January 27th, 2015

Соломон Моисеевич Лобель. 105 лет со дня рождения

Сегодня день рождения моего Учителя.



Соломон Моисеевич Лобель родился 27 января 1910 г. в запрутской Молдове, в городе Яссы. Учился на юридическом факультете Ясского университета и одновременно в консерватории по классу фортепьяно. Думаю, что Ясская консерватория в те годы в Румынии представляла среднее звено в музыкальном образовании.

В возрасте 21 года (1931 г.) С.М. переезжает в Бухарест, а в 28 лет (1938 г.) поступает в Бухарестскую музыкальную академию по классу фортепьяно к Ф. Музическу и по классу контрапункта к М. Жоре. Учителя у него были прекрасные! Флорика Музическу, дочь прославленного Гавриила Музическу, церковного композитора и хорового дирижера, на протяжении многих десятилетий преподавала в Бухарестской консерватории. Ее учениками были выдающиеся пианисты: Дину Липатти, Раду Лупу, Мындру Кац, Мириам Марбе, Михай Бредичану и др. Михаил Жора, который в свое время учился в Лейпциге у Макса Регера и Роберта Тейхмюллера, знаменитого педагога и концертного пианиста, был автором  симфонии, двух оркестровых сюит, четырёх балетов, камерной, хоровой и вокальной музыки.

Обычно в таком возрасте молодые люди завершают свое музыкальное образование. Однако участие в подпольной Румынской коммунистической партии не позволяло молодому человеку распоряжаться собою. Он прошел суровую жизненную школу, за свои коммунистические взгляды сидел в румынской политической тюрьме, после освобождения бежал в Советскую Бессарабию.

В 1940 году поступил в Кишиневскую консерваторию, как рассказывал мне сам С. М. , ему нужно было получить советское образование. Учился в классе композиции Штефана Няги, который изучал композицию в классе Дмитрия Куклина, а позже в парижской «Эколь нормаль» — у Нади Буланже, фортепьяно у Альфреда Корто, дирижирование у Шарля Мюнша. Мне известен достоверный факт, что Штефан Няга брал частные уроки по композиции у самого Игоря Стравинского.

Но в 1941 году с началом Великой Отечественной войны занятия были прерваны и С. М. ушел на фронт. Возобновить занятия в консерватории удалось только в 1945 г. После демобилизации С. М. продолжил обучение в Кишинёвской консерватории по классу композиции Л. С. Гурова, воспитанника Одесской консерватории. Л. С. Гуров был одним из самых значительных музыкальных педагогов по композиции в Советской Молдавии. Так что с педагогами С.М. повезло А в 1949 г., завершив пятилетний срок обучения в консерватории, С. М. получил диплом о высшем образовании. Учеба в Бухаресте засчитана не была, но занятия там не были напрасны. К слову сказать, Леонид Симонович и Соломон Моисеевич были ровесниками, так как оба родились в 1910 г. После окончания консерватории С. М. был оставлен преподавателем курса специальной гармонии, и они уже стали коллегами. Позже С.М. преподавал анализ музыкальных форм, а впоследствии и композицию.

Помню, как С. М. рассказывал о своей учебе в Кишиневской консерватории. До Второй мировой войны он писал очень сложную, новаторскую музыку. Начало 20 века ознаменовалось интересом композиторов к авангарду, к поискам новых путей в музыке, а также новой звуковой технологии. Так, Соломон Моисеевич в свой румынский период жизни писал четвертьтоновую музыку (как известно, тональная музыка строится на полутоновой системе, так называемый хорошо темперированный строй), а когда приехал в Советскую Молдавию, то столкнулся с совсем иным подходом к музыкальной композиции. Старшое поколение композиторов и музыковедов помнит, что был метод социалистического реализма. Правда, никто так толком и не знал, что это за метод и как им пользоваться при написании музыки. Думаю, что и его создатели затруднялись в определении, хотя такое определение, безусловно, было. Известное Постановление Политбюро ЦК ВКП(б) Об опере «Великая дружба» В. Мурадели от 10 февраля 1948 г., в котором осуждался формализм в музыке, коснулось также и Молдавской композиторской организации, так что и молдавским композиторам пришлось каяться на съезде Союза советских композиторов и обещать Коммунистической партии исправить ошибки. Правда позже, через 10 лет вышло новое Постановление ЦК КПСС от 28 мая 1958 Об исправлении ошибок... , допущенных в постановлении 1948 г., но, как там говорилось, Постановление 1948 года «в целом сыграло положительную роль в развитии советского музыкального искусства», ведь Коммунистическая партия никогда не ошибалась.

