dem_2011 (dem_2011) wrote,
dem_2011
dem_2011

Categories:

Еврейские погромы 1918-1921 гг. (стр. 2)

I. Общая картина погромного периода на Украине
________________________________________

Погромы описываемого периода резко отличаются от предшествующих погромов царского периода целым рядом характерных штрихов.

Прежние погромы п р о и с х о д и л и  в  м и р н о й  о б с т а н о в к е,  спокойно и тщательно подготовлялись царской охранкой, проводились в жизнь  с  н е к о т о р о й  о п а с к о й  и оглядкой на цивилизованную Европу, где антисемитизм имеет скрытую форму. Погромы производились с таким расчетом, чтобы это  н е  н а н о с и л о  с е р ь е з н о г о  у щ е р б а торговле и промышленности и не нарушало нормального течения жизни.

Основная цель погромов была политическая: нужно было терроризовать еврейское население с целью  о т в л е ч ь  его пролетарские элементы от революционного движения и в то же время с той же целью возбудить чувства национальной розни и  з а т е м н и т ь  к л а с с о в о е  с а м о с о з н а н и е  еврейских и русских трудящихся масс. Такие погромы разыгрывались, как по нотам: все было заранее рассчитано и предусмотрено; исполнителями, или, в крайнем случае, застрельщиками, являлись всегда переодетые полицейские и шпики, черносотенцы и профессиональные хулиганы. Власть действовала скрыто: она только дирижировала и подавала сигналы к началу и прекращению погромов, при чем в нужную минуту беспорядки немедленно прекращались, и громилы так же внезапно исчезали, как и появлялись.

Совершенно иную картину представляли собою погромы описываемого периода: з д е с ь  в л а с т ь  н е  т о л ь к о  о р г а н и з у е т,  н о  и  а к т и в н о  п р о в о д и т  э т и  п о г р о м ы  в о о р у ж е н н ой  с и л о й. Мало того: еврейские погромы являются даже непременной ч а с т ь ю  в о е н н о - с т р а т е г и ч е с к о й  п р о г р а м м ы.

Что это именно так, в этом убеждает нас целый ряд строго по-военному организованных погромов, о которых речь будет впереди; об этом же свидетельствуют многочисленные официальные объявления, приказы, прокламации, бюллетени и др. печатные материалы, пропитанные ядом безграничной ненависти к еврейскому народу без различия классов и групп.

Само собой понятно, что при таких условиях уже самый характер, размеры и темп погромов резко отличаются от предшествующих: здесь мы уже сплошь и рядом встречаемся не только с грабежами, но и с массовым истреблением еврейского населения, происходящим в различных местах в разных вариантах.



В одних случаях происходит поголовное истребление еврейского населения на дому при помощи ручных гранат и холодного оружия (как напр., в Елисаветграде, Проскурове, Умани и др.). В других случаях убивают одних только глав семейств (напр., в колонии Трудолюбовке и др.). Далее, вырезывается поголовно одно только мужское население без различия возраста (Тростинец и др.). Наконец, во многих местах убивают женщин, стариков, детей и больных, т. е. всех тех, кто менее способен укрыться или убежать.
              
Но что особенно поражает в погромах описываемого периода, так это методичность, невозмутимость и хладнокровие, с которыми палачи проделывают свои величайшие жестокости и злодеяния.

Погромщики в сознании полной безнаказанности совершают свое кровавое дело, не спеша, со спокойствием и деловитостью обычных повседневных занятий. Убийства совершаются обыкновенно холодным оружием, колющим или режущим; огнестрельное же оружие или разрывные снаряды употребляются лишь в исключительных случаях. До убийства или во время самого убийства применяются утонченные и жестокие пытки с целью издевательства над несчастной жертвой, а иногда и с целью вымогательства.

Чтобы понять характер  и з д е в а т е л ь с т в а  палачей над беспомощными жертвами, достаточно указать, что в самые трагические моменты, когда кругом льется кровь и валяются груды трупов, а оставшиеся в живых и ожидающие своей горькой участи оглашают воздух нечеловеческими, безумными воплями, — в это самое время палачи и убийцы, выродки рода человеческого,  п о ю т  и  и г р а ю т,  упиваются горем и страданием своих жертв,  з а с т а в л я ю т  этих  н е с ч а с т н ы х  п е т ь  и  п л я с а т ь,  выполнять унизительные приказы и задания и т. п.

