dem_2011 (dem_2011) wrote,
dem_2011
dem_2011

Categories:

Ксения Держинская. 125 лет со дня рождения (стр. 2)

derzh

В 1916 году после 26-летнего перерыва в Большом театре возобновляется «Чародейка» Чайковского, в которой молодой Держинской поручается заглавная роль. Через год, в январе 1917 года Держинская создает образ Февронии в опере Римского-Корсакова «Сказание о невидимом граде Китеже». Свидетельством большой художественной удачи певицы служит, присланный ей с огромной корзиной цветов после одного из спектаклей «Китежа», портрет К. С. Станиславского с надписью: «Дорогой и чудесной Ксении Георгиевне Держинской в знак любви и преклонения перед замечательной певицей от сердечно преданного К. Станиславского». К. С. Станиславский оказал значительное влияние на формирование творческих взглядов Держинской, котораябыла увлечена идеями Художественного театра, страстной поклонницей которого она стала с первых же лет своей московской жизни. Принципы системы Станиславского оказались органически близкими К. Г. Держинской, обладавшей яркой силой воображения, способностью перевоплощения.

В феврале 1917 года в Большом театре по инициативе и под руководством Федора Шаляпина ставили «Дон Карлоса» Верди, на роль королевы Елизаветы была избрана Ксения Держинская. Филиппа II пел Федор Шаляпин, а Великого инквизитора — Василий Петров. (Василий Родионович Петров обладал гибким выразительным голосом широкого диапазона, сочетавшим мягкость и красоту звучания с мощью и редкой для баса колоратурной техникой. Родившийся в многодетной семье сельского портного, он сам выучился играть на скрипке еще пятилетним мальчиком и лишь потом, уже в возрасте 9 лет стал учиться игре на скрипке профессионально, но повредил палец. Но карьере скрипача следовало забыть, но осталось еще одно увлечение — пение. Известны слова Федора Шаляпина: «Я не певец, я артист. Вот Вася Петров — это певец. Эх, Вася, мне бы твой голос!»). Подробнее здесь.

Елизавета
Елизавета – Ксения Держинская.
Опера «Дон Карлос» Дж. Верди.
Большой театр, 1917.


Молодая певица оказалась достойной своих партнеров. Шаляпин, очень требовательный к своим партнерам, на этот раз оказался доволен. Опера была разучена и поставлена в исключительно короткий срок — в две недели. «Держал Федор Иванович себя очень просто и доброжелательно ко всем участвующим,— рассказывает Ксения Георгиевна.— Особенно внимательно и тщательно останавливался он на сценах, непосредственно с ним связанных, поэтому мне довелось близко наблюдать великого артиста во всем процессе его творческой работы. Все предлагавшиеся им мизансцены были внутренне правдивы, логически оправданы и поэтому овладевать ими было естественно и просто. Поражало меня, что во время репетиций Шаляпин, давая объяснения, как-то совсем незаметно и естественно переходил от разговорной речи к пению». Успех спектакля, разумеется, был очень большой. К. Г. Держинская с честью выдержала соревнование с такими партнерами, как Шаляпин и В. Р. Петров. Выдающийся успех молодой певицы в этом спектакле отметила московская пресса. Достаточно сказать, что вскоре, начав работу над новой постановкой «Русалки», он снова привлек Держинскую для исполнения роли Наташи. (Мы не находим сведений о том, что эта постановка осуществилась. Возможно потому, что грянул Октябрьский переворот 1917 года, а в 1918 году Шаляпин был назначен художественным руководителем Мариинского театра — Д. К.).

В 1918—1920 годах Ксения Держинская выступала в Киевской опере. Именно тогда, когда волей случая руководство киевского театра временно возглавлял Леонид Собинов — кумир ее юности, во многом повлиявший когда-то на выбор жизненного пути Держинской. О том пребывании в Киеве она упоминает в мемуарном очерке о Болеславе Яворском, с которым в те годы готовила камерную программу и выступала в одном из концертов.

Важную роль в формировании творческих интересов Держинской сыграл Вацлав Сук, сменивший С. В. Рахманинова на посту главного дирижера. Ксения Георгиевна пишет: «Вячеслав Иванович — искренний и преданный своему искусству артист, воспитал во мне глубокое уважение к труду, как обязательной основе подлинного творчества, научил бережному и чуткому отношению к замыслу автора, правдивой его интерпретации. Художник огромного масштаба, Сук был ярым врагом дешевых эффектов, ни одно пустое слово, не проникнутое подлинным чувством, ни одно фермато, не оправданное внутренне, не ускользало от чуткого слуха Вячеслава Ивановича. Однако Сук никогда не был педантом и очень ценил творческую инициативу, вдохновение певца. Но он был непримиримым в своих требованиях глубоко художественного, прочувствованного и точного исполнения. Все это создавало в театре атмосферу благоговейного трепета перед нашим искусством, воспитывало в нас новое, глубоко творческое отношение к работе, внушало сознание, что ни один шаг вперед в искусстве не дается без упорного и систематического труда, без освоения важнейших основ художественной культуры» («Чайковский в моей жизни». Сборник «Чайковский и театр». Искусство, 1940 г.).

