November 12th, 2015

Германский след в Октябрьской революции: «за» и «против»

Юрий Бахурин

Октябрьская революция – одно из самых значительных и скандальных событий в отечественной истории. С распадом СССР её оценка со стороны многих людей сменилась на диаметрально противоположную. Новая версия событий уже успела заменить прежнюю и укоренилась в массовом сознании. К сожалению, она не намного ближе к реальности, чем прежний культ Великого Октября. Самые широко тиражируемые тезисы новой постсоветской версии истории октябрьского переворота можно сформулировать так:

•  Германия забросила большевистских лидеров в Россию в пломбированном вагоне.
•  Русская разведка знала о сделке В. И. Ленина с германским Генеральным штабом.
•  Кайзеровские спецслужбы активно содействовали Ленину, что подтверждали и видные немецкие военачальники.
•  Большевики отмывали немецкие деньги через Парвуса и его фирму в Стокгольме.
•  Немецкое правительство платило Ленину и через других агентов.
•  Многие обличающие большевиков документы были обнародованы ещё «по горячим следам». Но главные перипетии этой тайны до сих пор таятся в секретных архивах».

И всё, казалось бы, так… Да не совсем.

В мини-цикле из двух статей попробуем кратко проанализировать эти тезисы.

1. Германия забросила большевистских лидеров в Россию в пломбированном вагоне

Прежде всего, необходимо напомнить, что Ленин и другие революционеры прибыли в Россию в 1917 году из нейтральной Швейцарии. В самом по себе пломбированном вагоне нет ничего таинственного. Это и по сей день достаточно тривиальное явление в железнодорожных перевозках. Кроме того, ранее эмигранты уже возвращались в Россию через территорию Германии. Как же всё происходило на самом деле?

Идею проезда через территорию Германии в обмен на возврат интернированных немецких военнослужащих выдвинул на совещании 19 марта 1917 года не Ленин, а лидер меньшевиков Юлий Мартов.





​Юлий Мартов (сидит, справа) и Владимир Ленин (сидит, в центре) на заседании Союза борьбы за освобождение рабочего класса. Санкт-Петербург, 1897 год - Германский след в Октябрьской революции: «за» и «против» | Военно-исторический портал Warspot.ru
Юлий Мартов (сидит, справа) и Владимир Ленин (сидит, в центре) на заседании Союза борьбы за освобождение рабочего класса. Санкт-Петербург, 1897 год

Изначально на связь с германским послом в Берне бароном фон Ромбергом по этому вопросу вышел государственный советник Роберт Гримм. Он был убеждённым социал-демократом и подспудно видел своей целью заключение между Россией и Германией мира для спасения русской революции. Ленин уловил этот его настрой и был категоричен:





«Надо во что бы то ни стало устранить Гримма от этих переговоров. Он способен из-за личного честолюбия начать какие-нибудь разговоры о мире с Германией и впутать нас в грязное дело».




Переговоры продолжил Фриц Платтен, секретарь социал-демократической партии Швейцарии. При этом Ленин до последнего момента оставался в неведении относительно решения германских властей о намечаемом трансфере. Он делился сомнениями с Инессой Арманд: «В Россию, должно быть, не попадём!! Англия не пустит. Через Германию не выходит». Большевистский лидер уже был готов пробираться в Россию нелегально, под личиной глухонемого шведа




​Ленин с шведскими социалистами Туре Нерманом и Карлом Линдхагеном в Стокгольме. 1917 год - Германский след в Октябрьской революции: «за» и «против» | Военно-исторический портал Warspot.ru
Ленин с шведскими социалистами Туре Нерманом и Карлом Линдхагеном в Стокгольме. 1917 год

Не менее интересны условия проезда и пассажиры поезда, в котором ехал Ленин. Он и его попутчики должны были оплачивать проезд. Контакты с немецкими подданными исключались, потому вагон и был опломбирован. Наконец, единственным обязательством эмигрантов по отношению к германским властям была агитация в России за… обмен и отправку интернированных немцев в Германию! Условия этой договорённости было решено обнародовать в швейцарской и русской прессе.

Среди пассажиров, кроме большевиков, были как эсеры, так и представители еврейской социал-демократической партии «Бунд». Иначе говоря, ни о какой спецоперации по забросу диверсионной группы большевиков в Россию говорить не приходится. Это был вполне обычный по меркам 1917 года транзит. Да, Германия делала определённую ставку на дестабилизацию левыми радикалами положения дел в России. Но, во-первых, Ленину об этом не говорилось. Во-вторых, на тот момент Россия и без большевиков была живой иллюстрацией к правилу «падающего – толкни». В-третьих, эта ставка не сыграла.

2. Русская разведка знала о сделке Ленина с германским Генеральным штабом

Действительно, в конце 2000-х годов были опубликованы документы российского военного агента в Дании в годы Первой мировой войны С. Н. Потоцкого. Это были его донесения Особому отделению генерал-квартирмейстерства Главного управления Генерального штаба (Огенквар ГУГШ) в Петрограде, а также поступавшие в Копенгаген ведомственные письма и запросы. Подборка этих материалов преподносится как подтверждение «несомненного участия германских агентов и германских капиталов» в организации Октябрьской революции. На поверку оказывается, что это многообещающее название заимствовано из сообщения Огенквара Потоцкому, хотя по логике вещей подтверждение «несомненного участия» должно содержаться в донесениях из Копенгагена в Петроград.





​Одно из разведывательных донесений, поступавший в Огенквар весной 1917 года histrf.ru - Германский след в Октябрьской революции: «за» и «против» | Военно-исторический портал Warspot.ru
Одно из разведывательных донесений, поступавший в Огенквар весной 1917 года
histrf.ru

Как военный агент, Потоцкий был на хорошем счету у Огенквара. Однако известен ряд примеров его не вполне добросовестной работы. В январе 1916 года, например, Потоцкий со ссылкой на агента «Кривоноса» докладывал о переправке на Западный фронт массы болгарских и турецких войск в униформе германской армии, а также о существовании в Москве тайной германской организации, занимавшейся подделкой паспортов для нелегального проникновения в Россию вражеской агентуры. Департамент полиции проверил эти сведения и счёл их совершенно фантастическими. Далеко не все агенты Потоцкого были добропорядочны по отношению к разведке, сам же он в 1916 году оказался заподозрен англичанами в шпионаже в пользу Германии.

Да и излагаемые Потоцким сведения полны противоречий. Например, донесение от 2 мая 1917 года сперва сообщает о серьёзнейшем продовольственном кризисе в Германии и Австро-Венгрии («не хватает хлеба, мяса, картофеля, муки, вообще съестных продуктов»), а затем — о высылке из нейтральных стран в Россию социал-демократов с выплатой им больших сумм денег. Как относиться к подобным сведениям? Во-первых, они никоим образом не подтверждаются и предлагаются публикатором к принятию на веру. Во-вторых, ни в одной из 14 телеграмм не фигурируют, даже не упоминаются большевики и их лидеры. Наконец, в-третьих, по замечанию историка С. В. Тютюкина, идея о том, что истощённая, обескровленная, оголодавшая и сама находившаяся на пороге революции Германия в 1917 году была способна разбрасывать золото налево и направо, отдаёт нездоровой фантастикой.

3. Кайзеровские спецслужбы активно содействовали Ленину. Это подтверждали немецкие генералы

Глава разведывательной службы Генерального штаба Германии (IIIb) Вальтер Николаи, доставленный на Лубянку после окончания Великой Отечественной войны, показывал, что в годы Первой мировой войны его осведомлённость о персоне Ленина исчерпывалась знанием фамилии и страны проживания, то есть Швейцарии. Вдобавок, в секретном фонде его ведомства к 1917 году имелось лишь 450 000 марок, рассчитанных на поддержание разведдеятельности на Восточном с Западным фронтах, а позднее — и против Соединённых Штатов. У Николаи попросту не было денег на русскую революцию, да и политической разведки он не касался вовсе, занимаясь исключительно военной.






​Полковник Вальтер Николаи, глава разведывательной службы Генерального штаба Германии - Германский след в Октябрьской революции: «за» и «против» | Военно-исторический портал Warspot.ru
Полковник Вальтер Николаи, глава разведывательной службы Генерального штаба Германии

Ещё в перестроечные годы собственной жизнью зажила цитата из мемуаров 1-го генерал-квартирмейстера германской армии Эриха Людендорфа: «Отправлением в Россию Ленина наше правительство возложило на себя особую ответственность. С военной точки зрения его проезд через Германию имел своё оправдание: Россия должна была рухнуть в пропасть». Эти слова тиражировались в литературе и СМИ. На первый взгляд, они в самом деле кажутся неопровержимым свидетельством и весьма серьёзным аргументом. Однако даже здесь речи о каком-либо сотрудничестве германской военно-политической верхушки с Лениным, кроме разрешения на проезд, а тем более о его вербовке в качестве агента, не ведётся.





​Генерал Эрих Людендорф - Германский след в Октябрьской революции: «за» и «против» | Военно-исторический портал Warspot.ru
Генерал Эрих Людендорф

Гораздо меньшее число читателей знакомилось с первоисточником – самими воспоминаниями Людендорфа. Между тем, в их тексте содержатся и другие важные свидетельства. Например, автор признаётся:





«Я не сомневался в том, что разложение русской армии и русского народа очень опасно для Германии и Австро-Венгрии. Тем большие опасения вызывала у меня слабость германского и австро-венгерского правительств».




И далее:





«Но нашему правительству нужно было следить за тем, чтобы мы не погибли вместе с ней. События в России производили на меня двойственное впечатление. В военном отношении они нам давали решительное облегчение, но, с другой стороны, таили в себе для нас много опасного».




В предыдущей главе тех же воспоминаний содержится ещё одно весьма любопытное высказывание, совершенно замалчиваемое отечественными историками:





«Теперь, задним числом, я могу утверждать, что наше поражение явно началось с русской революции <…> Мысль о революции, распространяемая неприятельской пропагандой, и большевизм нашли в Германии подготовленное состояние умов и <…> завоевали себе почву в армии и флоте. Ложное учение скоро начало привлекать к себе широкие массы. Германский народ в глубине страны и на фронте получил смертельный удар».




Наконец, Людендорф признаётся в своём неведении относительно личности Ленина вплоть до апреля 1917 года.

Схожим образом порой приводят и толкуют вырванную из контекста фразу начальника штаба Восточного фронта генерал-майора Макса Гофмана:





«Так же, как я гранатами забрасываю вражеские окопы, как направляю на них отравляющие газы, я точно так же имею право применять против вражеских сил средства пропаганды».








​Генерал Макс Гофман - Германский след в Октябрьской революции: «за» и «против» | Военно-исторический портал Warspot.ru
Генерал Макс Гофман

Другие его слова цитировать не принято:





«Мне неизвестно, знало ли верховное командование что-либо об этом мероприятии; командующий восточным фронтом ничего о нём не знал. Мы узнали об этом лишь несколько месяцев спустя, когда заграничные газеты начали упрекать за это Германию и называть нас отцами русской революции <…> Лично я ничего не знал о перевозке Ленина. Но если бы меня об этом спросили, то я вряд ли стал бы делать какие-либо возражения против этого».




Анализ первых тезисов демонстрирует, сколь непроста поднятая проблема. Её разбор будет продолжен в следующей публикации.


Источники:


  • Авдеев В. А., Карпов В. Н. Секретная миссия в Париже. Граф Игнатьев против немецкой разведки в 1915–1917 гг. М., 2009.

  • Александров К. М. Несомненное участие германских агентов и германских капиталов. В кн.: Никитин Б. В. Роковые годы (Новые показания участника). М., 2007.

  • Алексеев М. А. Военная разведка России. Первая мировая война. Книга III. Ч. I. М., 2001.

  • Логинов В. Т. Неизвестный Ленин. М., 2010.

  • Людендорф Э. Мои воспоминания о войне 1914–1918 гг. М.; Минск, 2005.

  • Hoffmann M. Der Krieg der versäumten Gelegenheitrn. München, 1923. В пер.: Гофман М. Война упущенных возможностей. М.; Л., 1925.

  • Schiesser G., Trauptmann J. Russisch Roulette. Das deutsche Geld und die Oktoberrevolution. Berlin, 1998. В пер.: Шиссер Г., Трауптман Й. Русская рулетка. Немецкие деньги для русской революции. М., 2004.

Германский след в Октябрьской революции: «за» и «против»

(Окончание статьи)

4. Большевики отмывали немецкие деньги через Парвуса и его фирму в Стокгольме

Такие сведения распространены в литературе. Об этом подробно писал в мемуарах полковник Б. В. Никитин, при Временном правительстве возглавлявший контрразведку Петроградского военного округа. Он цитировал телеграммы, которыми обменивались В. И. Ленин, Г. Е. Зиновьев, присяжный поверенный М. Ю. Козловский, А. М. Коллонтай, глава Заграничного бюро РСДРП (б) Я. Ганецкий (Фюрстенберг) и его двоюродная сестра Е. М. Суменсон.







​Александр Парвус и Роза Люксембург rg.ru - Германский след в Октябрьской революции: три мифа | Военно-исторический портал Warspot.ru
Александр Парвус и Роза Люксембург
rg.ru

По версии обвинения, через экспортно-импортную фирму «Фабиан Клингсланд», основанную социалистом-коммерсантом Александром Парвусом, исполнительным директором которой был Ганецкий, а представителем в Петрограде — Суменсон, и производилось финансирование большевистской партии. Якобы Парвус передавал полученные от немцев деньги Ганецкому, последний перечислял их своей двоюродной сестре, которая обналичивала счета и передавала суммы денег Козловскому. Сочтя эти телеграммы подтверждением сотрудничества большевиков с государством-противником России, Никитин 1 июля 1917 года выписал ордер на арест 28 большевистских функционеров.







​«Дорогой Ал.Ник! Ленин приехал и ждет меня у себя…» — письмо Парвуса на бланке женевского отеля rg.ru - Германский след в Октябрьской революции: три мифа | Военно-исторический портал Warspot.ru
«Дорогой Ал.Ник! Ленин приехал и ждет меня у себя…» — письмо Парвуса на бланке женевского отеля
rg.ru

Следует отметить, что против Суменсон улик выявить не удалось — она истолковывала фигурировавшие в деле телеграммы, как сугубо коммерческую документацию. И именно к такому выводу пришел посвятивший их изучению свою докторскую диссертацию американский историк С. Ляндрес. Проведенный им анализ телеграмм показал, что упомянутые в них денежные суммы неизменно шли из России в Стокгольм, а не наоборот!

5. Немецкое правительство платило Ленину и через других агентов

Единственным документально подтвержденным примером получения большевистской партией денег от агента немецкого правительства в 1917 году является передача швейцарским социал-демократом Карлом Моором Заграничному бюро ЦК РСДРП (б) 73 тысяч шведских крон. В документах они именовались «ссудой» и должны были быть возвращены сразу после захвата большевиками власти. Однако эти деньги не помогли осуществить сам захват.







