал с документами, но... в Свердловске моего чемодана среди багажа не было. Вспоминая все события того сумасшедшего дня, я вычислил, что мог его забыть только возле регистрационной стойки в аэропорту. Я позвонил именно Толе — наверное, потому, что интуитивно почувствовал, что только он, и никто другой , может мне помочь в этой ситуации. Так оно и получилось — Толя, вместо того, чтобы спокойно готовиться к отъезду ( он с солистами вылетал на следующий день) помчался в аэропорт,  не теряя ни минуты разыскал мой чемодан ( он стоял именно там, где я и предполагал ) и сделал все, чтобы его отправили в Свердловск следующим рейсом. Прошло много  лет, но этот случай я не могу забыть.

Очень жаль, но мы не вольны выбирать, сколько нам отпущено...


Виктор Жадан,
солист оркестра Молдавского театра оперы и балета
Кишинев, июнь 2013 г.

* * *

Я познакомился с Толей в 39-ом классе на уроках Евгения Николаевича Вербецкого. Первое впечатление: очень взрослый даже для выпускника консерватории и очень доброжелательный по отношению к нам, первокурсникам. Как правило, студенты Е. Н. проводили в классе все время пока он работал — с трех до семи, но Толя уже работал в театре и уходил раньше — он никогда не позволял себе играть не разыгравшись. Он был верен этой привычке даже тогда, когда уже знал репертуар практически наизусть. Толя был профессионал! Он всегда интересовался всем, что происходило за пределами оркестровой ямы театра. Концерты филармонического оркестра, коллег-кларнетистов и не только. Он мне после одного из концертов в шутку сказал: «Вот, хожу, подслушиваю». Толя всегда искренне радовался успехам коллег и, из ложной скромности, недооценивал собственные способности и то, что он делал в театре. Помню, после какого-то конкурса он подошел ко мне и, поздравив с хорошей игрой, сказал, что послушав всех молодых кларнетистов, пришел к выводу, что так не смог бы. Повод поспорить с ним у меня появился позже, когда я подменял одного из своих студентов в оркестре театра. После спектакля Толя спросил у меня о моих впечатлениях, и я ему ответил: «Нет, Толя, как ты я не смогу».

Сергей Чебыкин, кларнетист
Австралия, июнь 2013 г.

* * *

Толика помню как лучезарного, всегда добронамеренного и готового помочь безрезервно!

Много лет прошло...  Мы познакомились в консерватории. Помог с общежитием, советами — как старший брат. Еще помнится, что к профессии относился исключительно всеотдайно!..

Пример для подражания.

Степан Дмитриев
Болгария, июнь, 2013 г.

* * *

Из воспоминаний о Толе самое яркое — это то, как он любил жену, буквально дышал ею, а как он любил детей, Боже, как он относился к людям! Казалось бы он работал в оркестре, другие заботы, но после моего спектакля он всегда находил время и подсказывал, что не так, над чем работать, кого слушать на видео и у кого учиться! Он был светлым человеком и очень, очень дружелюбным, и я наверное точнее бы выразился — очень ярким! Когда мы упали по моей вине в «Летучей мыши», весь оркестр смеялся, а он на меня так посмотрел — я аж сжался.! А на второй день, как ни в чем не бывало, улыбаясь: «Ну что, калека, когда научимся ходить по сцене и не мешать другим?!». В тот же день мы обсудили спектакль и он дружелюбно давал советы как держаться на сцене.

