August 27th, 2014

Palestrina

Удивительный характер Бетховена

Beethoven
Portrait of Ludwig van Beethoven when composing the Missa Solemnis

Историк Сергей Цветков — о гордеце Бетховене: почему великому композитору было проще написать симфонию, чем научиться говорить «спасибо», и как он становился ярым мизантропом, но при этом обожал своих друзей, племянника и маму.

Людвиг ван Бетховен с юности привык вести аскетический образ жизни. Вставал в пять-шесть утра. Умывался, завтракал крутыми яйцами с вином, пил кофе, варить который надлежало обязательно из шестидесяти зерен. В течение дня маэстро давал уроки, концерты, изучал творчество Моцарта, Гайдна и — работал, работал, работал...

Принявшись за музыкальные композиции, он до такой степени становился нечувствительным к голоду, что бранил слуг, когда те приносили ему кушанья. Говорили, что он постоянно ходил небритым, считая, что бритье препятствует творческому вдохновению. А перед тем как садиться за написание музыки, композитор выливал себе на голову ведро холодной воды: это, по его мнению, должно было стимулировать работу мозга.

Один из ближайших друзей Бетховена Вегелер свидетельствует, что Бетховен «всегда бывал в кого-нибудь влюблен и большей частью в сильной степени», и даже что он редко видел Бетховена иначе, как в состоянии возбуждения, часто доходившего до пароксизма. Впрочем, это возбуждение почти не сказывалось на поведении и привычках композитора. Шиндлер, тоже близкий друг Бетховена, уверяет: «он прожил всю жизнь с девственной стыдливостью, не допустив ни малейшего приближения слабости». Даже намёк на непристойность в разговорах внушал ему отвращение

Бетховен заботился о друзьях, был очень нежен с племянником и питал глубокие чувства к матери. Единственное, чего ему не доставало — это смирения.

О том, что Бетховен — гордец, говорят все его привычки, в большинстве своем обусловленные нездоровым характером.

Его пример свидетельствует, что проще написать симфонию, чем научиться говорить «спасибо». Да, он часто говорил любезности (к чему обязывал век), но еще чаще — грубости и колкости. Вспыхивал по любому пустяку, давал гневу полную волю, был до крайности подозрителен. Его воображаемые враги были многочисленны: он ненавидел итальянскую музыку, австрийское правительство и квартиры, выходящие окнами на северную сторону. Прислушаемся, как он бранится: «Я не могу постигнуть, как только терпит правительство эту отвратительную, постыдную дымовую трубу!» Обнаружив ошибку в нумерации своих сочинений, он взрывался: «Что за мерзкое мошенничество!» Забравшись в какой-нибудь венский погребок, он устраивался за отдельным столиком, закуривал свою длинную трубку, приказывал подать себе газеты, копченых селедок и пиво. Но если случайный сосед ему не нравился, он, ворча, убегал. Однажды в минуту ярости маэстро попытался сломать стул об голову князя Лихновского. Сам Господь Бог, с точки зрения Бетховена, всячески мешал ему, посылая то материальные проблемы, то недуги, то нелюбящих женщин, то клеветников, то плохие инструменты и плохих музыкантов и т. д.

Конечно, многое можно списать на его болезни, которые предрасполагали к мизантропии — глухота, сильная близорукость. Глухота Бетховена, по словам доктора Маража, представляла ту особенность, что «она отделяла его от внешнего мира, то есть от всего, что могло бы повлиять на его музыкальную продукцию...» («Отчеты о заседаниях Академии Наук», том 186). Доктор Андреас Игнац Ваврух, профессор венской хирургической клиники, указывал, что для возбуждения слабеющего аппетита Бетховен на тридцатом году жизни стал злоупотреблять спиртными напитками, пить много пунша. «Это явилось, — писал он, — тем изменением в образе жизни, которое и привело его на край могилы» (Бетховен умер от цирроза печени).

Однако гордость не давала Бетховену покоя еще в большей степени, чем его недомогания. Следствием повышенного самомнения были частые переезды с квартиры на квартиру, недовольство хозяевами домов, соседями, ссоры с коллегами-исполнителями, с директорами театров, с издателями, с публикой. Доходило до того, что он мог вылить на голову кухарке не понравившийся ему суп.

И как знать, сколько великолепных мелодий не родилось в голове Бетховена из-за дурного расположения духа?

Использованы материалы:
Колунов К. В. «Бог в трех действиях»;
Стрельников
Н. «Бетховен. Опыт характеристики»;
Эррио Э. «Жизнь Бетховена».


http://www.livejournal.com/magazine/293896.html
Palestrina

«Совершенная любовь — это совершенное самоотречение». Св.царица Александра Федоровна

Оригинал взят у matveychev_oleg в "Совершенная любовь — это совершенное самоотречение". Св.царица Александра Федоровна
Оригинал взят у nidarat в "Совершенная любовь — это совершенное самоотречение". Св.царица Александра Федоровна
О БОГЕ И ЖИЗНИ ПО ВЕРЕ

Истинная вера проявляется во всем нашем поведении. Это как соки живого дерева, которые доходят до самых дальних веточек.

Мы знаем, что, когда Он отказывает нам в нашей просьбе, то выполнение ее было бы нам во зло; когда Он ведет нас не по той дороге, которую мы наметили, Он прав; когда Он наказывает или исправляет нас, то делает это с любовью. Мы знаем, что Он все делает ради нашего высшего блага.

Пусть на примере вашей жизни ближние увидят, что вера — это нечто большее, чем учение или соблюдение обрядов.

Воспоминание о прошлых милостях поддержит веру в Бога в испытаниях грядущих.

Не падайте духом, а спокойно доверяйтесь воле Божией, и, что бы вам ни выпало, переносите все во славу Господа, так как после зимы следует лето, после ночи — день, а после бури — тишина.

Мессию в Ветхом Завете много раз называют Слугой Божиим. Служение — это не что-то низменное, это Божественное.

Если наша любовь верная и искренняя, мы всегда уповаем на небеса.

Что такое молитва? Это когда мы находимся рядом со Христом.

Иных религия делает суровыми и угрюмыми. Но это не по-христиански. Религия, которую вдохновляет слово Христа, — солнечная и радостная.

Радость — это отличие христианина. Христианину никогда не следует впадать в уныние, никогда не следует сомневаться в том, что добро победит зло.

Если в нас живет слово Христа, оно заставит нас помогать другим.

О ЧЕЛОВЕКЕ И ДОБРОДЕТЕЛЯХ


[Читать далее:]Мы должны стать настоящими людьми.

Быть великим — значит быть счастливым, — это одно из ошибочных мнений, которого придерживалась почти во все времена большая часть человечества. Быть добрым — значит быть счастливым, — вот тайна, доступная тем немногим мудрым и добродетельным, которые являются украшением не только сами о себе, но и украшением ближних и Отечества.

Душа пишет свою историю на теле.

Чем смиреннее человек, тем больше мира в его душе.

Смирение не в том, чтобы рассказать о своих недо­статках, а в том, чтобы вынести, как о них говорят дру­гие; в том, чтобы слушать их терпеливо и даже с благо­дарностью; в исправлении недостатков, о которых нам говорят; в том, чтобы не испытывать неприязни к тем, кто нам о них говорит.

Занимаясь благотворительностью, важно не потонуть в самоуважении.

Основа благородного характера — абсолютная искренность.

Чистота помыслов и чистота души — вот, что действительно облагораживает.

Ободрение нас вдохновляет; если его нет, гаснут многие благородные возможности.

Истинная мудрость состоит не в усвоении знаний, а в правильном применении их во благо.

Первый урок, который нужно выучить и исполнить, — это терпение.

Если все хорошо внутри, то ничто не повредит снаружи.

Если вы осознаете, что вы из себя представляете, вы не будете обращать внимание на то, что о вас говорят люди.

Будь мужественным — это главное.

Настоящая добродетель — это без свидетелей поступать так, как обычно поступают перед глазами мира.

Доверяй своему сердцу, особенно, когда это доверие в добром, слушай его.

