February 9th, 2016

Родом из рая. Или как жить в радости.

Оригинал взят у radulova в Родом из рая. Или как жить в радости.
Она умерла уже. Но незадолго до смерти я пришла к ней в гости. Мы пили чай и вино, разговаривали, смеялись и плакали. Сейчас слова из этого интервью включают во все программы о ней, в журналы с ее картинами, цитируют на ее выставках во многих художественных галереях мира. Видимо, никто с ней больше так откровенно не говорил. Елена Волкова - такой она была в тот день. Легенда наивного искусства.



РОДОМ ИЗ РАЯ

"Все в саду, все в радости, все как дети..." — так она описывает свои картины. Искусствоведы вторят и называют ее "творцом идеального мира". Наивный художник Елена Волкова считается у нас чуть ли не главным специалистом по раю.

Национальная гордость России живет на четвертом этаже. В небольшой московской квартирке, в которой приходится лавировать между картин, стопок книг, альбомов и каких-то грамот, она сидит возле окна. На стенку дээспэ-шкафа прибиты иконы. В углу — гипсовый ангелочек. Она протягивает руки: "Кто здесь? Я не вижу уже совсем". Сразу же предупреждает, что книги по искусству не ее — сына. Сын Валентин — художник, настоящий профессионал, а она так себе, "самодеятельная".

Однако самодеятельное творчество Елены Волковой широко известно в России и за рубежом, ее имя внесено в английскую и американскую энциклопедии наивного искусства, о ней издают книги в разных странах, она стала первым наивным художником, чью прижизненную выставку устроили в Третьяковской галерее. Ей 94 года.



— Когда мне говорят, что я богом избранная, то я думаю, что это так,— объясняет.— А когда не говорят, я и не думаю. Я ведь неграмотная. Ноги с детства больные, поэтому в школу я не ходила. Папа меня дома буквам учил. Зато у меня память хорошая, стихов так много помню: "Мы с тобой родные братья, оба мы трудом живем, оба рвемся к светлой доле..." Ой, забыла... "Рвемся к светлой доле..." Нет, не знаю что дальше.

А мы как раз пришли, чтоб узнать, как прорваться к этой самой светлой доле. Как научиться жить в радости. Видеть мир таким же ярким и добрым, каким видит его она. И заодно выяснить, нет ли тут лукавства, подвоха. Уж больно благостны все ее полотна и интервью. Наивны. "Насчет рая мы,— хочется прокричать громко, потому что она плохо слышит.— Расскажите нам, Елена Андреевна, как быть счастливым".



"Мир всем!"

Ей самой, кажется, это удается вполне. Радуется всему. Фотографу, у которого "до чего ж приятный голос", погоде: "Такой теплый ноябрь, чудо Господь нам дал", красному вину: "Как вкусно, как хорошо". Когда сын наклоняется над ней, чтобы помочь встать, она смеется: "Валечка, а я вижу пуговичку на твоей рубашке! Пришли сегодня к нам такие молодые красавцы в гости, и я от счастья прозрела!" Всем она довольна, все у нее хорошо. И всегда так было. "Родилась я в пятнадцатом году, в украинском городке Чугуеве,— начинает она неспешно свой рассказ, обкатанный, видимо, на сотнях журналистов.— От моего любопытного детского глаза не ускользал ни один предмет..." Сын тут же подсказывает: "Мама, о творчестве своем расскажите, как рождались ваши картины... Мама, держите голову прямо, вас фотографируют. Ну куда глаза вверх? Ниже мама, ниже, будьте человеком!" Она сбивается: "А кто я, коза, что ли?" и благодаря этой заминке вдруг отступает от протокола, озаряется вся, рассказывает о своей родине. О домике на берегу реки, о садах и огородах. Руку отводит в сторону, словно демонстрирует поля, что до самого горизонта. Целый гектар земли у ее семьи — просо, жито, подсолнухи, сено. А вон там куры что-то возле сарая гребут, "и теленки тут, и поросенки", полные сети рыбы из реки вытаскивают, виноград наливается, мама пироги на стол подает и "всякое богатство продуктов в чугунках".



После Гражданской войны "райисполком все поделил", весь гектар был разделен поровну на огороды, а отец стал при бывшей своей земле наемным сторожем. Все пошли в колхоз. Нормы там были большие — один трудодень, за который давали блюдце кукурузы, и за неделю выработать было невозможно. А Лена со всеми, кто ни попросит "поделялась последним кусочком, и только последнюю крошечку — себе".

Когда на Украине начался голод и трупы людей валялись по обочинам дорог, она рисовала столы, полные еды. Белую глину на берегу возьмет, добавит в нее синьку или сок каких-нибудь растений — вот тебе и краски. Нарисует все, что вспомнит, подарит картинки соседям и ходит, улыбается. "Лена у нас святая, всегда радуется",— говорили люди.
Collapse )

Слабоумие никогда не приходит внезапно

Оригинал взят у matveychev_oleg в Слабоумие никогда не приходит внезапно
Академик Бехтерев, посвятивший жизнь изучению мозга, как-то заметил, что великое счастье умереть, сохранив на дорогах жизни разум, будет дано лишь 20% людей.

22

Академик Бехтерев, посвятивший жизнь изучению мозга, как-то заметил, что великое счастье умереть, сохранив на дорогах жизни разум, будет дано лишь 20% людей. Остальные к старости превратятся в злых или наивных маразматиков и станут балластом на плечах собственных внуков и взрослых детей. 80% — это значительно больше, чем число тех, кому суждено заболеть раком, болезнью Паркинсона или слечь в старости от хрупкости костей. Чтобы войти в будущем в счастливые 20%, начинать важно уже сейчас.

Где причина? С годами лениться начинают практически все. Мы много работаем в юности, чтобы отдохнуть в старости. Однако чем больше мы успокаиваемся и расслабляемся, тем больший вред приносим себе. Уровень запросов сводится к банальному набору: «вкусно поесть — вдоволь поспать». Интеллектуальная работа ограничивается разгадыванием кроссвордов. Возрастает уровень требований и претензий к жизни и к окружающим, давит груз прошлого. Раздражение от непонимания чего-то выливается в отторжение действительности. Страдает память и способности к мышлению. Постепенно человек отдаляется от мира реального, создавая свой, зачастую жестокий и враждебный, болезненный фантазийный мир.

Слабоумие никогда не приходит внезапно. Оно прогрессирует с годами, приобретая всё больше и больше власти над человеком. То, что сейчас всего лишь предпосылки, в будущем может стать благодатной почвой для ростков слабоумия. Более всего оно грозит тем, кто прожил жизнь, не меняя своих установок. Такие черты как чрезмерная принципиальность, упорство и консерватизм скорее приведут в старости к слабоумию, чем гибкость, способность быстро менять решения, эмоциональность. «Главное, ребята, сердцем не стареть!»

Collapse )