December 24th, 2012

Palestrina 2

Мария Биешу. Восхождение (стр. 1)

page32 На днях в декабрьском журнале «Силуэт» (Издательский дом «Новости недели», Израиль,) была отпубликована статья известного музыковеда Изольды Милютиной, посвященная великой певице Марии Биешу. Как всегда, при публикациях такого рода неизбежны сокращения материала. С разрешения автора, приводим статью полностью, без сокращений. 

© Изольда Милютина

Золотая Роза в ладонях Родины…
(Стремительное восхождение на оперный  Олимп)

На стёкла вечности уже легло
Моё дыхание, моё тепло.


О. Мандельштам.

Молдавский национальный  театр оперы и балета в Кишинёве носит теперь  имя оперной дивы Марии Биешу.  Этим оно как бы канонизировано. Для всех, кто знаком с великим талантом знаменитой Певицы, нашей современницы,  ясно, что не могло быть иначе. Имя её вошло в историю оперного искусства Молдавии ещё при жизни этой легендарной личности  и теперь увековечено в названии театра.

Но мы же знали эту милую женщину, красивую, сердечную, необыкновенную, с её юных лет…

Незаменимых людей нет – гласит расхожая истина. Если  речь идёт об обычных, рядовых людях, быть может, это и так. Но не в том случае, о котором ведём речь – когда говорят: с уходом знаковой Личности из жизни в мир иной,  уходит целая эпоха. Когда не хватает душевных сил, чтобы пережить горечь такой великой утраты, и Время, известный целитель, не может поглотить эту горечь. И с этим приходится жить…

И сознаёшь, что не  вернуть эту эпоху. А вместе с ней и всё то, что удалось пережить в то время, когда  оно, как и сама жизнь, было окрашено присутствием в них великой Личности. И ведь за буднями повседневности не всегда отдавали себе отчёт, как повезло нам – тем, кто наблюдал расцвет великого Таланта. А порой по мере сил и – способствовал этому. Я веду речь о начальных этапах его появления на подиуме Жизни. Имея счастье многолетнего  общения с Марией Биешу, мне не раз приходилось слышать от неё: трудно переоценить значение контактов в годы молодости с людьми, сыгравшими, по собственному признанию великой Певицы, ключевую роль в становлении её творческой Личности. Буквально в первый год  поступления Марии в Кишинёвскую консерваторию и я оказалась среди тех, кто принял её к обучению. Скромные усилия молодого педагога, кем я тогда была, отозвались через годы благодарственным словом великой Певицы. Будучи давно в зените славы, она написала в автографе драгоценные для меня слова:

«Спасибо за первые шаги в мире музыки…».

Приведенный выше курсив – спонтанно возникшие мысли. Они были записаны мною в те  дни, когда стало известно, что ушла из жизни великая Певица. Под непосредственным впечатлением от этой   печальной вести. Тогда эти горестные мысли заслонили всё остальное…  А произошло это совсем недавно, лишь в мае нынешнего года, когда приплыл за нею легендарный серебряный корабль с пурпурною каймою… И вспомнились поэтические строки:

Как чёрный серафим три парные крыла,
Он вскинет паруса над звёздной тишиною.
Но люди не поймут, что он уплыл со мною,
И скажут: «Вот, она сегодня умерла».   (Дон Аминадо)

*     *     *

Благословенный талант Марии Биешу!  Это было сердце Молдовы. Всем ли дано понять, что его пульсация несла в себе биотоки родной земли? И теперь, когда оно перестало биться, обеднело всё вокруг, жизнь потеряла какие-то краски. Настолько выдающейся была эта личность, что поневоле обращаешься к тому, что сохранили  воспоминания, а они, в свою очередь, наводят на размышления об этом, одном из ярчайших явлений современной художественной жизни. В мыслях разворачивается вся панорама этой сказочной судьбы. От истоков её до последнего времени, до последнего дыхания, когда беспощадная тяжёлая болезнь переломила эту прекрасную жизнь, ворвалась в неё и унесла её в конце концов, положив предел земному существованию замечательного человека, оставившего нестираемый след в душах живущих…

Где же найти нужные слова, чтобы объяснить обаяние и раскрыть саму сущность уникального таланта оперной дивы Марии Биешу? Как рассказать о чуде, созданном в очередной раз Матерью- природой? Известный искусствовед прошлого Александр Бенуа, золотое перо, написал когда-то: «Всякий истинный талант есть чудо». Дивный голос, ангельское пение, неизбывная женственность. Это всё она – наша великая Певица, которая, наряду с другими известными личностями, заслуженно заняла в мировом оперном искусстве свою, особую, к сожалению, опустевшую сейчас, нишу. Появившись в середине прошлого века и проявив себя в полную меру в преддверии нового столетия, чему мы, современники, имели счастье быть свидетелями, самобытный блистательный талант Марии Биешу заставляет вспомнить  имена великих певиц прошлого, которые в своём певческом искусстве считались непревзойдёнными. Это ли не повод поделиться с читателем тем, что хранит  неувядаемая Память?