Ко мне он очень хорошо относился, и когда он с семьей уехал, я по привычке смотрел в оркестровую яму, там где он сидел. Мне казалось, что он сегодня будет работать, совершенно не был равнодушным, переживал буквально за все мелочи, за качество спектаклей. Я уверен, что Толя мог бы быть классным директором оперного театра, и не только, у не го были великолепные способности и профессионализм. Да, светлый был человек!
Василий Кептенару
США, июнь 2013 г.
* * *
Вспоминаю Толика всегда с теплотой. Да как можно забыть его добродушие, всегда хорошее настроение и юмор. В оркестре у нас разные персоны встречались, но Толя всегда был на высоте. Он никогда не позволял себе принизить или надсмеяться над человеком, даже если тот порой был не прав. А это говорит о его высоких нравственных качествах и интеллигентности, которой, к сожалению, не каждому хватало. Я вспоминаю нашу поездку в Стара-Загору, где Толик единственный из всех свободно изъяснялся по-болгарски. Но болгары удивлялись тому, что он говорил фактически на наречии, которое было распространено в Болгарии почти двести лет назад. Я помню, как он готовился к каждому спектаклю, хотя знал музыку от и до.
Я также вспоминаю моих коллег Юру Синявского, Андрюшу, нашего альтиста,  скрипачку Леночку Бессонову, которые ушли так рано от нас. Пусть всем земля будет пухом, и все будут у нас в памяти.

Исаак Лоберан
Вена, июнь 2013 г.

Вспоминает Анна Стрезева, солистка Органного зала, Кишинев :

Когда Толя мальчишкой приехал из Главан учиться игре на кларнете в Кишинёвское музыкальное училище, папа страшно обрадовался, что из его села кто-то родной будет жить в Кишинёве. Он принял деятельное участие в судьбе племянника — помог ему поступить в училище, говорил с педагогом, давал множество советов на все случаи жизни. И  Толик не подвёл ожидания дяди — чичо, по-болгарски. Толик очень много занимался, с рассветом он первый входил в училище, и последним уходил оттуда. Он часто приходил к дяду Герге советоваться, рассказывал о всех своих проблемах. У нас в доме звучала болгарская речь, Толя рос и папа им очень гордился. К тому же в училище появилась и ещё одна любовь Анатолия (после кларнета) — его будущая жена Света. Когда они поженились, ещё никто не мог догадаться, что из этого брака выйдет. А вышло необыкновенно: поддерживая друг друга, воспитывая своих детей, они начали свой блестящий путь в музыке вместе. Света быстро заняла самую верхнюю строчку в рейтинге ведущих оперных певиц Молдавии, не уступая именитым примадоннам, завоевав огромную популярность и любовь соотечественников. И всегда рядом с ней был муж, тонкий музыкант, деликатный критик и друг. Уже будучи в Америке у них в гостях, я видела, сколько труда вкладывал Толя в концертное будущее своей супруги. Проснёшься рано утром, а он уже за компьютером, глаза красные, слезятся, а Толя, как опытный менеджер, отбирает наилучшие предложения для Светланы, отсылает рекламу, договаривается о концертах.И какой же он стал красивый с возрастом! Интеллигентное общение, обаятельная улыбка, беспредельная любовь к музыке и семье. Заслужил он и замечательных детей. Милана — первоклассная пианистка, уже объездила с концертами всю Америку, не раз выступала в Европе, продолжая музыкальную карьеру своих родителей, Саша только встаёт на самостоятельный путь, но и у него, я уверена, всё сложится в жизни.

Толик был прекрасный кларнетист. Когда он — первый кларнет — играл соло в оперном оркестре, это был праздник для всех, хоть на «бис» вызывай (так много раз и было). Он пользовался непререкаемым авторитетом у оркестрантов и уважением дирижёров. Мне приходилось много раз играть с Толей и Светой в совместных концертах и дома, и за рубежом. И я видела, как искушённая публика стоя принимала их обоих под неумолкаемые овации.

Жизнь Анатолия была чрезвычайно насыщенна. Он очень много успел за эти неполные 50 лет, которые ему были отпущены. Было впечатление, что он торопился жить. Он был всем нам, Стрезевым, очень близким и родным человеком. Приведу только маленький эпизод из прошлого, когда мы с моим маленьким пятилетним сыном гостили в Америке у Толи со Светой. (Там было столько чудес и сюрпризов для нас!).