​Глас народа: антибольшевистская демонстрация в Петрограде, апрель 1917 года - Германский след в Октябрьской революции: три мифа | Военно-исторический портал Warspot.ru
Глас народа: антибольшевистская демонстрация в Петрограде, апрель 1917 года

Часть их была потрачена на проведение Третьей Циммервальдской конференции в сентябре 1917 года, состав и цели которой указывают на использование пресловутых «немецких денег» против самой кайзеровской Германии не в меньшей степени, чем Временного правительства России. Остальная часть ссуды Моора и вовсе была привезена в Россию Ганецким лишь в 1920 году. Таким образом, к истории Октябрьской революции и её подготовке эта сделка не имеет никакого отношения. Вдобавок, до 1917 года Моор еще не был секретным германским агентом, контактов с ним в эмиграции Ленин не поддерживал, а осенью, после июльских обвинений верхушки РСДРП (б) в шпионаже, центральный комитет партии постановил:







«Предложение [Моора] отклонить и всякие дальнейшие переговоры по этому поводу считать недопустимыми».






Прочие свидетельства подобного рода выглядят порой курьезно, чтобы притязать на достоверность. Например, германский социал-демократ Эдуард Бернштейн в начале 1920-х опубликовал статью, разоблачающую получение РСДРП(б) денег от кайзера. Но как сформулирована его доказательная база?







«Через одного друга я осведомился об этом у некоего лица, которое в силу своих связей с различными учреждениями должно было быть в курсе дела, и получил утвердительный ответ».






Короче говоря, эти сведения крайне ненадежны.

6. Многие обличающие большевиков документы были обнародованы еще «по горячим следам», но главные перипетии этой тайны до сих пор таятся в секретных архивах

В течении десятилетий основным массивом материалов, изобличающих большевистскую партию в получении немецких денег, являлись так называемые «документы Сиссона». Эти материалы были в 1918 году переданы правительству Североамериканских Соединенных Штатов (САСШ) главой петроградского бюро Комитета общественной информации Эдгаром Сиссоном, очевидцем революционных событий осени 1917-го. Содержание этих документов якобы показывало, что Ленин и Троцкий были агентами германских спецслужб.

Между тем их фабрикация была продемонстрирована еще в марте 1918 года, причем не кем иным, как ближайшим сотрудником Сиссона по петроградскому бюро Комитета общественной информации США Артуром Буллардом. Опубликовавший его бумаги российский историк В. Л. Мальков цитирует доводы эксперта: действительно, агитационная деятельность Ленина совпадала с интересами германской стороны, однако из этого вовсе не следует, что он стал агентом германского влияния. Призванные же уличить большевистскую верхушку документы представляют собой преимущественно копии неких телеграмм, неубедительных по содержанию. «Ничто, например, не мешает мне» — рассуждал Буллард,— «послать телеграмму королю Георгу и сказать в ней, что кайзер уполномочил меня выделить ему кредит в один миллион долларов. И подписать — фон Гартлинг».

Полную ясность здесь внес изучавший бумаги Булларда в архиве Принстонского университета американский историк и дипломат Джордж Кеннан. Его выводы ныне находят поддержку в западной литературе даже у сторонников теории «германского следа в Октябрьской революции». В отечественной историографии исследования Кеннана были продолжены. Историк В. И. Старцев, проведя всестороннее изучение самих «документов Сиссона» и обстоятельств их появления, убедительно доказал: эти материалы являются подложными, а их автором был авантюрист Фердинанд Оссендовский, ставший впоследствии известным польским писателем. Подробнейший источниковедческий анализ первоисточников, проведенный Старцевым в Национальном архиве США, позволил ему сделать однозначный вывод:







«Внимательное изучение всех документов Оссендовского показывает, что, несмотря на тщательность его работы и принимавшиеся им меры предосторожности и учета изготовляемых им документов, ошибки и огрехи в оформлении свидетельствуют еще раз об их поддельном происхождении».












​Фердинанд Оссендовский – подлинный автор «документов Сиссона» uwazamrze.pl {C}{C}{C}{C}{C}<!--{cke_protected}{C}%3C!%2D%2DEndFragment%2D%2D%3E--> - Германский след в Октябрьской революции: три мифа | Военно-исторический портал Warspot.ru
Фердинанд Оссендовский – подлинный автор «документов Сиссона»
uwazamrze.pl

Утверждение о том, что главные перипетии немецкого участия в подготовке Октябрьской революции до сих пор таятся в секретных архивах, тоже вряд ли верно.

Документы из архива германского МИДа были опубликованы еще в конце 1950-х годов. Данная книга и полвека спустя не переведена на русский язык, являясь на сегодняшний день редким изданием. Но включенные в него документы не изобличают Ленина как немецкого шпиона. Составитель сборника историк З. А. Земан признавал: среди них нет доказательств непосредственного контакта Ленина с какой-либо германской агентурой.

При хотя бы фрагментарном ознакомлении с этими документами можно обнаружиить следующее:


  • документ № 4 содержит запрос статс-секретарю Министерства финансов на 5 миллионов марок для «революционной пропаганды в России». Большевики в нем вовсе не упоминаются.

  • документ № 6 — донесение германского посла в Берне Ромберга о беседе эстонского социал-демократа Кескюла с Лениным об условиях подписания мира с Германией, с решением после этого… отправить русские войска в Индию. Даже эмигрантский историк С.Г. Пушкарев, убежденный сторонник версии «германского следа», разочарованно признает: «Возможно, конечно, что Ленин дурачил своего собеседника».

  • документ № 11 — тот же Ромберг докладывает о пересылке им в Петроград и «употреблении по назначению» суммы размером в 1 миллион рублей. Эта совершенно абстрактная информация ничем не подтверждается, а «употребление» не могло быть проверено или проконтролировано и самим Ромбергом.

  • документ № 15, в котором статс-секретарь Циммерман сообщает командованию германской армии о стремлении российских леворадикалов вернуться домой из эмиграции и высказывается за выдачу им разрешения, иллюстрирует лишь совпадение интересов двух политических сил, но не их сотрудничество;

  • документ № 44 — готовность германской стороны переправить Ленина сотоварищи через линию фронта, в случае отказа нейтральной Швеции в пропуске через собственную территорию, выглядит весьма неоднозначно. Это могло бы стать серьезной компрометацией большевистской верхушки; в отношении важной агентуры влияния подобный риск не может быть оправдан — однако большевистские эмигранты и не являлись ею.

  • документ № 51 данного сборника особенно интересен. Это сообщение от 21 апреля 1917 года из германского Генерального штаба в МИД, фабула которого заключается всего в 2-х предложениях: «Lenin Eintritt in Russland geglückt. Er arbeitet völlig nach Wunsch». Буквальный перевод с немецкого: «Въезд Ленина в Россию удался. Он полностью действует по желанию» — в нескольких книгах искажается следующим образом: «…Он действует как нельзя лучше», и даже «…Он работает точно так, как мы этого хотели». Таким образом, в данном случае мы наблюдаем элементарный подлог, не имеющий ничего общего с наукой.

  • документ № 62 — это телеграмма статс-секретаря Циммермана германскому послу в Берне с констатацией фактов об усилении мирной пропаганды и увеличении тиража газеты «Правда». Конечно, при желании можно и на этом основании составить далеко идущие выводы, однако их правильность отнюдь не гарантирована.







​Документ, отдельная цитата из которого в подложных переводах давно зажила собственной жизнью {C}{C}{C}{C}{C}<!--{cke_protected}{C}%3C!%2D%2DEndFragment%2D%2D%3E--> - Германский след в Октябрьской революции: три мифа | Военно-исторический портал Warspot.ru
Документ, отдельная цитата из которого в подложных переводах давно зажила собственной жизнью

Да и, к слову сказать, сам Земан, написавший в соавторстве с историком У. Шарлау политическую биографию Парвуса, признал в ней, что эти документы подтверждают максимум заинтересованность имперского правительства Германии в распространении восстания в России.

Ну, и окончательно точки над «i» расставила фундаментальная публикация «Следственного дела большевиков», заведенного после Июльского восстания 1917 года в Петрограде. Всё, что Временное правительство только могло «откопать» по большевикам, теперь обнародовано и доступно. Тайн более не осталось.

Впрочем, едва ли это остановит ведущиеся десятилетиями жаркие дебаты. Наверняка и этой статье «достанется» от критиков. Остается надеяться, что она поможет всем интересующимся разобраться в этой сложной проблеме и сделать собственные выводы на сей счет.


Список источников и литературы:


  • Арутюнов А. А. Ленин. Личностная и политическая биография. Т. I. М., 2003.

  • Латышев А. Г. Рассекреченный Ленин. М., 1996.

  • Макаренко П. В. Германский фактор в Октябрьской революции 1917 г. // Вопросы истории. 2008. № 5. С. 30–45.

  • МакНил Ш. Секретный план спасения царской семьи. М., 2006.

  • Мальков В. Л. Большевики и «германское золото». Находки в архивах США // Новая и новейшая история. 1993. № 5. С. 42–52.

  • Пушкарев С. Г. Тайный союз Ленина с Вильгельмом. Ярославль, 1991.

  • Следственное дело большевиков. Сборник документов: в 2 кн. М., 2012.

  • Старцев В.И. Немецкие деньги и русская революция: Ненаписанный роман Фердинанда Оссендовского. СПб., 2006.

  • Хереш Э. Купленная революция. Тайное дело Парвуса. М., 2004.

  • Germany and the Revolution in Russia 1915–1918. Documents from Archives from German Foreign Ministry / Ed. by Z. A. Zeman. London, 1958.

  • Hahlweg W. Lenins Rückkehr nach Russland 1917. Die deutschen Akten. Leiden, 1957.

  • Hartau F. Wilhelm II. in Selbstzeugnissen und Bilddokumenten. Reinbeck, 1978.

  • Krummacher F. A. Die Weimarer Republik. Hannover, 1977.

  • Lyandres S. The Bolsheviks' «German Gold» Revisited. An Inquiry into 1917 Accutions. Pittsburgh. 1995.

  • Pipes R. The Russian Revolution. N.Y., 1990.

  • Schiesser G., Trauptmann J. Russisch Roulette. Das deutsche Geld und die Oktoberrevolution. Berlin, 1998. В пер: Шиссер Г., Трауптман Й. Русская рулетка. Немецкие деньги для русской революции. М., 2004.

Молдавия на «проевропейском» дне: русофобия перевешивает демократию

«Запад и Плахотнюк пока еще нужны друг другу. Они в одной лодке»

Кишинёв, 13 Ноября 2015, 00:55 — REGNUM  На следующей неделе, 19 ноября, министры иностранных дел государств Европейского союза соберутся на саммит в Брюсселе, чтобы утвердить новую редакцию Политики соседства, включая ее «восточнопартнерскую» компоненту. Евробюрократы сами признают полный провал этой политики. Вместо «кольца друзей», как предполагалось изначально, ЕС окружен кольцом огня, нестабильности и хаоса.

Ничего не осталось и от Восточного партнерства. Белоруссия и Армения вошли в Евразийский экономический союз. Азербайджан идет своим путем. На Украине усилия ЕС направлены на «заморозку» очередного военного конфликта. Грузия остается лучиком света в этом темном «проевропейском» царстве. А Молдавия, некогда легендарная «история успеха», оказалась на глубоком «проевропейском» дне.

На этой неделе Международный республиканский институт (IRI) из США опубликовал результаты опроса общественного мнения, проведенного в Молдавии в октябре. Четверо из пяти опрошенных считают, что страна движется в неправильном направлении. 85% не одобряют деятельность властей. Проблема номер один — коррупция. 90% не верят, что в Молдавии есть демократия. Шесть из десяти ожидают ухудшения экономической ситуации в ближайшие 12 месяцев. Семь из десяти предпочли бы демократии развитие экономики. 56% сожалеют о распаде СССР. 45% хотят в Евразийский экономический союз, 38% за ЕС. Двое из трех выступают за досрочные парламентские выборы. Девять из десяти хотят сами выбирать президента. Если бы выборы прошли сегодня, «Наша партия» и Партия социалистов заняли бы половину мест в парламенте. Демократы и либералы получили бы по 7%, либерал-демократы не преодолели бы шестипроцентный барьер. В топе рейтинга доверия — Ренато Усатый, Игорь Додон и Майя Санду. Лидеры АЕИ возглавляют все антирейтинги, больше всего (85%) не доверяют Владу Плахотнюку, за ним Влад Филат, третий снизу — Николай Тимофти.

В Молдавии образовалась перевернутая пирамида самого существования государства и общества. Внизу, на самом дне, сохраняется разлагающаяся власть, с рейтингами, звучащими, как смертный приговор. Сверху эта власть придавлена социально-экономическими проблемами, политическим кризисом и всенародной ненавистью. При этом политики, у которых не осталось никакой легитимности и поддержки, продолжают насиловать все общество, стараясь любой ценой удержаться у власти. И что самое странное в этой ситуации — Запад продолжает поддерживать этих политиков, потому что других «сукиных сынов» он в Молдавии еще не взрастил.

Генсек Совета Европы Турбьерн Ягланд публикует в американской прессе статьи о «захваченном олигархами государстве» в Молдавии. Президент Румынии Клаус Йоханнис отказывается давать этим олигархам кредит в 150 млн. евро, потому что не в коня корм. Правительство США проводит аудит эффективности грантов на многочисленные неправительственные организации, толку от которых, судя по тому, до чего докатилась Молдавия, тоже мало. IRI публикует убийственный для АЕИ опрос. Наконец, сам Штефан Фюле, «крестный отец» Восточного партнерства, заявляет, что он не понимает, что такое «проевропейское» правительство в Кишиневе, и обвиняет лидеров АЕИ в том, что они использовали «проевропейскую» риторику в качестве алиби для обделывания своих грязных делишек, ничего общего с Европой не имеющих. Фюле, конечно, лукавит, все он прекрасно понимает. «Проевропейское» правительство — это такое правительство, которое нравится Западу. Это не самоназвание, и не набор критериев, это ярлык. В свое время Фюле сам бросил палочку дрожжей в кишиневский «проевропейский» клозет, чтобы спасти свою еврокомиссарскую шкуру накануне Вильнюсского саммита и подписания Соглашения об ассоциации. Теперь, когда все это «проевропейско"-бандитско-олигархическое «добро» растеклось, Фюле старается отгрести от него подальше, чтобы не запачкаться.