*     *     *

50275623
Кишинев, ул. Садовая, 62. Здесь в начале 1970-х поселилась Мария Лукьяновна Биешу. Photo by Lustig Leser, 1987.
Одна из живописных улиц старого Кишинёв некогда окаймляла город в его верхней, наиболее возвышенной части. Это был аристократический район с особняками и садами. Там жила знать, именитые люди, артисты. Живописность этим местам придавали цветущие  деревья на склонах, спускающихся к низине, к водяным источникам. Отсюда возникло и стародавнее название этой улицы – Садовая. Оно сохранялось до сравнительно недавнего, по историческим меркам, времени. Теперь Садовая улица переименована и носит имя румынского поэта Алексея Матеевича.

На этой улице и сейчас теснятся старые особняки.  Обновлённые, частично перестроенные, они приютили разные солидные учреждения  – Общество международных связей, американское и другие посольства, Дворец бракосочетания. Появились уже давно и новые здания – один из корпусов столичного университета, Дом национальностей. Здесь же находится Академия музыки, театра и живописи (бывшая консерватория им. Г. Музическу).

50316698
Кишинев, ул. Садовая, 62, (ныне Матеевича). Photo by Lustig Leser, 2006.
Напротив Академии привлекает  внимание элегантный белый особнячок, в котором жила с начала 70-х годов  прошлого века молдавская певица мирового класса – та, о ком я веду свой рассказ. Как было сказано, нынешний год – песчинка Времени  в масштабах вечности – печально отмечен её уходом из жизни. Стены этого красивого дома ещё овеяны её дыханием и звучанием её изумительного голоса, покоряющего континенты. Не раз по приглашению именитой хозяйки переступала и я порог этого дома. К тому располагало наше с ней давнее общение, возникшее по воле обстоятельств в ранние годы, в молодости. Благодарю судьбу за то, что согретое самым тёплым чувством, оно сохранилось на долгие годы и продолжалось  во все последующие  времена.


МАРИЯ  1995 год  автограф на обороте1995 г

Я гляжу на подаренную Марией дорогую для меня   фотографию певицы – милое женское лицо, отмеченное печатью вдохновения и жизнелюбия ,  улыбка, утопающая в море сирени, читаю предназначенные мне строки, написанные её рукой, и вспоминается давнее…

Когда-то (в середине 50-х годов прошлого века) безвестной сельской певуньей талантливая Мария Биешу появилась в Кишинёвской консерватории. Всё происходило на наших глазах. Она уже тогда отличалась от всех своей одарённостью. На это прежде всего обратили внимание опытные педагоги, которые и нашли её в сельской самодеятельности. Она поразила тогда на республиканском смотре своим пением взыскательных профессионалов, ищущих таланты. Не мудрено это. Знаменательно сказанное певицей в одном из последних интервью: «С детства выйду в виноградники и так запою, что птицы замолкали. Во мне песни сидели внутри и постоянно рвались наружу…» («Российская газета»,  24 августа 2011 г.).

Марию приняли в Кишинёвскую консерваторию без экзаменов, ибо наделённая от природы сказочным bel canto, она сама пела как вольная птица. Эти замечательные природные качества голоса Марии были позднее  подтверждены  итальянскими педагогами, когда молодая молдавская певица проходила стажировку в прославленном оперном театре La Scala. Её тамошний педагог Энрико Пьяцца, ученик и ассистент знаменитого Артуро Тосканини,  занимался отнюдь не голосом её, а лишь преподавал своей талантливой подопечной основы мастерства в исполнении оперных арий. Традиции итальянской школы, как известно, в этом бесценны.

Весьма существенным представляется тот факт, что безмерный, уникальный талант Марии Биешу был рождён землёй Молдавии. Вспомним, что этот край в своё время подарил миру  не один замечательный певческий голос, и не только женский. Однако при том отметим, что на небосклоне молдавской культуры со времен мировых  знаменитостей прошлого, заявивших о себе в давнее время (Мария Чеботари, Лидия Липковская, Валентина Куза, Тамара Чебан), такая звезда  зажглась здесь впервые, распространив своё сияние также на весь мир. Думается, что далеко не последнюю роль сыграло то, что талант этот возрос на благодатной почве края, где «поёт под ногами земля», как пел Вертинский. Дарование Биешу – порождение самой этой атмосферы, напоённой музыкой в народном быту, где звучат  прекрасные задушевные дойны и господствует импровизационная стихия искромётного искусства народных скрипачей – лэутаров. 

Видимо, совсем не случайно такие  земли в своё время привлекали к себе особое внимание деятельного Антона Рубинштейна. Он ратовал тогда о необходимости создания Южной консерватории в противовес Петербургской, которую, как известно, сам основал в Северной Пальмире. Великий организатор музыкального просвещения считал, что в Южной консерватории могли бы воспитываться  певческие голоса в подходящих для того климатических условиях. Об этом вспоминают сейчас не часто. А ведь Бессарабия  (нынешняя Молдавия) составляла во времена Рубинштейна  южные окраины Русской империи и была бы для этого одним из наиболее подходящих регионов.