Тот, кто сделал добро, не должен об этом говорить, но если этим хвастают, добро теряет благородство…

От­давайте, не ища ничего взамен, не рассчитывая выгоду в будущем; отдавайте детям, старикам, умирающим, тем, кто не сможет отблагодарить, и тем, кого вы больше никогда не увидите, иначе это будет не благодеяние, а торгашество; старайтесь помочь даже вашим врагам. Не доверяйте раздачу своей милостыни сомнительным по­средникам, иначе само деяние, которое апостол назвал «трудъ любве» (1 Сол. 1, 3), будет под сомнением. Своей собственной рукой творите то, что подсказало вам серд­це. Так вы познакомитесь с жизнью и нуждами бедня­ков — созданий Христа.

Чем дольше я живу, тем отчетливее понимаю, что главная разница между людьми сильными и слабыми, великими и ничтожными — это энергия, непобедимая решимость, твердая цель, при которых и смерть — победа.

Никогда человек не бывает так прекрасен, как во время молитвы о своем прощении или прощении другого.

Нравственность — вот, что определяет смысл какого-нибудь поступка — смысл суетный или неотмирный.

Самое трудное, что человек должен преодолеть — это самого себя.

ВЗАИМООТНОШЕНИЯ ЛЮДЕЙ. ЛЮБОВЬ, СЕМЬЯ

Жизнь человечества — это большая общая жизнь отдельных человеческих созданий. Нужно понять, что существование одного человека отдельно от всех других людей — это то же самое, как если бы человек существовал отдельно от клеток своего собственного организма.

Каждый до конца своей жизни несет священную ответственность за счастье и высшее благо другого.

Мы должны стараться, чтобы все, что мы делаем, вся наша жизнь, были на благо другим людям. Мы должны так жить, чтобы никому не навредить, чтобы наша жизнь служила примером для других.

Потщиться сделать счастливыми своих ближних — это путь и к собственному счастью.

Большинство споров между людьми никчемны. Они вызваны или вмешательством посторонних, или легкомысленными словами, или действием нераскаянных грехов.

Людям рядом с нами больше всего нужна просто доброта.

Слова добрые всегда соединяют.

Никто не заслуживает большей награды, чем миротворцы.

Почти беспредельны возможности помогать людям, просто беседуя с ними. Тот, кто умеет говорить убежденно, умеет говорить языком любви, может вдохновить других на добрые и прекрасные дела, утешить их горе, подбодрить упавших духом, просветить тех, кто неопытен, — тысячею способов может помочь ближним.

Невзгоды — это то время, когда нужно поддержать ближнего.

В мире много людей, впавших в отчаяние, и мы должны уметь сказать им слово надежды или сделать доброе дело, которое выведет их из безысходности и даст силы вернуться к радостной, полной жизни.

Кто перестает помогать другим, становится обузой и для себя.

Каждый новый друг, входящий в нашу жизнь, доверяется нам. Самое правильное понятие о дружбе — это то, что она дает нам возможность служить, помогать, защищать другого. Момент, когда у нас появляется новый друг — это священный момент. Это еще одна жизнь, порученная нам, чтобы мы могли быть для нее благом, внести в нее красоту, быть ей убежищем и защитой.

Наполните любовью свои дни. Забудьте себя и помните о других. Если кому-то нужна ваша доброта, то доброту эту окажите немедленно, сейчас… Если сердце жаждет слов ободрения, благодарности, поддержки скажите эти слова сегодня.

Одно слово охватывает все — это слово «любовь». В слове «любовь» целый том мыслей о жизни и долге, и когда мы пристально и внимательно изучаем его, каждая из них выступает ясно и отчетливо.

Как сладки слова Правды, несомые дыханием любви.

Только та жизнь достойна, в которой есть жертвенная любовь.

Иисус требует любви не только как прекрасного чувства, а любви, пронизывающей всю повседневную жизнь, влияющей на отношения со всеми людьми.

Не может быть глубокой и искренней любви там, где правит эгоизм. Совершенная любовь — это совершенное самоотречение.

