June 2nd, 2016

Александра Раскина: «Это вот она и делала – записывала» / К 100-летию Фриды Вигдоровой

16 марта 2015

Беседовала Ольга Розенблюм

Нишу она сама себе выбрала, «по справедливым делам». И статьи – про школу, про воспитание. Мама рассматривала газету не только как орган, в котором можно напечататься, но как орган, который можно использовать, чтобы кому-то помочь, кого-то защитить, что-то для кого-то сделать.

– А какие для этого были возможности в газете? Её должны были отправлять в командировки?..

– Да, её должны были отправлять в командировки и отправляли. До войны она только становилась как журналист, тогда ещё эта ниша не оформилась – что вот так она газету повернёт. Я думала о том, почему маме вообще удавалось так многого добиваться – просто что-то такое было неслыханное: маме все хотели помочь. Обаяние такое. Это за кадром стояло: такой человек, что зря говорить не будет, ему веришь. Она как-то заражала уверенностью, что что-то надо сделать.

Collapse )

Александра Раскина: «Это вот она и делала – записывала» / К 100-летию Фриды Вигдоровой

Окончание.     Начало здесь

* * *

Были ли политические дела? Каждый день были какие-то. После статьи «Плохой студент» просто мешки пошли разных писем от людей, которых как-то ужасно изводили в институтах, в высших учебных заведениях, вузах. Или изводили, или придирались, или исключали, или не давали жизни – все излагали свои обиды. И написал письмо никому тогда не известный Андрей Амальрик: что он учился на истфаке университета, и его исключили, потому что он не сдал историю КПСС. Но он как-то давал понять, что не то чтобы он плохо знал историю КПСС и не доучил чего-то, а какие-то у них разные взгляды были исторические с преподавателем. И он там писал: «Я это пишу не для того, чтобы Вы меня восстановили. Вам это, конечно, не удастся, просто хочу поделиться».

Мама первый раз услышала про него, никогда его до этого не видела и не была с ним знакома. Выяснилось, что Ольга Георгиевна была знакома с его отцом, потому что он был историк. Но его отец в это время был уже очень болен, он был инвалидом. Андрей написал это письмо, и мама его сразу отметила, выделила и написала ему, чтобы он пришёл к ней в приёмную «Известий». (Может быть, раз в неделю, может быть, реже, раз в месяц, но, бывало, какие-то люди приходили в приёмную «Известий», и она дежурила, хотя штатно там не работала.) Она им заинтересовалась, было видно, что это мальчик такой особенный. Он к нам приходил домой, мы с ним общались, он был в нашей какой-то компании. Всегда, конечно, стоял особняком, но тем не менее…

Как уж она его восстановила, я не знаю. Потому что, конечно, его не только даже за то исключили, что у него разные были взгляды с преподавателем на историю Коммунистической партии Советского Союза, а потому что у него были разные взгляды с официальными историками на происхождение русского народа. Может быть, шведскость его фамилии привела его к норманнской гипотезе так называемой – что от норманнов происходит русский народ. И он написал статью на эту тему и послал её какому-то датскому специалисту. Положил её в конверт, запечатал и бросил в почтовый ящик. [Об этом письме см.: Амальрик А. Нежеланное путешествие в Сибирь. NY. С. 62-63]. Не знаю, каким образом это стало известно, но, вне всякого сомнения, из-за этого его исключили. Мама его восстановила. Но он поучился-поучился, а потом сам ушёл из университета, сказал, что не может этих предметов общественных сдавать.

* * *

– Про запись речи Паустовского расскажете? Иногда говорят, что это один из текстов, с которых начался Самиздат.

– Мама действительно это записала…

– Это был 1956 год, обсуждение романа «Не хлебом единым»…

– …«Не хлебом единым» Дудинцева. Тогда повсюду шли обсужденья Дудинцева. Это – было в Союзе писателей. Вот не помню, на этом собрании или каком-то другом в Союзе писателей мама сама тоже выступала, и я помню, что она говорила, что, мол, ставят Дудинцеву в вину, что у него там всё очень сгущено, всё какие-то недостатки системы, но мало положительного, должно быть больше. Но ведь если на какой-то улице пожар, мы же кричим, что на этой улице пожар, а никто от нас не требует, чтобы мы кричали, что на другой улице пожара нет. Как всегда, я маму примитивизирую, красивей было сказано, но про пожар я помню точно. А речь Паустовского – да, она записала и всем раздала и послала её многим друзьям в Ленинград.

– Куда пошла эта запись?

– Она её не давала, естественно, в печать, не для этого писалось. Писалось исключительно потому, что это вот то, что мама делала. Как говорят по-английски, that’s the thing she did. Это вот она и делала – записывала. Чтобы люди могли прочесть.

via

Уста истины

Оригинал взят у matveychev_oleg в Уста истины
Сюжет картины Кранаха «Уста Истины» – редкий, понятный, видимо, лишь образованным его современникам. История гуманистическая поучительная, но с другой стороны – инструкция как грамотно обманывать, произнося при этом правду.


Фрагмент картины "Уста истины". Лукас Кранах Старший. 08 июля 2015 на Сотбис в Лондоне "Уста истины" Лукаса Кранаха Старшего проданы за 14.4 миллионов долларов, что на сегодняшний момент является рекордом для работ художника / Lucas Cranach The Elder (1472-1553), La Bocca della Verità (The Jaws of Truth). Oil and tempera on red beechwood, 111 x 100 cm. Estimate: £6-8 million. Sold for £9.3 million / $14.4 million / €13 million – a record for the artist at auction and almost double the previous record. Sotheby's, London

Изображенное Кранахом связано с Римом древним, средневековым и даже наших дней.

Пьяцца делла Бокка делла Верита /«Площадь Уст Истины» в Риме, любимое место японских туристов, получила свое название по древнеримской реликвии, хранящейся с 1632 года в церкви Санта Мария-ин-Космедин, которая относится к числу римских достопримечательностей, обязательных для посещения. Это «Уста Истины» /Bocca della Verità – античная круглая мраморная плита, достигающая 1,75 м в диаметре.

Плита-маска представляет собой мужское бородатое лицо, у которого глаза, нос и рот полые. Маска в течение долгого времени истолковалась по-разному: как оракул, как изображение некоего божества: Giove Ammone /Юпитера Аммона[*], бога Океана, Тритона, Фавна. Чаще всего римляне говорят, что это изображение бога реки Тибра.

Оригинал взят у gorbutovich
Collapse )