*     *     *

Мы встретились с Марией, когда обе были совсем молоды, почти сверстницы. Годы и годы прошли с тех пор , как в моём классе появилась новая студентка Маша Биешу (кстати, она так и осталась для меня милой Машей, отзываясь и впоследствии с готовностью и очень приветливо на своё девичье имя). Перед мысленным взором невольно возникает… студентка, исправно приходящая в консерваторию  на наши занятия (обучение игре на фортепиано, теоретические предметы)  Хочется думать, что именно тогда возникла связавшая нас на долгие годы симпатия, а потом  и взаимное уважение. Душевная близость с нею, как в прежние времена, так и в годы самых громких, невероятных её успехов, вспоминается сейчас как самые светлые страницы жизни. А в те далёкие, скрывшиеся за завесой Времени, годы можно ли было  подумать, что судьба подарила нам встречу с незаурядной личностью, что перед нами далеко не рядовая студентка консерватории, но уникальное явление в певческом искусстве? Тогда никто не понимал, что это за талант, какие волевые импульсы излучает душа этой девочки.

Ах, как жаль, что не обладаем мы даром прозрения через годы, через десятилетия! А ведь это порой могло бы оберечь человека от всякого рода жизненных неудач и ошибок (а они, можно предположить, случаются в жизни каждого человека), но зато могло бы и подарить  осознание свершений будущего, помогло бы увидеть свет в конце тоннеля, особенно если этот свет ослепительный (!), как в нашем случае. Однако даром провиденья природа наградила в нашей творческой семье не меня… Но об этом далее.

Душевный человек, знаменитая певца с мировым именем, она никогда не забывала о первых своих педагогах и о том молодом времени. Хотя, казалось бы, круговерть её дальнейшей блестящей жизни, заполненной многочисленными выступлениями на самых престижных оперных сценах разных стран и связанный с этим беспрестанный труд преданного искусству человека, отдавшего немалые силы совершенствованию мастерства,  могли  заслонить то, что было в самом начале  жизненного, а соответственно и творческого пути. Теперь мы ведём речь  о певице с уникальным голосом, бесценным художническим даром. А тогда… Она  попала в совсем для себя другой мир. Тогда мы были заняты будничными делами – составлением расписания, проверкой домашних заданий.  Всё, что окружало Марию  в консерватории, было для неё необычно. Может быть, помогало ей на первых порах естественное студенческое равенство, что наблюдали мы все, – на занятиях, в студенческих концертных выступлениях, в общежитии.

  И наша первая встреча… Села Маша у пианино, положила руки на клавиатуру и не знала, что с этим делать.  Клавиши фортепиано не подчинялись непослушным пальцам, привыкшим к совсем другим ощущениям. Ведь по совету родителей она к тому времени успела закончить сельскохозяйственный техникум.  А практика, можно себе представить, на сельском поле в родной  Волонтировке (молдавское село на реке Бабей) была соответствующей. И руль трактора для её рук, надо полагать, становился тогда привычным и смотрелся тогда, наверно, вполне естественно. Странно сейчас думать о том, что Мария,  быть может, стала бы даже неплохим агрономом или мелиоратором. С её то живостью  ума, трудолюбием и работоспособностью. Река Жизни, однако, повлекла её, как мы знаем, по совсем другому руслу…  И угадать, что сулила судьба этой милой девушке, было, естественно, невозможно.  А она уготовила ей удивительную, сказочную жизнь, которую иначе как чудом не назовёшь. Уникальный талант, дарованный природой, и непомерная воля открыли ей дорогу к всемирной славе, на оперный Олимп.  Уж слишком это всё отличалось от начальных лет её жизни. А мы-то думали сначала – пришла рядовая студентка…  Как бы не так! Рядом с нами появилось редкое природное дарование, зрел необычайный талант, складывалась, формировалась Личность.

Всё-таки поначалу на студенческой скамье нелегко постигалась теория музыки, повергали в сомнение неудавшиеся задачи по гармонии, уроки пения были  регламентированы.  Раньше-то дома пелось стихийно, самозабвенно, без строгих правил…

Д
евушку, как говорится, «от сохи» приходилось знакомить с азами  того мира, в который ей предстояло вступить в скором времени и, как оказалось, – на всю дальнейшую жизнь. Она об этом и сама не могла ещё знать тогда.

За все прошедшие долгие годы не однажды моё перо выводило  на страницах очерков и журнальных эссе имя Марии Биешу. Однако  когда  я более, чем полвека тому назад, в своей скромной газетной заметке «Они поедут в Вену» («Вечерний Кишинёв», 8 января 1959 г.), посвящённой выступлению только что созданного  в Кишинёвской консерватории студенческого оркестра народной музыки (в преддверии его участия в VII Всемирном фестивале молодёжи в Вене), написала бестрепетной рукой: «Очень выразительно пела в первом концерте оркестра студентка Мария Биешу», могла ли я предположить, что передо мной будущая великая Певица? Кстати сказать, это было одно из первых, если вообще не первое упоминание в прессе этого имени, прославившегося потом на весь мир. Мария Биешу стала символом страны, где родилась, и даже для многих, я знаю, в какой-то мере той жизни, что осталась за гранью лет.