Вывод, казалось бы, напрашивается сам собой: если вы отказываете в доверии этим политикам, нужно провести новые выборы, чтобы граждане сами выбрали власть, которая будет отражать сегодняшние настроения и расклад сил в обществе, получит большую легитимность, чем этот лопнувший АЕИ. Но Запад, прежде всего, США, категорически противятся досрочным выборам, опасаясь, что к власти в Молдавии придут «пророссийские силы». Вся «инженерная» мысль аккредитованных в Кишиневе западных послов направлена на то, чтобы слепить еще один «проевропейский» альянс из тех же самых партий, которые входили и в предыдущие «проевропейские» коалиции, полностью обанкротились и убили саму «проевропейскую» идею.

Русофобия перевешивает демократию. Сегодняшняя кишиневская власть встроена в региональную антироссийскую коалицию, созданную Вашингтоном. США не позволят, чтобы Молдавия сменила свой «проевропейский» вектор, как бы уродливо он сегодня ни выглядел. И это то, на чем пытается играть Плахотнюк, предлагая себя в качестве единственной жизнеспособной альтернативы «приходу Путина». Но Запад ему не верит.

Плахотнюк пока еще нужен Западу, который понимает, что вся система в Молдавии держится на этом одном олигархе, и если этот стержень выдернуть, система окончательно рухнет. Только от Плахотнюка зависит, будет ли утверждено правительство, и какое, будет ли избран президент, или нет. Запад и Плахотнюк пока еще нужны друг другу. Они в одной лодке. Послам нужно выиграть время, слепить хоть какое-то «проевропейское» большинство и правительство, избрать какого угодно «проевропейского» президента, хоть того же Тимофти оставить на второй срок, а потом, когда Плахотнюк уже будет не нужен, убрать и его. Посадить в тюрьму, как Филата, или просто выгнать из Молдавии, как Игоря Коломойского с Украины — это уже дело техники. Первая часть задачи, которую решает Плахотнюк, та же, что и у послов — выиграть время, — но финал он видит совсем по-другому — сохранить не только свободу, но и деньги, и власть.

Плахотнюку предстоит проявить чудеса изобретательности, чтобы проскочить между струйками дождя и не промокнуть. Он как та американская картошка, которую или весной посадят, или осенью уберут, или летом поедят колорадские жуки. Попытаться сторговаться с американцами, которые выстроили жесткую систему ручного управления в соседних Румынии и Украине, и намерены сделать то же самое в Молдавии? Но как верить американцам, которые и не таких «друзей» сдавали в музей и отправляли на нары?

У Плахотнюка есть пять вариантов действий.

Первый: восстановление «семьи» ДПМ-ЛДПМ-ЛП-ЕНП. Это то, на чем настаивает Запад, и под что он готов дать деньги, без которых любое «проевропейское» правительство будет мертворожденным. ЛДПМ будут дожимать и склонять к такому варианту, но при этом либерал-демократы могут потребовать «настоящих реформ» и отставок генпрокурора, главы Национального центра по борьбе с коррупцией, судей, то есть тех людей, на которых держится вся система Плахотнюка. ЛДПМ, при поддержке Запада, может потребовать назначения на ключевые должности в системе юстиции иностранцев, что для Плахотнюка смерти подобно. Он на это согласиться не может, и как они будут договариваться, непонятно. В последние дни ДПМ сбавила риторику «анти-ЛДПМ», зовет либерал-демократов в новый альянс, в том числе через призму выборов президента. Если удастся пройти рифы с утверждением правительства и избранием президента, этот парламент дотянет до очередных выборов в 2018 году. Но Плахотнюк не дотянет — его американцы уберут.

Второй: «технократическое» большинство ДПМ-ПКРМ-ЕНП и всех, кто пожелает к ним примкнуть. Михая Гимпу оставят в оппозиции, чтобы он добивал ЛДПМ и оппонировал платформе DA. Под такое правительство Запад денег не даст, зато Плахотнюк сохранит контроль над системой и сможет сам выдвинуться в президенты. 61 голос для своего избрания он без труда обеспечит, но спрогнозировать реакцию общества на столь циничный вызов олигарха трудно. Запад не будет возражать, если в Кишиневе случиться очередной Майдан, а Плахотнюка постигнет участь Виктора Януковича.

Третий: левоцентристская коалиция ДПМ-ПСРМ-ПКРМ. Она позволила бы Плахотнку сохранить власть и систему, но ПСРМ заявляет, что не будет делать никаких альянсов с олигархами, и настаивает на досрочных выборах.

Четвертый: ситуация «ни мира, ни войны», при которой нынешнее «болото» будет сохраняться максимально долго, а выборы всячески оттягиваться. Прецедент есть, при и.о. президента Гимпу и Лупу Молдавия два года и семь месяцев прожила без законно избранного главы государства. Плахотнюк может попытаться отложить выборы до 2017 года, притом, что все будет временное и переходное, и только воровство будет продолжаться постоянно и по-настоящему. Карманный Конституционный суд объяснит, почему это возможно. Но опять же, неизвестна реакция посольств и улицы, а в конечном счете, выборы все равно придется проводить.

Пятый: быстро, весной-летом 2016 года, провести досрочные выборы, на которых ДПМ и ПКРМ могли бы выступить единым блоком. Проблему с рейтингами можно решить, сохранив нынешнюю систему, которая позволяет фальсифицировать выборы, подгоняя их под нужный олигарху результат.

Поставьте себя на место Плахотнюка. Он видит: западники спасают ЛДПМ, которую он планировал уничтожить, загоняя всех в очередной «проевропейский» альянс, либерал-демократы диктуют неприемлемые для олигарха условия, АЕИ будет договариваться с ПКРМ по избранию президента, жизнь парламента продлевается до 2018 года — а в результате Запад или посадит Плахотнюка весной, или уберет осенью. Быть «картошкой» в американском огороде ему не хочется, поэтому Плахотнюк, скорее всего, будет сохранять нынешнее болото, поддерживать состояние неразберихи и хаоса, и готовиться к внеочередным парламентским выборам.

А Молдавия, ее народ? На них и Западу, и его ставленникам в Кишиневе плевать. Если сами граждане не начнут сопротивляться, то их не только принудят ползать и дальше по «проевропейскому» дну, но еще и заставят копать глубже.

Дмитрий Чубашенко — директор газеты «Панорама» (Кишинев, Молдавия)

Кишиневские рассказы: Вовка Зельцер

Виктор ОПРУНЕНКО

У многих, если не у каждого есть улица, с которой связанны самые дорогие воспоминания детства и даже всей жизни. Для меня таким местом является улица с удивительным названием Подольская, некогда тенистая и уютная улочка в центре Кишинева, а теперь загазованная магистраль с интенсивным движением. С осени 1950 г. по весну 1977 г. я счастливо и беззаботно здесь проживал. И хотя улица достойна отдельного повествования, но сейчас речь пойдет не о ней. Но все же несколько слов мне сказать хочется. Официально адрес нашей квартиры был Пушкина 17, но вход был с Подольской. И когда говорилось о ребятах с Подольской то, естественно, туда причисляли и меня. Это была славная когорта готовых на всяческие проделки и проказы пацанов, целыми днями взад и вперед носившимися вдоль родной улицы в поисках друг друга. Улица получила свое название от квартировавшего еще до революции в районе теперь заброшенного Республиканского стадиона Подольского пехотного полка. В "честь" одного из советских юбилеев улицу в какой-то момент (1970 г.)1 переименовали и дали название "Искра", так как на этой улице находилась подпольная типография, где печаталась большевистская газета "Искра",2 один из основных печатных органов канувшей в Лету Коммунистической партии Советского Союза в начале ее противоречивой истории.