220px-Vaclav_Suk
Вячеслав Иванович Сук (при рождении Вацлав Сук, чеш. Václav Suk;
4 (16) ноября 1861, Кладно, Богемия, Австро-Венгрия — 12 января 1933, Москва) —
российский и советский дирижёр и композитор чешского происхождения, народный артист РСФСР (1925).

Впервые Ксения Георгиевна встретилась с В. И. Суком в работе над партией Маши в «Дубровском» — втором спектакле на сцене Большого театра —1 февраля 1915 года, через три недели после ее дебюта в «Князе Игоре». Под его управлением Держинская спела наиболее выдающиеся партии своего репертуара — Лизу («Пиковая дама» П. И. Чайковского), Настасью («Чародейка»), Февронию («Сказание о невидимом граде Китеже и деве Февронии» Н. А. Римского-Корсакова), Ярославну («Князь Игорь») А. П. Бородина и многие другие.
«В. И. Сук,— вспоминает Конкордия Евгеньевна Антарова,— был чудесным аккомпаниатором и делал все от него зависящее, чтобы голос артиста доносился до слушателя возможно лучше, и никогда не выводил звучание оркестра за пределы вокальных возможностей певца. Владея в совершенстве оркестром, он так умел подать певца, что ни одно слово его не пропадало для публики, хотя и не всегда и не у всех были мощно звучащие голоса».

В июле 1926 года Ксения Держинская принимала участие в концертном исполнении оперы «Сказание о невидимом граде Китеже» Римского-Корсакова в парижской «Гранд-Опера», исполнив партию Февронии. Несмотря на то, что певица получала приглашение от различных западноевропейских концертных агентств и оперных театров, это был единственный раз, когда Держинская согласилась выступить за рубежом. Известно, что австрийский дирижер Бруно Вальтер хотел видеть только ее исполнительницей роли Лизы в осуществляемой им постановке «Пиковой дамы» на сцене Берлинской оперы.

Это выступление имело оглушительный успех. Парижские газеты восхищались «ласкающим обаянием и гибкостью ее голоса, отличной школой, безукоризненной дикцией, а главное — той вдохновенностью, с которой она провела всю партию, да так провела, что на протяжении четырех актов внимание к ней не ослабевало ни на минуту».

Держинская обладала широким диапазоном, силой и красотой тембра голоса, большим драматическим мастерством. Творческое наследие певицы составляет 25 партий в 1044 оперных спектаклях. В 1948 году Ксения Георгиевна оставила оперную сцену.

В 1937 году — народная артитска СССР, в  1943 году за многолетние выдающиеся заслуги получила Сталинскую премию первой степени.

Педагогическую деятельность начала в Оперной студии Большого театра (1935–36 и 1943–47 годах). В 1941–43 годах занималась с солистами Ташкентского оперного театра. В 1947–51 годах — профессор кафедры сольного пения Московской консерватории (до 1949 также декан вокального факультета). По воспоминаниям Н. С. Голованова, когда Держинская ушла со сцены, «она всё время хотела быть полезной стране в качестве воспитательницы и учительницы молодежи... Всю свою душу и знания она вкладывала в это дело... Она бесконечно работала в консерватории... и буквально сгорала на работе» (Из «Записок» Н. С. Голованова).

В преддверии 175-летнего юбилея Большого театра проводилось много мероприятий, в которых Ксения Георгиевна неизменно участвовала. Особенно Держинская страдала от киносъемок, которые тоже были посвящены юбилею. Долгие часы, проводимые в холодных, насквозь продуваемых павильонах киностудии, не только бесконечно утомляли ее, но и привели к тяжелому заболеванию — крупозному воспалению легких. Умерла 9 июня 1951 года, похоронена на Новодевичьем кладбище в Москве.

Имя Ксении Георгиевны Держинской носит 54-й класс Московской консерватории, на доме № 16 по Старопименовскому переулку, где жила певица с 1931 г., была установлена мемориальная доска. И лишь на ее родине в Киеве ничто не напоминает о певице. И даже самые пытливые филофонисты не в состоянии были бы услышать сегодня ее голос, так как записей Держинской осталось немного и они никогда не переиздавались на современных носителях.

Дмитрий Киценко
* * *
«Пиковая дама» П. И. Чайковского. Действие третье, сцена вторая


Герман – Никандр Ханаев
Лиза – Ксения Держинская
Полина – Надежда Обухова
Томский – Александр Батурин
Елецкий – Петр Селиванов
Графиня – Фаина Петрова


Большой театр, дирижер – Самуил Самосуд, 1937 г.
Tags: Большой театр, Ксения Держинская, сопрано
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments