August 1st, 2019

Что было раньше, а сейчас уже нет. Забытые привычки

Федор Шумилов


Многие традиции и привычки 1970-1980-х  годов сейчас совершенно забыты. Это мы выяснили, бросив клич в соцсетях с  просьбой вспомнить, что было раньше, а сейчас нет. Получили огромное  количество ответов. Чаще всего вспоминали прыжки через резинку и  автоматы с газированной водой. Но не только их.
 

Вот кое-что из того, что в позднесоветском быту было, а теперь совсем нет.

— Полиэтиленовые пакеты были дефицитом – их стирали и развешивали сушиться на веревках на балконах.

— Везде стояли автоматы с газировкой, все пили из одного стакана, слегка ополоснув его водой.

— Посылали всем родственникам почтовые открытки — поздравления с Новым годом, 8 Марта, Первомаем и 7 ноября.

— Баки для пищевых отходов между этажами в жилых домах. Туда бросали  очистки от картошки и вообще несъеденное. Баки забирали дворники. Отходы  потом отвозили в совхозы рядом с городом. Свиней ими кормили.

— Чтение газет на стендах.

— Девочки играли в «резиночку». Две девочки натягивали длинную  резинку, завязанную в кольцо, третья прыгала, делая всякие фигуры  ногами.

— Мальчики играли  в «ножички». Рисовали на земле круг. Потом по  очереди старались попасть ножичком на территорию противника и отвоевать  как можно больше земли.

— Ходили в гости без предупреждения (мобильных телефонов-то не было).

Collapse )

Атлантический разлом. Грозит ли Западу раскол после Брексита и что ждет Украину

Спор Трампа и Макрона из-за пошлин может перерасти в торговую войну и расколоть западный мир
Спор Трампа и Макрона из-за пошлин может перерасти в торговую войну и расколоть западный мир

В мире грядет глобальная пертурбация: вчерашние союзники и противники  меняются местами. В то время как  углубляется раскол между ЕС и США, на  западе говорят о снятии санкций с России, а Великобритания на фоне  "брексита" дрейфует в сторону Америки.

Читать дальше...

Академик Владимир Захаров: «Жизнь — это противостояние хаосу»

Беседовала Елена Кудрявцева

Журнал "Огонёк" №37 от 01.10.2018, стр. 30

Фото: Евгений Гурко / Коммерсантъ
Фото: Евгений Гурко / Коммерсантъ

— Владимир Евгеньевич, вы одновременно и физик-теоретик, и математик, и океанолог — как я понимаю, именно сочетание этих трех дисциплин и принесло вам медаль Дирака, которую еще называют «Нобелевской премией для физиков-теоретиков». Можете очертить круг ваших научных интересов и объяснить, как все это связывается?

— В той области знаний, где занят я, физики-теоретики строят математические модели природных явлений. Какие именно это природные явления — зависит от личного вкуса ученого. Меня интересуют те, где участвуют волны, в том числе волны, вызывающие катастрофы. Сейчас мое рабочее время делится между двумя направлениями. Первое — это волны на поверхности жидкости, а второе — волны в оптических линиях. Эти два направления не столь уж противоположны, потому что описываются схожими математическими уравнениями. Если подробнее, то я много занимаюсь вопросами ветрового волнения океана и возможностями предсказания этих волнений. В частности, речь об изучении волн-убийц.

Collapse )