March 8th, 2019

Дневник еврейской девушки. /Киев /

Елена Мордовина

2000 год. Киев. 1 Марта. Сколько лет прошло с тех пор, как я сожгла свои детские дневники? Года три, наверное — целая вечность. Теперь попробуй быть честной с самой собой. Совсем, кажется, другой человек. То была девочка, вся ожидавшая чудес от жизни и от себя. А теперь где я? Что я? Трудно было бы представить себя тогда семнадцатилетней молодой женщиной, которая к тому же ждет ребенка. Сегодня можно отсчитывать начало шестого месяца. Я видела дом, в котором жила в детстве. Его совсем перестроили: подновили балконы, поджелтили фасад. А если зайти в подворотню, то все как раньше — старый двор, разрушенная веранда, щенок этот во дворе, в коробке с гвоздями — как будто тот же самый щенок. Это я ездила за бабушкиным пайком в синагогу. И сразу поехала в “Колизей”. Писем нет — это вогнало меня в депрессию на весь вечер. Уже четыре дня он не пишет, а я собиралась завтра ехать его встречать. Нужно просто отвлечься — завтра еще раз пойду смотреть почту. Пожелай мне удачи, как раньше! Мне кажется, что у меня стали слишком толстые ноги.

Collapse )

Дневник еврейской девушки. /Киев /(2)

9 Апреля. Я отмывала квартиру, пока Адик ходил за покупками, он купил много нужных вещей, я и не догадывалась, насколько он может быть домашним и заботливым, гораздо в большей степени, чем я. Снова пасмурно, он уехал в город на стамбульский “Карагез”.

10 Апреля. Адик все-таки снова поступил работать на “Борисфен”. А вечером все равно ушел в “Ребекку”, а я читала “Степного волка”, принимала ванну и пила кофе. Он встретил Лешу Уманского и разболтал ему, что у нас будет ребенок.

11 Апреля. Утром мы гуляли на островах и рисовали. Вечером ходили в театр марионеток на чешского “Фауста”, а потом заехали на Дегтяревскую забрать птицу.

12 Апреля. Проснулись в пять утра, к восьми только встали, вышли к озерам и выпустили птицу. Потом я уехала в поликлинику сдавать кровь. Вечером встретимся дома. До заката я была на озерах, смотрела с мостка, как солнце садится за холмы. Ближе к ночи он пришел. Оказывается, снова задвинулся эфедрином у Ли, и как бы в оправдание сказал, что купил нам билеты на иннуитов и на египтян. Это мне типа подарок. Ну, типа, хорошо, спасибо.

Collapse )