Жизнь слишком коротка, чтобы тратить ее на борьбу и ссоры, особенно в священном кругу семьи.

Пока любишь, прощаешь.

Брак — это Божественный обряд. Он был частью замысла Божия, когда Тот создавал человека. Это самая тесная и самая святая связь на земле.

Любовь не вырастает, не становится великой и совершенной вдруг и сама по себе, но требует времени и постоянного попечения.

В любви нужна особая деликатность. Можно быть искренним и преданным, и все же в речах и поступках может не хватить той нежности, которая так покоряет сердца… Чем ближе отношения, тем больнее сердцу от взгляда, тона, жеста или слова, которые говорят о раздражительности или просто необдуманны.

Без чистоты невозможно представить истинную женственность. Даже среди этого мира, погрязшего в грехах и пороках, возможно сохранить эту святую чистоту.

Можно понять, какова женщина, по дому, который она создает.

Женщина наделена даром сочувствия, деликатности, умением вдохновлять. Это делает ее похожей на посланца Христа с миссией облегчить человеческие страдания и горести.

Отношение к женщинам — вот лучший способ проверить благородство мужчины.

Родители должны быть такими, какими они хотят видеть своих детей — не на словах, а на деле. Они должны учить своих детей примером своей жизни.

Никогда не забываются песни детства. Воспоминания о них лежат под грузом заполненных заботами лет, как зимой под снегом нежные цветы.

Жизненно важно значение среды. Мы еще не вполне понимаем, как много значит атмосфера в доме, где растут дети, для становления их характера. Самое первое место для нас, где мы учимся правде, честности, любви — это наш дом — самое родное место для нас в мире.

ЖИЗНЬ. УМИРОТВОРЕНИЕ

Каждый день — это жизнь в миниатюре.

Мы часто теряем то дорогое, что у нас есть, гоняясь за недостижимым.

Сколько возможностей сделать хорошее мы упускаем, даже не сознавая ценности того, что упустили!

Из-за постоянных хлопот и забот мы не раскрываем и половину хорошего, что есть в нас.

Смысл жизни не в том, чтобы делать то, что нравиться, а в том, чтобы с любовью делать то, что должен.

Иди вперед, ошибайся, падай и снова вставай, толь­ко продолжай идти.

Часто для обыденных дел требуется больше небесной благодати, чем для великих.

Нет человека настолько бедного, чтобы он мог счи­тать себя таким. Мудрость в том, чтобы человек позво­лил Господу решать все за него.

У каждого есть свое место, и каждый важен на своем месте. Самые малые и незначительные тоже имеют свои места, и необходимо, чтобы эти маленькие места так же были заполнены, как места, которые занимают самые важные и значительные личности.

Никогда не падайте духом и не давайте падать духом другим.

Мы созидатели. Человеческие жизни повсюду, как недостроенные здания, и все, кто проходит мимо, кладут на стену кирпич или добавляют какое-нибудь украшение. Каждый, с кем мы соприкасаемся, кто говорит нам хотя бы слово, кто хотя бы издали на нас влияет, оставляет в нашем характере черточку красоты или знак чего-то дурного.

Мы должны оставаться на своем месте, выполнять свой долг, нести свою ношу, выполнять Божию волю. Это тропа к душевному покою.

Покой, который дает нам Господь, — это покой души — не внешней покой, не безделье. Можно наслаждаться им со всей полнотой, и в то же время непрерывно работать и переносить страдания и боль. Некоторые из лучших христиан, которых когда-либо знал мир, были величайшими страдальцами, но в то же время, ничто не могло нарушить их душевный покой.

Только те, у кого в душе царит мир, могут хорошо выполнять свою работу. Беспокойный ум не годиться для хорошей работы.

Беспокойство делает нас слабыми.

Раздраженный ум не может ясно мыслить.

Покой — это Божественный дар, но, в то же время, надо этому учиться. Учиться, взяв на себя иго Христово.

Самое доброе дело, которое учитель может сделать своим ученикам — это научить их вести жизнь, полную веры и мужества, — жизнь победителей.

"Фома"