March 12th, 2019

Игорь Додон как фарсовое повторение Михаила Горбачёва

Если Москва готова поддержать его «концепцию», то наши внешнеполитические дела плохи. Или приднестровцы уже не верят в Россию?

Михаил Демурин


Заявление президента Молдавии Игоря Додона о  возможности «быстрого решения проблемы Приднестровья» показательно с  точки зрения его собственного менталитета, но ещё больше — с точки  зрения понимания им менталитета его московских лоббистов. Для нас же это  ещё и возможность вновь оценить качество современной внешней политики  нашей страны.

Партия Додона — молдавские социалисты — проиграла парламентские  выборы. Да, она набрала наибольшее число голосов, но в современной  молдавской реальности это ничего не значит; её возможности влиять на  реальную политику после выборов сократились. В этих обстоятельствах  нормально работать на посту президента страны Игорю Додону не дадут.  Значит, надо, с одной стороны, постараться повысить интерес к себе  прозападных сил Молдавии и Румынии и их западных кураторов, а с другой —  сохранить поддержку Москвы.

С первыми всё понятно: они давно стремятся к инкорпорации  Приднестровской Молдавской Республики в Молдавию. Но что же Москва? И в  Кремле, и на Смоленской площади тоже, похоже, давно хотят избавиться от  приднестровской проблемы.

Collapse )

Куда конь с копытом, туда и рак с клешнёй: Додон, ПМР и выборы в Молдавии

Между Антонеску, Муссолини и Власовым

Сергей Артеменко


История нередко повторяется. По крайней мере, она достаточно богата  для того, чтобы найти в ней аналогии, особенно если события отстоят во  времени не слишком далеко. При этом богатство истории не всегда дает  возможность даже оценить, что же перед нами — фарс, трагедия или что-то  еще.

Нечто похожее происходило и совсем недавно. В канун недавних  молдавских выборов приднестровцы, обладающие молдавским гражданством,  были поставлены перед непростым выбором: за кого же голосовать на  парламентских выборах в Молдавии.

С одного «края» — конгломерат правых оппозиционеров, среди которых  немало тех, кто хорошо памятен приднестровцам по националистическим  лозунгам конца 1980-х — начала 1990-х, а также тех, кто уже в последние  годы много заявлял о неких «красных линиях», исключающих любые  компромиссы с Приднестровьем. До фюрера по историческим признакам не  дотягивают, а вот до Антонеску — вполне: и в плане национализма, и в  плане претензий на «Заднестровье», и в плане отношения к левобережцам  как к второсортному населению.

Collapse )