August 30th, 2019

Лина Бернштейн. «Умерла в приюте Сережина дочь—Ирина»: Текст и контекст[1]

Ирина и Ариадна Эфрон
Ирина и Ариадна Эфрон

Говоря о смерти младшей дочери Марины Цветаевой, Ирине, биографы Цветаевой часто цитируют художницу Магду Нахман, которая в письме к своей близкой подруге, художнице Юлии Оболенской, в 1920 году сообщала: «Умерла в приюте Сережина дочь — Ирина — слышала ты? Мих. Сол.[2] под арестом — это на днях Вера писала. Лиля хотела взять Ирину сюда и теперь винит себя в её смерти. Ужасно жалко ребёнка — за два года земной жизни ничего, кроме голода, холода и побоев».[3] Цитирующие обычно выпускают предложение «Мих. Сол. под арестом — это на днях Вера писала». Иногда также цитируется ответ на это Оболенской: «Я понимаю, огорчение Лили по поводу Ирины, но ведь спасти от смерти ещё не значит облагодетельствовать: к чему жить было этому несчастному ребёнку? Ведь навсегда её Лиле бы не отдали. Лиля затратила бы последние силы только на отсрочку её страданий. Нет, так лучше. Но думая о Серёже, я так понимаю Лилю. Но она совсем не виновата. Что это с Мих. С., Господи? Ничего не понимаю».[4] Последнее предложение из того же письма, как правило, тоже опускается. Выпущенные предложения как бы не имеют отношения к судьбе Ирины.

Collapse )