Приближается Рождество. Дядя Толя незаметно выходит, и через некоторое время кто-то стучит в дом. Это же настоящий Дед Мороз!.. С бородой, в красном полушубке, он зовёт почему-то по-русски Мишу и вручает ему столько разных красиво запакованных подарков, что Миша с ног сбивается, не успевает сложить все эти прекрасные игрушки, глаза у него счастливые. Ведь это настоящее рождественское чудо, а добрый Дед Мороз усмехается в усы и радуется, что порадовал своего маленького гостя из родного Кишинёва.

Спасибо, тебе, Толечка, за всё.

Кишинев, май 2013 г.

Послесловие

Мне довелось ближе общаться с Толей относительно незадолго до их отъезда со Светой в США. Тогда — в большой степени,именно по его инициативе — я решила написать о готовящейся в Кишиневе к премьере  опере Доницетти «Лючия де Ламмермур», где Света пела заглавную партию. Я исправно и с большим интересом посещала все репетиции, прогоны, а после премьеры сделала достаточно объемную рецензию (а скорее — статью) для публикации в газете. Все шло как обычно, но вскоре выяснилось, что кто-то «застопорил» публикацию этой — ранее заказанной газетой — статьи — и, как выяснилось, во многом как раз по причине того успеха, которым пользовалось исполнение партии Лючии Светланой. Помню горькие слова обиды за нее, сказанные тогда Толиком, И сейчас думаю, что именно он, болея за судьбу своей любимой жены, стал инициатором их отъезда...  И поступил он, на мой взгляд, как истинный мужчина и глава семьи, раз и навсегда бесповоротно решивший проблему самым действенным способом.

Галина Кочарова, музыковед
Кишинев, 24 июня 2013 г.

Отзывы

Прочитали страничку про Толика, молодцы, здорово, как будто с ним пообщались. Я позвонила всем, кто в Кишинёве знал Толика и вспомнили его 22 июня: Киселёву, Пете Костову, Тане Димитровой, она из     одного с ним класса, отнесла поману Марии Петровне Великсар, болгарке, которая про Стрезевых делала передачу по телевидению и Лидии Валерьяновне. Вечером сделали стол и помянули Толика и родных с двумя хорошими женщинами. Ведь в этот раз 22 июня совпал с Днём Троицкой родительской субботы. Заказала в церкви панихиду.
Анна Стрезева
Кишинев, 23 июня 2013 г.

Прочитала, наревелась... Очень классно написано. Вспомнить то есть что, no написать не сумею... Но в памяти всегда присутствует.
Людмила Лифанова

США, 23 июня 2013 г.

Такая статья замечательная. Прочитала все, от начала до конца.
Анастасия Попова

CША, 24 июня 2013 г.

Светлый человек, духовно богатый и неповторимый  как личность, блистающая многими дорогими жизненными гранями, излучающими добро, любовь и жажду жизни во всем ее многообразии — вот мое видение жизни БРАТА. Светлая ему память. 
Николай Топал
Украина, 24 июня 2013 г.


Замечательный был человек!
Кристина Ботнарь
США, 24 июня 2013 г.


Это Толика нет уже 12 лет. Время времечко. Светлая память ему. Я хорошо помню его черный чемоданчик, где он берег кларнет. Это был человек и музыкант от бога.
Наталья Пасатюк

Украина, 2 июля 2013 г.
Tags: Анатолий Стрезев
Subscribe

  • Ватутин: «Скоро обратно, на фронт...»

    Командующий 1-м Украинским фронтом, освободитель Киева генерал армии Николай Фёдорович Ватутин (16.12.1901 – 15.04.1944) был похоронен в Киеве…

  • Почему Хрущев ненавидел Сталина?

    Нашел неплохую статью о Хрущеве и Сталине, больше поясняющей на основе воспоминаний ненависть первого к последнему. Все знают, что причина была в…

  • Вид на Руину

    © Роман Скиба «Каратели» — не эвфемизм с оскорбительным окраской, а функциональное назначение украинских солдат,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments