April 9th, 2016

Бодлер. Время упадка

9 апреля 1821 года родился поэт Шарль Пьер Бодлер

Ко дню рождения великого поэта на «Переменах» — глава из книги Жан-Баптиста Бароняна «Бодлер», вышедшей в издательстве «Молодая гвардия» в серии «ЖЗЛ». Глава о журналистских опытах Бодлера, о том, как Бодлер шокировал общественность и о некоторых принципах настоящего денди, которые исповедовал Бодлер. Перевод с французского Н. А. Световидовой.

После своего журналистского опыта, который ни к чему не привел, Бодлер пребывает в растерянности. Он записывает кое-какие разрозненные мысли, правит некоторые накопившиеся стихи, набрасывает рисунки, снова думает о том, чтобы взяться за написание романов, заголовки которых — броские заголовки — пишет в блокнотах, наивно полагая, что однажды они смогут обеспечить ему целое состояние: «Преступление в коллеже», «Чудовища», «Лесбиянки», «Обучение чудовища», «Преступная любовь», «Сутенер», «Бесчестная женщина», «Любовница идиота»…

Он много читает — причем произведения очень разные, от нескольких рассказов Эдгара Аллана По, переведенных на французский и появившихся в некоторых журналах (7 октября 1849 года По в сорок лет умер в Балтиморе) до пророческих текстов Жозефа де Местра, скончавшегося в 1821 году, как раз в год рождения Бодлера: «Рассуждения о Франции», знаменитые «Санкт-Петербургские вечера» и «Рассмотрение философии Бэкона». Эти работы произвели на Бодлера впечатление, заставили осознать, что между видимым миром и невидимым непрерывно плетутся «взаимные отношения», что не следует примешивать Бога к человеческой слабости, к ужасу покаянной судьбы человечества, навсегда отмеченной первородным грехом, и что естество совпадает со злом, ибо единственное непростительное нарушение — это гордыня по отношению к Богу.

Но более всего его поразило то обстоятельство что де Местр ставит настоящие вопросы, воистину настоящие, те самые, какие занимают и его, Бодлера, те самые, которые преследуют его, терзают с тех пор как он вернулся из Африки, и о которых мастерски сказал Сент-Бёв в длинном очерке от 1843 года.

«Воображение и колорит, присущие высоким помыслам, — писал Сент-Бёв, — навсегда внедрили в его сознание вечные проблемы. Происхождение зла, происхождение языков, грядущие судьбы человечества — зачем война? — почему страдает праведник? — что такое жертва? — что такое любовь? Автор мучительно пытается найти ответ на все эти зачем и почему, разгадать их смысл, тем самым давая жизнь прекрасным видениям».

У Жозефа де Местра, кроме стилистики, Сент-Бёва восхищают воодушевление, возвышенный язык, простой и ясный, свойственные каждому из его произведений.

Что касается Бодлера, то в творчестве «великого теократического теоретика» ему нравятся его крайняя суровость, отвращение одновременно и к скептицизму, и к неоспоримости, к общепринятым идеям и мнениям, отказ обманывать себя, неприязнь к Вольтеру и всем его соперникам, анализ Французской революции, рассматриваемой как сатанинская затея, его атакующая сторона, его фразы, ужасающие фразы, завораживающие ум. А, быть может, еще и то обстоятельство, что этот пылкий человек, этот савойский аристократ сумел в одиночестве вынести «огромную тяжесть того, что именуется ничто»1, и перешел все границы, чтобы сказать самое главное.

С помощью Жозефа де Местра он, во всяком случае, научился рассуждать. То есть видеть, понимать мир, обладая универсальным ключом, равно как убеждать себя, что дендизм, поборником которого он себя считал и хотел им быть, соответствует как нельзя лучше его идеалам и его потребности держаться как можно дальше от политических волнений и от толпы, которую он презирал.

«Что я думаю о голосовании и об избирательном праве? О правах человека?

Что есть гнусного в любой деятельности. Денди ничем не занимается. Вы можете представить себе денди, который обращается к народу, за исключением тех случаев, когда он высмеивает его?

Нет другого разумного и уверенного правления, кроме аристократического.

Монархия или республика, основанные на демократии, одинаково слабы и абсурдны.

Безмерная тошнотворность плакатов.

Существует только три достойных уважения существа:

Священник, воин, поэт. Знать, убивать и создавать.

Остальные люди, угнетаемые и обираемые, годятся для конюшни, то есть для занятий тем, что именуется профессиями», — писал Бодлер в книге «Мое обнаженное сердце».

Несмотря на то, что Бодлер научился таким образом рассуждать, вести он себя продолжает как существо безрассудное. Видно, недолгая авантюра с Шатору и «Репрезантан де л’Эндр» не послужила ему уроком, и он отправился в Дижон, чтобы сотрудничать с «Травай», в подзаголовке которой значилось «Газета народных интересов» — это никак, решительно никак не соответствовало проповедям де Местра. Он устраивается в гостинице, твердо намереваясь найти жилище, меблировать его и вызвать туда Жанну. Однако его ждут одни разочарования, и через несколько месяцев блужданий, скуки и новых страданий, связанных с последствиями сифилиса, которым он заразился ранее, Бодлер возвращается в Париж, потерянный, как никогда. Он снимает маленькую квартирку в Нёйи, в доме номер 95 на авеню Республики.

Стоило представиться случаю или даже не представиться, как Бодлер отваживался на провокации и, по своему обыкновению, рассказывал невесть что невесть кому. Например, что он сын священника расстриги. Что его изнасиловали моряки в ту пору, когда он путешествовал на «Пакетботе Южных морей» под командованием капитана Сализа. Что он выкрал темы для экзамена на степень бакалавра, переспав с гувернанткой одного экзаменатора. Что он долгое время жил в Индии, где знавал всякого рода женщин и приобщился к разного рода распутству. Что генерал Опик* украл у его матери гигантское состояние, которое отец будто бы оставил Бодлеру после своей смерти.

К тому же некоторые из его мистификаций имели порой приятный привкус розыгрыша.

Так, встретив одним прекрасным утром на улице Банвиля, Бодлер предложил ему пойти принять вместе с ним ванну, затем, чуть позже, когда оба они погрузились в теплую воду, заявил внезапно со слащаво коварным видом: «А теперь, когда вы беззащитны, мой дорогой собрат, я прочту вам трагедию в пяти актах!»

_________________

1. Слова Жозефа де Местра (Прим. автора.)

* В 1827 году, когда Бодлеру было 6 лет, умер его отец. Наследство, оставленное отцом, никогда не так и не перешло к Шарлю по множеству разных причин. Решением суда все наследство перешло его матери, которая в 1828 вышла замуж за генерала Опика. Шарль Бодлер всю жизнь ненавидел этого генерала и считал его воплощением всего, что ему в жизни мешало. Интересно, что в итоге генерал Опик и поэт Бодлер были похоронены в одной могиле.

Ротшильды. Подпольная империя

Оригинал взят у davydov_index в Ротшильды. Подпольная империя

Однажды Майер Амшель написал сыну Натану: «Без порядка в делах миллионер может разорить себя и других, поскольку весь мир нечестен или не очень честен. Если люди видят, что у тебя в делах беспорядок, они будут вести с тобой бизнес с одним намерением — обмануть тебя». Главное в этом сообщении, конечно, не тривиальная мысль про то, что бухгалтерия должна быть образцовой. На главном Майер в письме не концентрируется: он и так много лет воспитывал в сыновьях убеждение в нехорошести человечества.

Следуя такому взгляду, династия создала финансовую империю, границ которой никто не знает и сегодня. Конспирологи уверены, что Ротшильды владеют половиной мира.

0

Collapse )

Вы не больны – у вас жажда


Более десяти лет назад  доктор медицины Ф. Батмангхелидж опубликовал работу с одноименным названием и привел значительное число фактических данных по микроанатомии, свидетельствующих о том, что разнообразные симптомы многочисленных “неизлечимых” болезней – это на самом деле сигналы нашего физического тела о постоянном хроническом недостатке воды. Величайшей трагедией в истории медицины стала исходная предпосылка, заставляющая нас считать «сухость во рту» единственным признаком потребности организма в воде.

Структура современной медицины построена на этом, не выдерживающем никакой критики, предположении, на котором лежит вина за мучительную, преждевременную смерть многих миллионов людей. Единственная причина страданий этих людей – незнание того, что им просто хочется пить.

Мозг человека на 85 процентов состоит из воды и отличается повышенной чувствительностью к обезвоживанию. Когда мозгу не хватает воды, человек может ощущать любые из следующих симптомов:

1) Чувство усталости, которое не является результатом напряженной работы, в самой тяжелой форме: синдром хронической усталости. Термин «синдром» обозначает состояния, при которых, как минимум, три любых симптома наблюдаются одновременно. Вообще-то говоря, симптомы — это контрольные индикаторы серьезных, вызванных обезвоживанием проблем, с которыми сталкивается организм. Эту тему мы подробно обсудим в разделах о волчанке и о механизме производства гидроэлектрической энергии.

2) Прилив крови к лицу. Когда кровообращение в мозге усиливается, чтобы улучшить его снабжение водой, приток крови к лицу также увеличивается.

3) Чувство раздражения без видимой причины — бесконтрольный гнев.

4) Чувство тревоги без каких-либо веских оснований — синдром беспокойства.

5) Ощущение подавленности и неадекватность реакций (например, ослабление полового влечения).

6) Угнетенное состояние в его крайней форме: депрессия и мысли о самоубийстве.

7) Тяга к спиртным напиткам, курению и наркотикам.

Все эти чувственные индикаторы указывают на то, что обезвоживание угнетает некоторые функции самого мозга. Следовательно, на ранней стадии недостаток воды в мозге может стать причиной утраты отдельных функций и спровоцировать развитие описанных физических и психических состояний.
Аварийные сигналы недостатка воды в организме

Вторая группа критических симптомов и признаков потребности организма в воде включает различные локализованные хронические боли. В нее входят:

1) изжога;

2) диспепсия;

3) ревматоидная боль в суставах;

4) боль в спине;

5) головные боли;

6) боль в ногах при ходьбе;

7) фибромиалгия (боль в мышцах и мягких тканях, способная привести к мышечной дистрофии);

8) боль при колите и запоре;

9) ангинозная боль;

10) приступы утренней тошноты и рвоты при беременности, указывающие на жажду, испытываемую плодом и матерью;

Зловонное дыхание тоже является индикатором недостатка воды в организме. Его причиной становится разложение пищи, которая осталась в желудке, или газы, которые вырываются из кишечника и «прорываются» вверх.

Происхождение этих болей и симптомов понять очень просто. Они возникают, когда какому-то из активных и используемых в данный момент органов не хватает воды, чтобы очистить его от «токсичных отходов и повышенной кислотности», являющихся побочными продуктами метаболизма. Нервные окончания регистрируют изменение химической среды и передают эту информацию в мозг. Вызывая перечисленные выше боли, мозг пытается сообщить о грозящих проблемах, которые могут стать результатом локального обезвоживания.

Если засуха будет продолжаться и дальше, она приведет к перманентному повреждению тканей — такому как рак толстой кишки, — который принято считать последствием длительных запоров и колита.

Возможность кислотных ожогов и повреждения тканей заставляет организм сигнализировать о наступлении локального обезвоживания с помощью боли. Организм стремится ограничить свою активность, чтобы не допустить образования еще большего количества кислоты и токсичных отходов.

Короче говоря, боль, которая не вызвана инфекцией или травмой, — это сигнал недостатка воды в области, где эта боль ощущается. Боль — это отчаянная просьба организма о воде, необходимой для вымывания токсичных отходов из пораженного обезвоживанием участка. Главная проблема самой распространенной на сегодняшний день ошибки — это недостаточное понимание значимости и важности боли как сигнала испытываемой организмом жажды.

В случаях, когда организм просит воды, медики поступают, как их учили, и прописывают людям ядовитые химикаты, которые вызывают мучительную и преждевременную смерть. Самое трагичное в том, что мы, медики, привыкли считать назначаемые нами медленнодействующие смертельные яды полезными для пациентов. Чаще всего использование этих химикатов приводит к дальнейшему ухудшению состояния человека, потому что они только создают впечатление «снятия боли», но не устраняют причину этой боли: обезвоживание. В случае травмы на травмированном участке возникает опухоль (в результате усиленного притока воды к данной области), и под воздействием дополнительного количества воды вызванная травмой боль постепенно ослабевает, пока не исчезнет окончательно.

ПРОГРАММЫ БОРЬБЫ С ОБЕЗВОЖИВАНИЕМ

На случай обезвоживания в организме существуют специальные программы рационального распределения воды. Главные программы борьбы с обезвоживанием, которые до сих пор носят ярлыки болезней, следующие:

1) астма и аллергия;

2) гипертензия;

3) диабет у взрослых;

4) запор и сопутствующие ему боли в нижней части кишечника, или колит;

5) аутоиммунные болезни, включая волчанку.

Эти состояния возглавляют список проблем со здоровьем, возникающих в результате длительного недостатка в организме. Дополнительную информацию о других аспектах устойчивого дефицита воды в организме можно получить, прочитав мою книгу «Ваше тело просит воды».

Ангинозная боль часто становится непременным спутником астмы в преклонном возрасте. Это значит, что, помимо одышки, старые люди страдают от характерной боли в сердце, которая наконец-то признана следствием уменьшения воздухообмена и затрудненного дыхания у астматиков. Другими словами, активизация программы борьбы с обезвоживанием приводит к уменьшению притока воздуха, что автоматически повышает активность сердца. Но в то же время недостаточное поступление воды к сердцу не позволяет удалить из него токсичные продукты, которые снижают эффективность его работы.

В легких и сердечной мышце обнаруживаются признаки вызванного обезвоживанием воспалительного процесса — усиления циркуляции крови в капиллярных сосудах обезвоженного участка. В этом суть воспалительного процесса — «усилить циркуляцию крови, чтобы справиться с проблемой». Причиной воспаления могут стать бактерии, химические вещества или травма. При обезвоживании в пораженной сухостью области происходит накопление токсичных веществ, которые запускают механизм боли.По материалам Ozon

Геннадий Шпаликов. О собаках




Я со псом разговаривал ночью,
Объясняясь,— наедине,—
Жизнь моя удается не очень,
Удается она не вполне.

Ну, а все же, а все же, а все же,—
Я спросил у случайного пса,—
Я не лучше, но я и не плоше,
Как и ты — среди псов — не краса.

Ты не лучший, единственный — верно,
На меня ты печально глядишь,
Я ж смотрю на тебя суеверно,
Объясняя собачью жизнь.

Я со псом разговаривал ночью,
Разговаривал — наедине,—
И выходит — у псов жизнь не очень,
Удается она не вполне.