С распадом СССР такое название стало "неприличным" и новые "хозяева" в унионистском экстазе переименовали ее в Бухарестскую. А в доме, где я раньше жил, разместилось румынское посольство. Румынский посол и не подозревает, сколько счастливых часов проведено мной, моими друзьями и одноклассниками во дворе этого красивого дома с раскидистым каштаном в центре (дерево это в настоящее время, как и большинство каштанов Кишинева, поражено охридской минирующей молью - Cameraria ochridella - и медленно умирает). Почти уверен, что Его Превосходительство даже не слышал обо мне! Зря смеетесь! Например, Посол Российской Федерации в Индии Александр Кадакин,3 осведомлен обо мне прекрасно. Я с ним не то чтобы близко знаком, но пересекались! Не вру. В одной школе учились, в 37-й им. Н.В.Гоголя,4 которую он окончил несколько позже меня, но зато с золотой медалью. Кто-то давно пытался назвать ее "хутором близ Диканьки", но это название как-то не прижилось. В памяти очень и очень многих она "Родная тридцать седьмая".

Пора уже переходить к Зельцерам. Достаточно распространенная в том старом, почти местечковом Кишиневе фамилия. Зельцеров вокруг Подольской обитало множество. Все они были, вероятно, связаны родственными узами и занимались разными гешефтами. Во всяком случае, я не знаю ни одного Зельцера, который был бы сотрудником академии наук Молдавии или Кишиневского Госуниверситета или на худой конец работал бы на заводе или фабрике! Что касается младшего поколения, то почти со всеми я был знаком и по какому-то странному стечению обстоятельств конфликтовал!

Юрка Зельцер крайне "деловой" и хулиганистый парень имел даже всесоюзную славу, так как о нем была напечатана заметка с фотографией в "Пионерской правде". Не помню, как она называлась, но говорилось там о неблаговидном его поведении: как он грубит взрослым, обижает маленьких, отбирает деньги у одноклассников. Слова "рэкетир" мы тогда не знали, но Юрка занимался именно этим промыслом. Он жил в проходном дворе, который соединял ул. Подольскую с ул. Щусева (из уважения к великому архитектору,5 уроженцу Кишинева, название улицы не изменили, однако его дом-музей основательно забыт и находится в крайне плачевном состоянии). При этом значительно сокращался путь, если нужно было попасть на ул. Пирогова (теперь Кэгэлничану) где между зданиями, принадлежащими Университету, располагалась "Стрелка" (стрельбище "Динамо"). Сейчас на этом месте стоят новые учебные корпуса: Иняз, Библиотечный.

На "Стрелке" можно было разжиться свинцовыми пулями от малокалиберной винтовки. Свинец легко плавился, и из него можно было изготавливать битки для игры в "Цоку". Кажется, эта игра в России называется "расшибаловка". У нас называлась "Цока". Потому, что если ты попадал в монетки стоящие на кону, то слышался характерный звук "Цок", а попавший срывал двойной куш. Поэтому иметь правильно отлитую увесистую биту было очень заманчиво. Кроме того, этот химический элемент использовался для создания снаряда для игры в "лянга", а именно, кусочка кожи с мехом и с нашитой на него свинцовой пластиной. Я, например, использовал кусочек чернобурки из материнского воротника, за что был впоследствии примерно наказан отцом. До написания этого рассказа я считал, что эта игра имеет чисто молдавское происхождение, однако оказалась, что она была повсеместно распространена среди подростков в бывшем Советском Союзе и имеет тюрско-персидское происхождение. Поэтому охота "за свинцом" была почти ежедневным нашим занятием, а короткий путь на стрельбище обладал стратегический важностью!

Но пересечь проходной двор без приключений не всегда удавалось. Юрка Зельцер, знал о нашем промысле и словно средневековый барон-разбойник ревностно охранял свою территорию, а за проход требовал дань. И во избежание неприятностей шкет - второклассник, вроде меня, с удовольствием (или с сожалением) выгребал всю мелочь из карманов. Причем угроз и рукоприкладства Юрка в своей деятельности не допускал. Все получалось как-то само собой. У начинающего вымогателя был явный талант. Я так вообще предпочитал отдать бумажный рубль (меньше 2стаканов семечек по тем временам) и спокойно следовать к свинцовой "пещере Лейхтвейса". Потом уже выяснилось, что я очень выгодно помещал свой капитал. Зимой Юрка залил во дворе каток и брал за пользование 1 рублик. А с меня не брал.

Последний раз я получил проценты на свой капитал в сентябре 1966 г., когда приехал в отпуск из армии и жестко схлестнулся со шпаной на углу ул. Ленина и 28 июня (сейчас Штефана чел Маре и Влайку Пыркэлаб). Дело уже шло к применению холодного оружия этой гопотой, но тут "подгреб" Юрка Зельцер отсидевший к тому времени уже где-то три срока. Одного его слова было достаточно, чтобы ватага "заглохла" и меня отпустили, даже не прошипев традиционного для таких случаев "Мы еще встретимся".

В нашей 37 школе учились еще брат и сестра Зельцеры. Парня звали Дима, если это имя настоящее, а не аналог еврейского, что было крайне характерно для еврейских детей в те времена. Как звали сестру, не помню. Но фигуры колоритные. Носы имели такие, что не всякий грузин сравнится. На новогоднем бал-маскараде их подкалывали: "Сними маску". Зря, конечно. Дима Зельцер играл в ручной мяч, был довольно широк в плечах, мускулист, строен и вполне симпатичен. Правда, однажды мы с ним сцепились. Но воспользоваться своей силой гандболист не успел. Я точно попал прямым в нос (трудно было промахнуться), что вызвало у него обильное кровотечение. Такое обильное, что мне стало страшно. Теперь мне не страшно, но стыдно. Кажется, тогда я был не прав. Но извиниться не получится. Брат и сестра давно эмигрировали в Израиль. И вообще в Кишиневе, насколько я знаю, не осталось ни одного Зельцера.

Юрка, по слухам, живет в США. Интересно как он потрошит американских обывателей? То, что он живет на одно лишь социальное пособие, учитывая его криминальное прошлое, мне верится с трудом. Что-то краем уха я слышал, что он женился на девушке с нашей улицы, моей соседке Кларе Ниссемблат. Очень красивая особа. Моложе своего мужа лет на 15-20. Для такой "фемины", денег наверняка нужно немало. Правда, есть еще один слух. Говорят, что брак распался, а Клара живет на доходы от собственной бензоколонки. Откуда бы она образовалась, учитывая, что бензоколонки любимое вложение одесско-кишиневских еврейских криминальных авторитетов в Америке? Впрочем, каких только слухов не ходят по Кишиневу об уехавших...

Еще один известный мне Зельцер - Натан. Про него я мало что знаю. Он учился в Политехе в одном группе с моим одноклассником Вовкой Беккером и моим однополчанином Ваней Халупой из Дубоссар. Зельцеру и Халупе шутники во время дружеских пикировок рекомендовали поменяться первыми буквами фамилий. Шутка была не нова. Халупе часто меняли "Х" на "З" на бирке противогаза, когда мы вместе служили в армии.

И наконец, Марина Зельцер одноклассница моего сына. Сотрудница Тель-Авивского университета, политолог обладательница ученой степени и второй номер какой-то мелкой политической партии в Израиловке,6 "комсомолка" и наконец "просто красавица"!

