December 22nd, 2014

Palestrina 2

Михаил Борисович Дубирный. 80 лет со дня рождения

Дмитрий Киценко

01

Когда я думаю об этом замечательном человеке, то мне кажется, что знаю его целую вечность, хотя познакомились мы с ним где-то в конце 1980-х. Откуда он появился в Молдавии, я до сих пор толком не знаю. А расспрашивать было как-то неудобно. Знаю только, что приехал из России, вернее сказать, вернулся, так как много лет назад закончил Кишиневскую консерваторию. А основные его города в России, это: Ленинград, Новосибирск и Владивосток. В Ленинграде учился в аспирантуре, потом работал в Сибири и на Дальнем Востоке.

Поводом для знакомства послужило то, что я занимался композицией. Михаил Борисович, страстно влюбленный в свой инструмент, переигравший массу произведений для тромбона, любивший играть новые произведения, обратился ко мне с просьбой: "Напишите для тромбона". Пока я думал, узнал, что не был "избранным": уже появились сочинения Олегы Негруцы, а затем и Бориса Дубоссарского, а может и наоборот, но это не имеет значения. Возможно, сыграло самолюбие, но я забыл о нашем разговоре, сочтя его не серьезным, по крайней мере для меня.

И вот прошло не слишком много времени, как мы опять встретились на каком-то концерте в Органном зале Кишинева. "Говорят, что Вы пишите музыку на одной ноте?" — обратился ко мне Михаил Дубирный, вероятно, имея ввиду мою Sinfonia in D. И у нас опять затеялся разговор на тему тромбонового сочинения. Увидев, что М. Б. настроен решительно, я сказал:"Хорошо. Напишу для Вас на семи нотах".

Семи нот оказалось мало, написал на восьми. Это был De рrofundis, концерт для тромбона и 13 струнных иструментов.


На то время не было у меня компьютера, чтобы проверить звучание. Произведение создавалось больше работой внутреннего слуха. Главное, что была идея и сюжетная линия известного 129-го псалма (в масоретской нумерации — 130-й). Текст псалма представляет собой молитву угнетённых, возлагающих на Бога свою надежду на спасение.

02И вот пришло время первой репетиции в Органном зале. Звучание тромбона поразило меня в самое сердце. Это было невероятно! Такая силища! Такая красота! В антураже струнных инструментов тромбон выделялся не только как тембр. Было еще что-то загадочное и неповторимое. Обычно после такого исполнения хочется научиться играть на этом инструменте, потому что кажется — это не так уж трудно — мнимая легкость, которая слышалась в исполнении, на самом деле предполагала многочасовые ежедневные занятия на протяжении многих лет. Забегая вперед, скажу, что и сейчас, в канун своего 80-летия, Михаил Борисович Дубирный каждый день! играет на тромбоне, чтобы не утратить навыки. И с удовольствием играет в различных концертах...

Позже появился Второй концерт для тромбона, но уже более традиционный, который почему-то больше нравился и Дубирному, и другим, но в меньшей мере — автору.

Михаил Дубирный в 1963 году стал лауреатом Всесоюзного конкурса музыкантов-исполнителей, одним из первых в Молдавии среди исполнителей на духовых инструментах. Впоследствии на Всесоюзной фирме "Мелодия" было записано три пластинки с его исполнением.

О таких, как Михаил Дубирный, говорят: "Музыкант от Бога". Исключительно певучий звук, беглость, мягкий тембр — казалось, все доступно этому удивительному музыканту.

Тромбон как инструмент — один из немногих духовых, который обладает исключительным свойством сочетания с органом, поэтому квартеты тромбонов часто применяли в церквах для замены органа и дублирования голосов певчих. Я бы сказал, это божественный инструмент, и большое счастье — уметь на нем играть.

Михаил Дубирный своим исполнительским искусством стал известен не только в Советском Союзе, но и за его пределами. Так, профессор Варшавской консерватории Петрахович называл его выдающимся исполнителем, одним из лучших инструменталистов Европы.

По возращению на родину Михаилу Дубирному не довелось поработать в Молдавской консерватории. Почему талантливому музыканту и педагогу, воспитавшему многих учеников во многих регионах нашей страны не нашлось места на кафедре духовых инструментов местной консерватории — науке неизвестно. Некоторое время он был, что называется, не у дел, а потом начал работать в сельской музыкальной школе в Балабанештах. Фактически он ее и организовал и стал первым директором. Меня он пригласил вести теорию музыки и сольфеджио. Позже затеял организацию еще одной школы в селе Будешты, где предлагал мне быть директором, чего мне совсем не хотелось. Но затея со школой провалилась.

БереговскийБереговский_2

Прошло пару лет и Михаил Дубирный в поисках лучшей жизни вместе с семьей уехал в Германию. Было грустно расставаться с моим старшим другом. Перед отъездом М. Б. подарил мне книгу М. Береговского "Еврейские народные песни". Сейчас эта книга — библиографическая редкость. М. Б. сделал дарственную надпись:

"На память Диме Киценко, моему автору, с пожеланием использовать материал этой книги в своем творчестве.
Всех благ и больших успехов!
С уважением, М. Дубирный.
Кишинев, 24 апреля 1993 г.".


Нет ничего ценнее вещи, чем книга. Мне ценна эта книга, как и некоторые другие, которых, в силу обстоятельств, есть немного у меня. Многое из этой книги я просто переиграл, музицируя. Фольклор использовал в трех сочинениях: Exodus I, Exodus II и Бабий Яр.

Человеческая мысль, заключенная в словах — что может быть ценнее? В книгах мы ищем ответы на вопросы, книги заставляют нас думать...

Через некоторое время мне удалось побывать в гостях у Михаила Борисовича. Говорили о разных пустяках. Почему-то запомнились часы-ходики, высевшие у них на стене. Циферблат располагался необычно — справа налево, в общем, "по-еврейски". Оказалось, Михаил Борисович купил их на блошином рынке...

Так как мы с Дубирным разлетелись в разные стороны — он на Запад, а я на Восток, то общаемся мало, но есть у нас одна традиция: в предновогодний месяц мы пишем друг другу письма, в которых обмениваемся главными новостями года.

Михаил Борисович Дубирный — человек неунывающий. Бездна энергии, излучение тепла, доброжелательности, заботы о близких. Радость бытия. Радость жизни.

Живите и радуйтесь!