Что касается методов физической пытки, то следует отметить, во-первых, наиболее часто применявшееся, особенно деникинцами, прижигание огнем наиболее нежных органов, затем идет примерное  п о в е ш е н и е,  с многократным извлечением из петли, далее следует медленное  у д у ш е н и е  в е р е в к о й,  о т р е з ы в а н и е  о т д е л ь н ы х  ч л е н о в  и  о р г а н о в — носа, ушей, языка, конечностей и половых органов;  в ы к а л ы в а н и е  г л а з,  в ы д е р г и в а н и е  в о л о с  из бороды,  жестокая  п о р к а  и избиение нагайками до полусмерти. Последние три вида пытки особенно широко применялись  п о л я к а м и  в Белоруссии. Наконец, петлюровцами и бандитами еще практиковалось  п о т о п л е н и е  в  р е к а х  и  к о л о д ц а х,  с о ж ж е н и е  и  п о г р е б е н и е  з а ж и в о... К числу пыток можно также отнести массовые  н а с и л и я  над женщинами, чаще всего — над подростками и совсем малолетними девочками, при чем все это цинично совершалось на глазах родителей и близких родственников. Несчастная жертва переходила в таких случаях из рук в руки, нередко тут же испуская дух. Выжившие от этой муки обыкновенно заболевали тяжкими венерическими болезнями и часто кончали самоубийством. Изнасилование особенно часто применялось деникинцами и нередко принимало характер массового бедствия, как, напр., в Екатеринославе, Киеве и других городах.
________________________________________

Как начинался погром?

Это зависело от того, кто являлся организатором его. Обычным, наиболее популярным поводом для деникинских и петлюровских военных погромов было  н а с т у п л е н и е  или  о т с т у п л е н и е  от какого-нибудь города, железно-дорожного пункта и т. д. под натиском Красной армии.

По установившейся белогвардейской "традиции" в таких случаях непременно начиналась резня. При отступлении деникинцы и петлюровцы обвиняли евреев в  ш п и о н а ж е,  п р е д а т е л ь с т в е,  с т р е л ь б е  и з  о к о н,  связи с большевиками и т. д. и жестоко расправлялись с мирным еврейским населением, не щадя никого. Если же регулярные воинские части шли в наступление против большевиков, то  д л я  п о о щ р е н и я  н а с т у п а ю щ и х  ч а с т е й  д а н н ы й  п у н к т  з а р а н е е  о т д а в а л с я  н а  н е с к о л ь к о  д н е й  н а  п о т о к  и  р а з г р а б л е н и е  этим одичавшим, деморализованным ордам. Этот варварский прием применялся открыто и служил важнейшей приманкой и стимулом для наступательных операций белогвардейских армий. В тех же исключительных случаях, когда почему-либо неудобно было передать город на открытое разграбление, начинался, так называемый, "тихий погром", который под покровительством высших властей продолжался неделями и даже месяцами, затихая днем и усиливаясь к ночи (напр. в Харькове, Киеве и др. местах).

Что касается бандитских погромов, происходивших в мирной обстановке в виде неожиданных налетов или возникавших на месте под влиянием провокации местных темных сил, то в этих случаях на сцену появлялись трафаретные, но достаточно веские "доводы": жиды-спекулянты, они прячут необходимейшие товары; они — враги христовы, осквернили, якобы, Киевскую лавру; они отравляют колодцы, нагоняют болезни; они там-то и там-то вырезали поголовно все христианское население; они стремятся захватить власть и господствовать; они все коммунисты и т. д.

Конечно, вся эта провокация преподносится устно и печатно услужливой рукой контрреволюции, при чем выступление приурочивается к базарному или праздничному дню, когда крестьянство из окружных деревень съезжается в город или местечко.

Во всех перечисленных случаях обреченное еврейское население, неимеющее никакой возможности скрыться или уйти из этого адского кольца пыток и смерти, оказывалось в положении убойного скота, ожидающего, что каждую минуту будет над ним занесен нож убийцы.

Эта необычайная  п ы т к а   о ж и д а н и я   казалась порою ужаснее самих погромов, и многие из обреченных, под влиянием психической подавленности  с  п а т о л о г и ч е с к и м  н е т е р п е н и е м  о ж и д а л и  н а ч а л а  р е з н и, которая сулила им, во всяком случае, прекращение пытки ожидания и страха...
                       



                       

Многочисленные факты и документальные данные свидетельствуют о действительно активной и даже руководящей роли, которую петлюровская, добровольческая и польская армии сыграли в погромной вакханалии описываемого периода. К сожалению, размеры настоящего очерка не позволяют нам использовать даже сотую часть того обширного материала, который хранится в архивах быв. Евотдела Наркомнаца и которым мы пользовались при составлении данной монографии. Мы вынуждены, поэтому, ограничиться только некоторыми наиболее типичными моментами, иллюстрирующими наше утверждение о роли всех организованных контрреволюционных сил в трагических событиях 1918-21 гг.
________________________________________

Еще пресловутая украинская "Центральная Рада" ознаменовала последние дни своего существования погромными эксцессами, разыгравшимися в самом Киеве и в провинции. Такие же вспышки происходили затем и при "гетмане". Мы, однако, не будем останавливаться на них, ибо все эти вспышки были только предвестниками тех неслыханных ужасов, которые совершались на Украине позднее, в самый разгар упорной борьбы "Директории" с большевиками. Этот период, известный под именем "Петлюровщины", представляет собой позорнейшую страницу в истории освободительного движения на Украине. Вся революционная фразеология, все "национально-социальные" иллюзии "были выброшены за борт, как ненужный балласт, и реакционная сущность "Директории" предстала пред всеми в своей неприкрытой наготе...
________________________________________
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments