March 22nd, 2018

Искусство... оно, как птица



Интервью с народным артистом СССР Владимиром Спиваковым

В молодые годы он был воплощением свободы. Мог в разгар концерта спуститься в партер и пригласить на танец Майю Плисецкую. Профессиональным боксерским хуком отразить ночное нападение парижских бандитов. В возрасте за 50 сфотографироваться для обложки «Огонька» с обнаженным торсом. Он готов был репетировать даже в аэропорту, если рейс отменен из–за непогоды. И подарить кому–то скрипку, кому–то инвалидную коляску. Если видит, что безбилетная публика осаждает зал, приказывает впустить всех немедленно и бесплатно, если его об этом попросили. Нынче маэстро побывал в нашей стране во время V Международного фестиваля «Владимир Спиваков приглашает...». Дирижировал нашумевшим гала–концертом Анны Нетребко и Юсифа Эйвазова. Вместе со своим прославленным коллективом «Виртуозы Москвы» выступил в Гомеле, Могилеве и Минске. Но при всей суете этих гастролей нашел время на интервью «СБ».





— Владимир Теодорович, почему в тяжелые послевоенные годы вы решили играть на скрипке?

— У меня мама была пианистка. Училась в Ленинградской консерватории у знаменитой Ольги Калантаровой, а до этого в Одессе у Берты Рейнгбальд, у которой учился Эмиль Гилельс. Она с ним очень дружила.

— Но почему тогда скрипка, а не фортепиано?

— Вначале была виолончель, но мне было тяжело ее носить, и я попросил что–нибудь полегче. Тогда мне дали скрипку.

— А почему тогда, при всех ваших скрипичных победах, вы занялись еще и дирижированием?

Collapse )