February 28th, 2019

Рождение звезды

После победы в конкурсе Plácido Domingo’s Operalia в 2013 году российское сопрано Аида Гарифуллина быстро стала одной из самых востребованных молодых оперных певиц —даже получила роль вместе с Мерил Стрип в фильме «Флоренс Фостер Дженкинс». В январе она дебютировала в «Мет», как блистательная Церлина в «Дон Жуане». Накануне Гарифуллина говорила с Кристофером Браунером из «Met» о своей процветающей карьере и любви к Моцарту.


Я не могу придумать лучшего названия для сопрано, чем Аида. Вас назвали в честь оперы Верди?

[Смеется.] Моя мама любит Верди, но на арабском языке мое имя означает «подарок». Мои родители мечтали о рождении девочки, поэтому, когда я наконец родилась, это было подобно подарку.

Как я понимаю, ваша мама была вашей первой учительницей пения.

Да. Мои родители всегда окружали меня классической музыкой. Когда мне было четыре года, они взяли меня на балет, и я словно была в мире снов. Я знала, что должна была быть на сцене каким-то образом. Моя мама — дирижер хора, и она начала учить меня музыке. Год спустя я пела на конкурсе детских песен в Москве. Это был мой первый сценический опыт, и я знала, что хочу стать певицей.

Как вы начали петь в опере?

Collapse )