Хотя у моего сына с "будущей мисс Израиль", как мне казалось, существовало взаимная симпатия, но роман между ними так и не состоялся. Жаль! Оба хороши собой и могли бы составить красивую пару. Но сын не проявил должной заинтересованности, а "мисс" была не очень настойчива. Последующие исследования в Интернете показали, что вопреки ходившим по Кишиневу устойчивым слухам, что она была мисс Израиля в 1995 г., это не соответствует действительности. Ее нет в списке еврейских красавиц с 1950 г. по 2013 г., т. е. за всю долгую и славную 63-летнию историю конкурса.7

Ну и, наконец, Вовка Зельцер - главный герой моего рассказа. Он жил тоже на Подольской. Кажется дом N 91, это уже между улицами Гоголя и Жуковского, сейчас соответственно Бэнулеску-Бодони и Сфатул Цэрий. Улица Сфатул Цэрий (Совет Страны) названа в честь первого парламента Молдавии,8 который после развала Российской империи в результате I Мировой войны проголосовал за присоединение Бессарабии к "матери-Родине" королевской Румынии. В этот "парламент", кстати, собирался жаловаться Великий Комбинатор Остап Бендер, после того как его ограбили румынские пограничники при переходе границы через Днестр.

На Подольской же, в районе современного Дворца Республики жил мой друг и одноклассник, умелец и мастак на всякие проделки Игорь Козлов. К сожалению, его дом не сохранился. Я любил ходить в гости к Игорю, бабушка которого владела несколькими иностранными языками, обильно украшала выражениями из этих языков свою речь, завораживала нас историями про путешественников, которые она хранила в своей памяти во множестве, ну а о ботанике, особенно о лекарственных растениях, она знала практически все. Вовка Зельцер (двоюродный брат Юрки Зельцера), дом которого был неподалеку, не любил когда я, направляясь в гости к Козлову, появлялся на его территории.

Зельцер вместе со своим приятелем Игорем Гавриковым, жившем чуть ниже Подольской по Гоголя, частенько на меня нападали. И хотя не рукоприкладствовали, но нервы портили изрядно. Впрочем, один раз мне досталось и физически. И это было тем более обидно, что оба были классом младше, и я обязан был дать им отпор. Жаловаться "по понятиям" было не принято. Тем не менее, я пожаловался Игорю Козлову. Он одно время провожал меня домой в качестве охранника (как сказали бы теперь "бодигарда") после моих визитов. Но это было унизительно, да и утомительно, так что Игорь для экономии времени поколотил их обоих. После этого уровень агрессии снизился и у нас с Зельцером установились вполне ровные отношения. А когда я учился в 7-ом классе, я здорово помог Вовке. Меня за какую-то провинность выгнали из класса, а Вовка отпросился с контрольной по алгебре якобы в туалет в надежде на спасение, если он встретит компетентного человека. Наша встреча была для него очень полезной Я семиклассник легко и быстро решил контрольную для шестиклассника. Потом мы даже подружились. Все же благодарность - чувство присущее некоторым людям. Но когда я учился в 8-ом классе, а Вовка в 7-ом, мы были в разных сменах (Вовка в первую, а я во вторую) и виделись редко, что перевело наши дружеские отношения в плоскость практически неопределенных. После 7-го класса Вовка поступил в строительный техникум и переехал на другую квартиру. Я остался в 37 школе. Наши пути окончательно разошлись.

Многие годы я о Вовке ничего практически не слышал. Доходила информация, что Вовка поигрывает в футбол за заводы, фабрики и строительные тресты. "Легионер самого низкого уровня" - сказали бы сейчас. До момента той памятной финальной нашей встречи, таким образом, прошло лет 30. Если учесть, что последний раз мы виделись, когда нам было 14-15 лет, то это срок!

Было это в начале октября 1995 г. В ходу были уже леи. Водка на разлив продавалась на каждом углу и не только в забегаловках, но и у старушек. 1 лей - 100 г. Пили мы тогда много, но помогало это мало. Все вокруг рушилось, будущее выглядело неопределенно и зыбко. Настроение было мерзкое, что называется ниже "плинтуса".

Так вот - стою я на остановке возле подъема с Рышкановки в центр.9 Чудный теплый осенний вечер, какой бывает только в Молдавии! Запах жареного перца, дымный дух "антрацитового" цвета сливового варенья, которое варили во всех дворах в медных тазах на дровах и аромат уже начинающего бродить виноградного сока - муста! После работы, усталый я решаю животрепещущий для себя вопрос. Как истратить имеющийся у меня лей с полтиной. Нет, на что истратить тут сомнений у меня не было. 150 г. "Кремлевской". Но как? Вопрос философский, почти что гамлетовский! До того как я сяду в троллейбус? Или на остановке "ул. Докучаева", когда выйду возле своего дома на ул. Миорица. Можно конечно компромиссный вариант 50 на одной и 100 на другой. Но на какой брать 100, а на какой 50. That's the question! Вот в чем вопрос! Вопрос быть или не быть/пить или не пить, как я уже сказал, "в те времена былинные" не стоял. Почти созрел до решения: хлопнуть 50 до посадки и 100 на выходе. И тут меня окликнули: Виктор (с ударением на последний слог)! Сколько лет, сколько зим!? Как я рад тебя видеть!

Вообще-то Виктором на французский манер, меня называла одна очень близкая знакомая. Настолько близкая, что мы на каком-то жизненном этапе обменялись штампами в паспортах. Но тут голос был явно мужской. Однако я почти мгновенно узнал Вовку Зельцера, хотя времени прошло изрядно. После взаимных объятий и взаимных вопросов: "где ты пропадал? где живешь? С кем живешь? Я ее знаю?" - стало ясно, что так просто мы не расстанемся. Вовка в стиле "диалога Костика с Велюровым" задал коварный вопрос: "А не выпить ли нам по рюмашке?" Я честно предупредил, что располагаю только суммой в полтора лея. Зельцер расплылся в такой улыбке и так пренебрежительно развел руками, что эту пантомиму можно было понять только единственным образом. Дескать, какие мелочи - ты же со мной".

У ближайшей палатки опытный Зельцер заказал по 100 г, бутерброды с селедкой и с брынзой и по салатику с взбрызнутой уксусом свежей капустой. Счет был порядка 20 лей. "Сколько - сколько!?" - переспросил Вовка, состроив испугано-удивленное выражение лица. "Это же грабеж!" - искренне (как мне показалось) возмутился мой однокашник. "Девушка, нельзя ли подешевле?" - протяжно, как профессиональный нищий "пропел" он, состроив жалобную физиономию. Девушка тоже испугалась и начала оправдываться, дескать, это не ее прихоть, все по прейскуранту, она не виновата, она работает на хозяина. Мне то, что она работает на "хозяина" резануло ухо, переход от социализма к капитализму произошел относительно недавно и стремительно. И вообще зрело глухое раздражение и на "хозяина" и на моего спутника и на свое незавидное положение в нижней части "цепи питания". Я уже прикидывал, возьмёт ли продавщица в залог мои дешевые часы (популярный прием в советское время). Но тут Вовка достал из кармана туго набитый крупными купюрами бумажник и с театральным вздохом расплатился. У меня отлегло от сердца. Однако настроение испортилось. Мне вдруг очень захотелось домой. О чем я и поведал Зельцеру. "Да ты что, Виктор" - Вовка окончательно перешел на французский вариант моего имени - мы же только начали". У следующей палатки мой спутник после очередной порции, тоном, не терпящим возражений, сказал: "чего мы мелочимся? Поехали ко мне домой. У меня шикарная закусь". Взял литровую бутылку подмигивающего "Распутина" и потянул меня к троллейбусу. Дома провел по своим "шикарной" из двух смежных комнат квартире, обратил мое внимание на плакат - календарь, на котором была фотография очень красивой девахи в свободной, но не разнузданной позе. На плакате было что-то написано по-английски и на иврите.