Со временем музыкальный язык С. М. усложнялся, что иногда приводило некоторых деятелей культуры в замешательство, так как они не понимали его музыки. В результате его произведения (в частности, симфонии), не приобретались вовремя Репертуарной Коллегией Министерства культуры МССР, что доставляло Соломону Моисеевичу немало огорчений.

В учебной практике С. М. не поощрял увлечение студентов новомодными техниками. Только со временем пришло понимание, что Учитель был прав: без должной подготовки, без глубокого проникновения в самую суть, применение современной техники композиции не могло дать высоких художественных результатов.

Большое значение на уроках по композиции С. М. придавал пониманию формы, умению распорядиться музыкальным материалом, а также развитию тематизма. Но он категорически был против формального подхода к любым вещам.

Часто он показывал, как следует, или как может развиваться тема. Он садился к фортепьяно и со стороны казалось все так легко! Высокая фортепианная техника и музыкальный вкус, привитый еще в классе Флорики Музическу, никогда не изменял С. М.

Его профессионализм был для меня примером, а удостоиться его похвалы была большая честь.

Он не любил лентяев, но всегда радовался успехам своих учеников.

Дмитрий Киценко, композитор

Открытое письмо сербского археолога русским коллегам

Оригинал взят у matveychev_oleg в Открытое письмо сербского археолога русским коллегам

Уважаемые коллеги!

Хочу обратить ваше внимание на некоторые археологические факты, которые могут иметь геополитическое значение для России. Речь идет о заблуждениях о прошлом славян, которые появились как последствие нашей незаинтересованности и  преданности науке Запада. На данный момент для меня самым ярким примером является Калининград; я занимался славянскими фибулами на Дунае, а у них есть аналоги в устье реки Неман. Ниже перечисленны только основные факты о них:

1.  Наука (и российкая) сегодня считает, что в VI-VII в. между устьем Немана и Вислы жили западные балты: пруссы, скалвы и ятвяги.

2. Давно известно, что некоторые виды славянских фибул обнаружены в этой области, такие же как и в Банате, Молдавии или на Днепре, то есть там жили славяне в VI-VII в. О них, как о славянских, писал И. Вернер (1950 г.) и датировал их VII веком (на самом деле они чуть старше). Ф. Курта сейчас ставит под сомнение их славянское происхождение (2006 г.). Он известен по книге о «конструкции» славян в VI-VII в. (2001 г.). А здесь нужно отметить, что он не единственный, и что «теория» о рабском происхождении славян пропагандируется и в России – см. Ю.Н. Денисов, Славяне, М. 2009.

3. Поляки проводили выставку об археологии западних балтов с фотографиями таких же фибул, но в этот раз представляя их как балтийские (1981 г.); когда такая же выставка была открыта в Австрии – Брегенц (1991 г.), эти фибулы даже не были упомянуты.

4. Верю, что было бы полезно показать, что калининградские славяне жили на самом деле там раньше немцев, в VI-VII вв., а на самом деле и до балтов, на берегах Венедского залива, как называли Балтийское море римляне. Стоило бы проверить принадлежность племени скалва к «западным балтам» (интересное имя, между прочим) и другим.

Схожая ситуация со второй крайней точкой России – Кубанью, это также не была оккупированной «чужой» територией. Там находился древний город Тмутаракань, чьё прошлое неиследованно, но на которое проливает свет Naturalis Historia Плиния. Там жили анты (в других источниках - инды). Этот важный факт остался незамеченным в русской науке. Нельзя забывать при этом, что существуют и археологические доказательства связи Кубани и Дуная.

Collapse )