Мелькают, мелькают перед мысленным взором видения молодости… Их сменяют картины  последующих лет. И среди них – всё, что связано было в жизни для меня, да и для всех, со славным именем великой Певицы. Все годы её присутствие в нашей жизни ощущалось как бы рядом и далее, после вступления Марии на самостоятельный, такой блистательный в дальнейшем, творческий путь. И это – несмотря на многочисленные  далёкие гастроли, уносившие её зачастую на другой конец планеты.

Не мешала этому и её занятость не только творческой, но и иной (той, что мы привыкли называть общественной)  работой. Ещё бы! – возглавлять долгие годы Союз музыкальных деятелей в Молдавии, быть депутатом Верховного Совета СССР, посланницей культуры в разных регионах огромной территории бывшей страны, в России, да и в других странах. К тому же – отдавать немало времени и сил преподаванию в консерватории, воспитанию молодой смены в оперном искусстве республики, опекать детишек, материально поддерживать их обучение в сельских школах (в том числе в родном селе – в школе, которая носит имя певицы)… – всё это… ой, как не просто!(многие регалии были у неё – народная артистка СССР, Герой Социалистического Труда, лауреат многочисленных государственных и международных премий, и звания, и награды). Но  это никогда не заслоняло художническую сущность её яркой артистической натуры.

А САМ ТЕАТР! Национальный театр оперы и балета в Молдавии  невозможно представить себе без Марии Биешу. Говоря по существу, она была его душой. Молдавский оперный и обрёл в большой степени свой авторитет, благодаря тому что в нём царила почти полвека оперная дива Мария Биешу.

Это утвердилось во всём своём значении с того достопамятного дня, когда молодая, только начинающая оперную карьеру, певица спела Тоску в своём дебютном спектакле. Это событие сейчас вспоминается как  рубежная грань творческой жизни не только для будущей оперной примадонны, но и для всего оперного искусства в Молдавии (в этом году исполняется ровно 50 лет со дня того спектакля). То было судьбоносное начало  прекрасного творческого пути. А сейчас имя великой Певицы запечатлено прошедшим только что в столице Молдавии Первым международным конкурсом имени Марии Биешу. Он был проведен в Кишинёве параллельно с  отметившим своё двадцатилетие  знаменитым фестивалем   «Приглашает Мария Биешу», который сейчас в память о певице открылся тем самым спектаклем – «Тоской» Джакомо Пуччини…

Сейчас, когда пишутся эти строки, звучит у меня в ушах бесподобный голос Марии Биешу, который сопровождал долгие годы нашу жизнь, несясь вживую – с оперной сцены или с концертной эстрады, а также озвученный  в многочисленных записях (пластинки, кассеты, диски), которые разошлись за долгие минувшие годы по миру миллионными тиражами. Ими полнится теперь и моя домашняя фонотека. Я уверена – есть они сейчас у многих, во многих других домах. Какое счастье, что эти записи, как и снятые о великой Певице  кино- и телефильмы, хранят для нас  и для будущих поколений голос и сам образ  её – драгоценное это явление, так обогатившее духовную жизнь минувших десятилетий! Пение Марии, и в оперных ариях и в романсах – этих камерных жемчужинах мировой музыки, неизменно очаровывает, околдовывает и для попавших под его обаяние  создаёт особую незабываемую ауру.

bieshu

Наиболее полную характеристику этого необыкновенного голоса мы находим в посвящённой великой Певице прекрасной монографии, претерпевшей не одно издание.  Биограф и близкий Марии человек, автор этой книги, сама натура тонкая, художественная, нашла слова, чтобы охарактеризовать этот феномен. Она пишет, что голос Марии привлекает «свежестью, полнотой звука. Тембр его заключает в себе собственную волнующую выразительную силу… В нём – богатейшая гамма тембральных нюансов и оттенков: алмазно-чистый блеск, тёплая, нежная матовость, насыщенные бархатно-глубокие тона…» (Елена Вдовина).  Мне же помнятся у Марии неизменно восхищавшие поистине безграничные инструментальные возможности вокального интонирования. С глубоким удовлетворением соглашаешься с тем, что «это имя уже сегодня овеяно дыханием легенды», как говорит автор книги.

Итак, Мария Биешу как превосходная певица явилась музыкальному миру  в 60-е годы прошлого века, когда спела в спектакле Национального оперного театра заглавную партию  – роль, свою  дебютную Тоску в опере Пуччини. Хочется думать, что это событие своей значимостью войдёт в историю национальной музыкальной культуры, а вместе с тем будет особо отмечено и будущими исследователями творчества М. Биешу, самого феномена великой Певицы. Ведь всего через несколько лет после этого превосходного дебюта у себя на родине в связи с первыми выступлениями Биешу в этой же опере за рубежом в отзывах прессы напишут: «Её Тоска великолепна. Голос во всех регистрах ровный и красивый. Завершённость образа, изящная певческая линия и высокая музыкальность ставят Биешу в ряд мировых современных певиц» (курсив мой. – И. Б.) («Отечествен глас», Пловдив, 1970).

maria-biesu

Исключительное художественное дарование, голос необычайной красоты привел  Марию в баснословно короткий срок к значимым  победам на международном уровне. Сначала  – на конкурсе Чайковского в Москве (1966), а затем – звёздная её роль  (партия Чио-Чио-сан) в Японии, в оперном театре Токио (1967), где проходил Первый международный конкурс памяти Миуры Тамаки,  ведущей исполнительницы партии Чио-Чио-сан ещё во времена Пуччини.  Молдавская певица Мария Биешу была признана на этом конкурсе лучшей Чио-Чио-сан мира, за что получила Золотой кубок. Потом мировая пресса писала:«Образ Баттерфляй для певицы существует в сфере мечты и фантазии, и соткан из тончайших нюансов. Поэтому её вокальное мастерство было объединено с самой тёплой нежностью, её пение излучало сладкозвучную мягкость. Певица произвела огромное впечатление многогранностью и оригинальностью своего таланта» («Borba», Yugoslavia).

Не случайно в упомянутой монографии одну из глав автор назвала «Восход судьбы в Стране восходящего солнца». Начавшись несколько ранее, этот восход судьбы Марии здесь приобрёл, можно сказать, наиболее реальные очертания. Отсвет восходящего светила – солнца славы лёг на всю последующую жизнь Певицы.  «Япония в образе прелестной Баттерфляй навсегда вошла в жизнь Биешу, как, впрочем, и сама Биешу – в музыкальную жизнь Японии» (Елена Вдовина). О том памятном событии напоминают теперь  цветущая магнолия, посаженная Марией на японской земле после успеха на Первом конкурсе «Мадам Баттерфляй», и мемориальная доска с именем молдавской певицы, помещённая на доме в Нагасаки – символической родине Чио-Чио-сан. Не забудем, что произошло всё это всего лишь через шесть лет после окончания Марией родной консерватории и через пять после её кишинёвского дебюта. Затем последовала ещё целая жизнь… В ней однако очень скоро нашёл место и такой отзыв ( после гастролей Марии в Венгрии): «Милан, Нью-Йорк, Вена сегодня не могут показать на сцене такую Аиду (в опере Верди – И. М.). Эта маленькая женщина подействовала на будапештскую публику, словно удар электрического тока, после которого вряд ли возможно более сильное впечатление» («Непсава», 1973).   

*     *     *

Не удивительна ли эта стремительность взлёта?! Именно тогда   началось такое же стремительное восхождение молодой певицы по ступеням небывалого успеха во все последующие годы.

Мне кажется, что и сейчас ещё не в полной мере оценено всё, что  принесло с собой искусство Марии Биешу в жизнь нашего поколения. Возможно, не всем ещё ведом масштаб этого явления.

Это, конечно же, немыслимо охватить в рамках небольшого очерка. Но смысл того, что явилось миру, быть может, по-своему, очень образно отражен в красивых словах, которые я вынесла в заголовок своих заметок. Слова эти рождены поэтическим воображением. Содержащаяся в них замечательная гипербола принадлежит  известному молдавскому поэту Григоре Виеру. Относясь к бесчисленному  множеству  (по всему миру!) поклонников великого певческого таланта своей соотечественницы, он нашёл поэтический образ, которым попытался обозначить феномен Марии Бешу как символ национальной культуры. Знамение большого Искусства, этот символ был пронесен усилиями  Певицы,  можно сказать без преувеличения, по всей планете.

*     *     *

Однако вернусь к тому, что продолжает сейчас волновать память…  Мой отец оставил драгоценные Воспоминания о работе с Марией Биешу на заре её учёбы в оперном классе, которым профессор Борис Семёнович Милютин руководил в Кишинёвской консерватории не одно десятилетие. Это было время начального постижения основ того, что стало затем делом  жизни великой Певицы...  Осмелюсь далее предложить вниманию читателя некоторые его мысли и наблюдения – неоценимые свидетельства, что называется, из первых рук. Как пестовался великий талант, как распускались постепенно эти роскошные цветы.  Как победила все трудности потрясающая жажда приобщения к искусству, к большой Музыке, неукротимое в этом упорство.

ОНЕГИН  =   2

Консерваторские педагоги  тогда не могли нарадоваться на способную ученицу. Как и положено, она занималась в классе вокала, прошла первоначальное обучение и в оперном классе. Так распорядилась судьба, что на первую ступеньку оперного Олимпа она взошла также под руководством своего первого профессора. Позднее, в 80-е годы, он написал в своих воспоминаниях:

«… вот уже больше двух десятилетий имя Марии Биешу не сходит с уст горячих поклонников оперного искусства. Тысячи и тысячи слушателей с восторгом и благодарностью отдаются очарованию этого, редкой красоты, голоса, огромного исполнительского дарования прославленной певицы. Имя ее в наши дни почти стало легендой! Но отдавая дань преклонения перед этим величайшим талантом, всегда ли мы знаем и помним о поистине титаническом, подвижническом труде самосовершенствования и самоутверждения артистки на пути постижения высот мастерства?! Всем ли доступно понимание подлинной драмы творческих борений, душевных, порой кризисных, преодолений, недовольства собой, отказа от ранее достигнутого и беспощадной самокритики? В этом – спонтанность становления художнической личности, свойственная только высоко одаренным натурам…».