Поскольку ни того, ни другого языка я не знаю (в школе изучал французский), Зельцеру пришлось давать пояснения. Он гордо заявил, что там написано, что его дочь Марина является мисс Израиля 1995 г. "А не училась ли она во 2-ой школе?"- спросил я, проанализировав информацию, всплывшую из подсознания и когда-то внесенную туда моим сыном. "Училась, и даже закончила" (2-ая школа - спецшкола с английским уклоном на улице Мовилэ угол Штефана, теперь лицей им. А.С. Пушкина). "Так она училась в одном классе с моим сыном Александром", тоже с гордостью заявил я. "Да?! Что ты говоришь! За это нужно выпить!" - назидательно сказал отец мисс Израиль, т.е. Вовка Зельцер.

"Было бы удивительно, если не надо было" - подумал я, поскольку прелюдия о детях и о прожитых нами в разлуке годах уже изрядно затянулась. Зашли на кухню. Разлили по граненым стаканам водку. По пол-стакана, не по полному. Вовка приподнял крышку огромного казана, полного гречневой каши с тушенкой. Тушенки там, как мне показалось, было больше, чем каши, И казан был еще теплый. "Неплохо подумал я".

Но выпить нам не удалось. Щелкнул дверной замок, и очень скоро в кухню быстро и решительно вошла энергичная женщина. Вовкина жена. И как я потом узнал, четвертая, хотя может и наговаривают. "Галочка! Это Виктор Опруненко" - торжественно, голосом Левитана, провозгласил Вовка. "Мы с ним друзья детства и так давно не виделись!". "Да" - подтвердил я, широко улыбаясь и демонстрируя всяческую симпатию и расположение - "Почти 30 лет". Ответ был прост и незатейлив как хозяйственное мыло: "А мне насрать сколько вы там не виделись. Он каждый день приводит домой каких-то придурков, с которыми он давно не виделся. Где он вас только находит?" - и порывисто вышла из кухни.

Мой собутыльник бросился в комнату улаживать конфликт, плотно прикрыв дверь. По обрывкам разговора, которые я смог уловить, я понял, что в этот день, этот конфликт, по причине его перманентности и неизбывности, уладить не удастся.

Я тихонечко вернулся к столу. Сел. Долил в стакан до краев уже теплой водки. Подцепил пальцами огромный кусок тушенки, т.к. вилки Вовка вытащить не успел. Обмакнул его в соус "Южный" (кетчупов тогда еще не было). Выпил. Закусил. Осторожно вышел из кухни. Не задерживаясь, проскочил коридор и вышел вон. С удовольствием вдохнул свежий вечерний воздух и на заплетающихся ногах направился к троллейбусной остановке. Домой пришел на "автопилоте". Но, по словам супруги, разделся и аккуратно сложил вещи на спинку стула. Подошел к расставленному и расстеленному заботливой женой дивану и рухнул как подкошенный. Жена, наверное, укоризненно покачала головой, но ничего не сказала. А может и сказала. Я все равно не слышал.

Утром моя боевая подруга спросила только: "Хорошо погуляли?" "Неплохо" - промычал я и сел пить теплый чай без сахара. Есть совсем не хотелось.

Больше с Зельцером я никогда не встречался и вряд ли когда-нибудь встречусь. Он уехал на историческую родину. В Эрэц-Израиль!

Впрочем, неисповедимы пути Господни. Никогда не говори никогда! Ведь в 2008 г. на Рождество я побывал в Израиле. А Израиль - страна маленькая и теоретически мы могли бы встретиться! Некоторых кишиневских знакомых я там повстречал! И когда-нибудь об этом напишу.

Июнь 2013 г., Кишинев

____________

1 В ул. Искры ул. Подольскую переименовали в 1970 г. в честь столетия со дня рождения В.И. Ленина, о чем в начале улицы имеется мемориальная доска.

2 На ул. Искра в Кишиневе был перепечатан десятый номер газеты, изданы работы В. И. Ленина "Новое побоище", "Начало демонстраций", "Борьба с голодающими", брошюры Н. К. Крупской "Женщина-работница" и Г. В. Плеханова "Что же дальше?", а также другие нелегальные материалы. В марте 1902 года подпольная типография была разгромлена, а ее сотрудники сосланы в Сибирь (http://www.newmoldova.com/node/981).

3 Кадакин Александр Михайлович, 22 июля 1949 г. Кишинев, СССР - российский дипломат, посол в Индии,

4 Лицей имени Н. В. Гоголя (Кишинёв) / школа N 37.

5 Алексей Викторович Щусев (8 октября 1873 г., Кишинев - 24 мая 1949 г., Москва) - русский и советский архитектор.

6 http://aisraelim.com/marina-zelcer-shorer

7 Ссылка, указанная в источнике, нерабочая.

8 http://ru.wikipedia.org/wiki/%D1%F4%E0%F2%F3%EB_%D6%FD%F0%E8%E9

9 Рышкановка - район Кишинева.

7 пророчеств Велимира Хлебникова

Originally posted by matveychev_oleg at 7 пророчеств Велимира Хлебникова
130 лет назад, 9 ноября 1885 года, родился Велимир Хлебников. Великий поэт, создатель нового поэтического языка, юродивый от литературы, математик, мыслитель, пророк.

Рычаг-720x340

Революция

Велимир Хлебников считал. Он настаивал на том, что его система изучения и освоения времени основывается не на интуиции, а на точных расчетах, которым он фанатично предавался. В 1912 году у Хлебникова выходит брошюра "Учитель и ученик", где приводились подсчеты "законов времени". По форме эта книга была диалогами ученика (автора) со своей тенью.

"Я искал правила, которому подчинялись народные судьбы. И вот я утверждаю, что года между началами государств кратны 413. Что 1383 года отделяют паденья государств, гибель свобод. Что 951 год разделяет великие походы, отраженные неприятелем. Это главные черты моей повести. < … > Это еще не все. Я вообще нашел, что время z отделяет подобные события, причем z = (365 + 48y)x, где у может иметь положительные и отрицательные значения. < … > Половцы завоевали русскую степь в 1093 году, через 1383 года после падения Самниума в 290 году. Но в 534 году падения государства?"

В одном из писем, датированным концом 1916 года он пишет: «Это только 1,5 года, пока внешняя война не перейдет в мертвую зыбь внутренней войны». Всё так и произошло.

Первая мировая война

Первая мировая война, которая потрясла мир, была предсказана Хлебниковым ещё в 1908 году. В своём воззвании славянским студентам он писал: «В 1915 году люди пойдут войной и будут свидетелями крушения государства».

В 1916 году в армию призывают и Хлебникова. Военная муштра приводит его в ужас. Он писал, что в запасном полку прошел «ад перевоплощения поэта в лишенное разума животное». Только благодаря помощи Кульбина, приват-доцента Военно-медицинской академии, Хлебникову удаётся освободиться от военной службы. Толку от него как от солдата - никакого, и он сам об этом знает: "Как солдат я совершенно ничто. У поэта свой сложный ритм".

Collapse )

Дважды Герой Советского Союза Виталий Попков, позывной «Маэстро»

Originally posted by muravei_s at Дважды Герой Советского Союза Виталий Попков, позывной «Маэстро»


«Мне памятник при жизни полагается», - написал Маяковский, а этому человеку и в действительности поставили памятник при жизни, и не где-нибудь, а на одной из главных площадей Москвы.
Collapse )