Ничего невозможно забыть, хоть время и неумолимо…

О трудностях, с которыми пришлось столкнуться начинающей талантливой молодой певице, я читаю там же: « … внешних причин бывало немало, чтобы исключить спокойно-благополучное формирование будущей певицы. Разве не травмировали ее чувствительную натуру в консерваторский период непозволительно длительное сомнение педагога в характере ее голоса?! А утверждение того же педагога, что оперной певицей Марии не быть; в будущем она, мол, исполнительница только народных песен…(?!).{…}

Я считал своим долгом игнорировать настойчивое требование этого  педагога снять Марию Биешу с оперной подготовки. Время доказало, что я был прав. И консерваторию  она оканчивала по моему оперному классу блестящей Леонорой в опере Верди "Трубадур".{…} Яркое, именно оперное дарование…»

Милютин со студентами
Проф. Б. С. Милютин со студентами в оперном классе.

Опытный педагог, оперный и симфонический дирижёр ещё в процессе учебных занятий разглядел  редкостный певческий и драматический талант в молоденькой студентке, ставшей его   абитуриенткой выпуска 1961 года.  И за это Мария была признательна ему всю жизнь. «Вы первый, кто поверил в меня как в оперную певицу», – говорила она ему.

А то  быть бы Марии Биешу фольклорной певицей. Ведь  народная песня была для неё родным домом. Недаром она была принята ещё в студенческие годы в знаменитый оркестр «Флуераш», которым тогда, как и в последующие сорок лет, руководил  в свои, тоже совсем молодые годы, небезызвестный скрипач и дирижёр Сергей Лункевич  (с Машей они были ровесниками, учились в консерватории параллельно). Одним словом, Марии прочили амплуа фольклорной певицы. Да это и не удивительно. Её голос и вся натура, взращённая родной землёй и окружающим сельским  бытом, были пропитаны народным духом, его импульсами. Всё в этом голосе – от народных корней: широкое певческое дыхание, пластика интонационных переходов, которыми  отмечена исполнительская манера певицы.

Читать дальше

Palestrina 2

Мария Биешу. Восхождение (стр. 2)

191175663

Но события, к счастью, разворачивались иначе. Восхищённый великолепным голосом и драматическим дарованием Марии, её бывший педагог, будучи в начале 60-х годов главным дирижёром оперного театра, ввёл начинающую певицу, недавнюю свою  выпускницу в руководимый им в театре оперный спектакль, первый в её жизни. В своих воспоминаниях он пишет: «В 1956 году ко мне в оперный класс Молдавской консерватории пришла скромная, застенчивая девушка, отмеченная на смотре художественной самодеятельности республики. (…) Незаурядность ее певческих способностей мы почувствовали с первых же шагов. (…)  Яркое, именно оперное,  дарование молодой певицы потребовало немедленного включения ее в состав солистов оперного театра. И в театре Мария вскоре заявила о себе во всю мощь своего таланта.. . Премьера оперы "Тоска" с участием Марии Биешу (…) стала настоящим праздником в жизни нашего театра. Это был дебют будущей известной певицы – украшения советской оперной сцены. А далее?! Далее - серия ее огромных творческих побед в родном искусстве, да и за рубежом!..»

190608590

Этот дебют Марии в Кишинёвском оперном театре, о чём уже говорилось выше, состоялся в 1962 году. Она предстала во всём блеске своего молодого таланта. Сама М. Биешу никогда не забывала, кто вывел её в те далёкие годы на оперную стезю и запечатлела это собственноручно дарственным словом (…). Называя Б. С. Милютина неизменно наставником и добрым другом, она на всю жизнь сохранила по отношению  к нему высокий пиетет (не могу не признаться, что это также сейчас руководит моим пером). В  глазах его воспитанников, которые, как и Мария, прошли его консерваторский оперный класс (своего рода оперную студию), авторитет проф. Б. С. Милютина всегда был непререкаем. Таким он оставался и для Марии, уже освещаемой лучами мировой славы. «Вы вывели меня на эту, оперную, стезю»  – обращаясь к нему, повторяла она не раз.

Могу ли я  устоять перед тем, чтобы не привести однажды опубликованные доподлинные слова знаменитой певицы?

«Моё творческое общение с Учителем продолжалось буквально до последних дней жизни этого прекрасного человека. Душа моя всегда тянулась к музыке, но многое в ней я узнала благодаря ему. Он взлелеял во мне какое-то святое чувство, которое ведёт меня все эти годы по дорогам искусства». «Кишинёвские новости», 18 марта 1995 г.) .

Надеюсь, что в мемориальном музее Марии Биешу найдёт своё место антикварное издание клавира оперы Пуччини «Чио-Чио-сан» из богатейшей библиотеки почитаемого ею профессора. После его кончины этот клавир с памятной надписью был передан нами, его семьёй, в руки великой Певицы, лучшей Чио-Чио-сан мира.

Какой же мерой теперь можно измерить жизненный диапазон между сельской девочкой и той, которая победоносно явилась на сцене Токийской оперы в амплуа маленькой японки, и пела затем на морском берегу в Нагасаки знаменитые арии Чио-Чио-сан. Позже писали: «Певица внесла свою трактовку образа маленькой мадам Беттерфляй – исключительную личность и, вместе с тем, сильнейший драматизм. Всё это наряду с высочайшим вокальным мастерством позволяет назвать Марию Биешу великим сопрано. (курсив мой. И. М.) («Политика», Югославия, 1977).

А потом последовало приглашение из США, из «Метрополитен-опера». После выступления Марии Биешу на этой прославленной сцене в партии Недды («Паяцы» Леонкавалло) в прессе Нью-Йорка можно было прочитать: «Мария Биешу, сопрано из Молдавии –  очень милая и обаятельная женщина, о которой можно писать с полным удовольствием. У Марии Биешу очень красивый, ровный и плавно идущий в верхний регистр голос. Поведение и действие её на сцене просто отличны». «Наши надежды оправдались,– сказал Роберт Хэрман , художественный администратор  "Метрополитен-опера", – Мария Биешу своим участием украсила сегодняшний спектакль; это одна из прекраснейших певиц, которых я когда-либо встречал. Она обладает огромными потенциальными возможностями».

И всё это – всего через какие-то десять лет после окончания консерватории!

Просто невозможно охватить мысленным взором весь трудно представимый творческий путь такой личности, усыпанный розами всемирного признания, но, конечно же в немалой степени и терниями.

* * *

2dc7c5108444ac59e749e88d6d82f6b9

Долгие годы культурную жизнь Молдавии украшал международный фестиваль мастеров искусств со всего света «Приглашает Мария Биешу». Этот творческий форум, собиравший на молдавской земле таланты из разных регионов мира, достойно вписывался в череду себе подобных на всём пространстве бывшей советской страны во главе с проходившим в Москве известным фестивалем Ирины Архиповой. Знаменитая российская певица, кстати, высоко ценила певческий талант, уникальное дарование молдавской примадонны – подруги по искусству, да и по жизни, каковой, несмотря на разницу в возрасте, сама считала её. Председательствуя на одном из конкурсов, она говорила по поводу Марии: «Необыкновенно женственный и тёплый голос; по-моему, самый красивый среди участниц…».


Не удивительно, что дарование Марии Биешу неизменно сравнивали с талантом тех , кто в своё время составил славу мирового оперного искусства. В эту сокровищницу очень естественно и органично включился и голос молдавской примадонны. Свидетельства об этом мы находим в несметном количестве отзывов, появлявшихся в прессе разных стран, где проходили гастроли нашей певицы. Достаточно привести лишь некоторые из них . К примеру, вот как отозвалась на её выступления критика в Монреале: «С Тибальди Марию Биешу роднит мягкий тембр, музыкальность, ровность вокального звучания во всех позициях, тонкое искусство звуковой фразировки.  От Марии Каллас унаследовала Биешу страстность выражения и филигранную колоратурную технику, которая свойственна её лирико-драматическому сопрано. Все эти качества естественно предопределили певицу для партий в операх Верди» («Montrealishe Nachrichten», Монреаль).  Кстати, прекрасное искусство Марии Каллас пленило в своё время и нашу оперную диву, став для неё образцом на долгие годы. Об этом она не раз сама говорила, отдавая предпочтение в этом плане своей знаменитой тёзке. И как же счастлива она была, когда при встрече с боготворимой ею Марией Каллас получила из рук знаменитой певицы её фотографию с памятной дарственной надписью!

Думая о великих, я однако смею утверждать, что наша героиня как крупная личность в искусстве со временем не только  стала  вровень с этими признанными авторитетами на мировом оперном  Олимпе. Её уникальное дарование и вокальное мастерство не раз заставляли задуматься – не говорит ли  в пользу нашей современницы  сравнение всех этих знаменитых голосов?  Как Великая Певица она была, действительно, великолепна и неповторима в своей уникальности.

Ею восхищались все, в том числе и мировые знаменитости, с кем её сводило  творческое сотрудничество на оперной сцене. И вообще – все, кому довелось услышать её замечательный голос. Не раз я была свидетельницей того, как душевный порыв искреннего восторга подымал со слушательских мест тех, кто присутствовал в оперном или концертном зале, где выступала Мария. Тогда  зал, стоя,(!), слушал этот дивный голос и потом награждал певицу долгими овациями за доставленное эстетическое наслаждение.

Теперь же, вспоминая всё, неоднократно слышанное в исполнении Марии, пытаясь в целом охватить мысленно присущее певице  высокое мастерство в передаче тончайших нюансов музыкального выражения, хочется отметить ещё одну черту в её зрелом певческом искусстве.

Это – неизменно ощущаемая,  пронизывающая его своего рода  исповедальность,  Именно в этом, как мне думается, всегда  отражалась живая женская душа нашей героини.  Великолепный  голос Биешу оказался  прекрасным инструментом для передачи в пении этого глубинного душевного качества. Им были  отмечены все воплощаемые ею на оперной сцене характеры – в большинстве своём страдающие женские души. …Природного артистизма, богатой интуиции и драматического чутья хватало, чтобы наполнить их энергией, приближая к жизненному правдоподобию.  Но голос, голос Марии ! Волшебный, необыкновенный, женственно тёплый! Вот что  завораживало, хватало за сердце, возносило в небесные выси, раскрывало звёздное небо над головой.

При всём многообразии оперных  амплуа великой Певицы   она достигла, на мой взгляд, подлинного совершенства в сложнейшей  партии  Нормы в одноименной опере Беллини. Не говоря уж о партиях Тоски,  Чио-Чио-сан и многих других.

В вокально-сценической передаче Марии всегда как бы   присутствовала жизнь её собственного сердца. Знала я, как и все, кому приходилось общаться с Марией, что сердце это полнится добротой, участием к людям. Но и – разумеется, – сугубо личными переживаниями, которые на протяжении всей жизни приносила ей судьба.

Не раз молитва, омузыкаленная композиторским пером ( как –будто специально для неё  возникшая в веках «Аве Мария», знаменитая «Каста Дива» в той же «Норме», молитвенные эпизоды в  «Реквиеме» Верди), звучала из её уст, осенённых божьим даром. Многим запомнилось пение Марии в церкви. Оно неизменно создавало особую ауру духовного обогащения. А теперь, когда её душа покинула земные пределы и обретает в горних высях, её волшебный голос, быть может, присоединился к хору ангелов, что поют в небесах! Вспомним Ахматову: «Хор ангелов великий час восславил и небеса расплавились в огне…». Когда не стало великой Певицы, неравнодушное перо (да простит мне читатель развёрнутую цитату) начертало прекрасные слова:

«…Почему свой уникальный и незабываемый голос она так долго и радостно дарила людям и, как всякий глубоко верующий человек – Богу, она сама как-то сказала: "Из вечной книги Святого Писания мы узнаём, что и в небесах поют. Сонм ангелов хвалит пением Господа. И, может быть, именно отсюда пришло в наш язык выражение, так много говорящее – “поет, как ангел".

Это значит, что человек, о котором так говорят, поёт так красиво, что красивей быть не может…"

Сама Мария Биешу пела именно так – и как человек, и как ангел, словно понимая свою особую миссию на этой земле, – ведь красивей, чем она пела, наверное, петь  никто больше и не сможет» (Галина Кочарова).

* * *

Два десятилетия прошло с тех пор, как Мария Биешу первый раз посетила Израиль. Гастрольный визит  великой молдавской Певицы на Святую землю  повторился через пять лет. Ещё в связи с первым приездом на Святую землю Мария Биешу сказала в беседе с корреспондентом: «Долгое время это турне было моей мечтой. Иерусалим грезился с юности».  (Труды и праздники богини.  «Вечерний Кишинёв», 13 января 1993 г).

Кстати сказать, Израиль вошёл в жизнь людей, которые близко знали великую певицу, общались, сотрудничали с ней на ниве искусства, что не преминуло сказаться и здесь на её выступлениях.  Одним из них был репатриировавшийся в Израиль известный российский пианист Евгений Шендерович, виднейший специалист в области камерно-вокального ансамбля, с которым Мария Биешу сотрудничала с 1980 г. В упомянутой книге о Биешу особо отмечено: «Ансамбль Биешу и Шендеровича – пример подлинного сотворчества двух музыкантов: совершенный вокал и вдохновенное искусство Марии Биешу выступили в единстве с глубоким интеллектом, тонкой музыкальностью, блестящим пианизмом Евгения Шендеровича». В следующем израильском  турне в качестве аккомпаниатора в большой программе знаменитой молдавской певицы выступила давно живущая в Израиле её соотечественница, известная пианистка Раймонда Шейнфельд. Тогда израильская пресса отметила, что Раймонда не только за баснословно короткий срок сумела освоить большой материал для аккомпанемента и тем подготовить своё участие в программе, предложенной певицей, но и оказалась на высоте всех исполнительских задач, содержащихся в разнохарактерной музыке  этой весьма обширной программы.

В заключение позволю себе привести слова, найденные мною в упомянутых воспоминаниях о Марии. Они прекрасно дополняют облик нашей героини: «Неуемная жажда новых творческих свершений, воля и труд, страстная вера в свое художническое предназначение – в этом тайна явления, имя которому – Мария Биешу».

Её хотели услышать ещё и ещё раз во многих театрах мира…   Импресарио предлагали наивыгоднейшие контракты. Но великая Певица  осталась верна родному дому. «Как я могла уехать? – говорила она.  – Уезжая, надо было оставлять здесь свою душу… А без души – как работать, как жить?».                                           

Я бы  назвала Марию Биешу подлинной жрицей храма высокого Искусства. Знаменитая и сладкозвучная, она выполнила своё предназначение на Земле. Единицам удаётся совершить это с таким самоотречением и самоотдачей!!