September 3rd, 2020

Моисей Губельман. ГИБЕЛЬ ЛАЗО, ЛУЦКОГО И СИБИРЦЕВА

В момент японского выступления 4 апреля члены военного совета Лазо, Луцкий и Сибирцев находились в гостинице «Золотой рог».

Дом, в котором были арестованы члены большевистской подпольной организации Сергей Лазо и Всеволод Сибирцев., г. Владивосток, 1970 г. ГАПК, фотофонд, 04709
Дом, в котором были арестованы члены большевистской подпольной организации Сергей Лазо и Всеволод Сибирцев., г. Владивосток, 1970 г. ГАПК, фотофонд, 04709

Шел  деловой разговор о событиях последнего дня и о перспективах дальнейшей  борьбы с интервентами в новых условиях. Часов в девять вечера в комнату  быстро вошел человек с окровавленным лицом и сообщил, что японцы  захватывают правительственные здания и вокзал. Лазо вместе с товарищами  направился из гостиницы в помещение следственной комиссии (Следственная комиссия была отделом военного совета. В ее ведение входила охрана наших границ и внутренняя охрана.) на Полтавскую улицу, дом № 3, чтобы спасти ценные документы. Отсюда  Лазо все время вел по телефону переговоры с воинскими частями, давал  указания о том, что делать и как в тех или иных случаях поступать.

Стрелки  учебно-инструкторской школы Б. И. Гриневич, В. И. Гриднев, С. И. Гапон и  И. И. Кернер, арестованные вместе с членами военного совета,  рассказывали впоследствии, что около двух часов ночи постовой заметил  цепи японцев, наступающие на здание следственной комиссии. Он известил  об этом караульного начальника. Лазо приказал караулу не оказывать  сопротивления японцам и вывесить белый флаг.

Collapse )

8 причин запрета романа Василия Гроссмана «Жизнь и судьба»

Критика советской идеологии, тема  антисемитизма, прямые параллели между Советским Союзом и Третьим рейхом  и другие возмутительные идеи, которые привели к аресту рукописи 

Автор Юрий Бит-Юнан

Роман Василия Гроссмана «Жизнь и судьба» (1960) — это продолжение  романа «За правое дело» (1952). Обе книги посвящены событиям Второй  мировой войны. Основной сюжет сосредоточен вокруг Сталинградской битвы,  но не исчерпывается одной только военной темой.

Биографический очерк о Василии Гроссмане из коллекции Еврейского музея и центра толерантности

Collapse )


«Господи, расскажи мне про бегемота» (2)

Погремушки

— У вас не было после освобождения такой реакции «назад»? Когда становится задним числом жутко от того, что происходило?

— Ну, на это сны есть. Лет десять мне потом зона снилась. А так я до  сих пор не могу пройти мимо хорошего одеяла. Я после освобождения их  покупала и покупала. Однажды они все пригодились – когда к нам в наш  лондонский домик приехали в гости 27 человек — детей и учителей из  харьковской гимназии.

— У вас есть фраза про «лютую бессонницу зарубежья». Почему  лютая бессонница, если все уже было позади, вы попали в нормальную  жизнь?

Collapse )

«Господи, расскажи мне про бегемота»

Ирина Ратушинская – о том, как любить и писать стихи в тюрьме, как  неверующие на зоне отвоевывали Библию и почему страх смерти – это не  самое страшное.

Марина Нефедова
6 июля, 2017

Молодая красивая женщина за  пять стихотворений попадает в мордовские лагеря. Причем не в 37-м, а в  82-м. Там – карцер, голод, угроза смерти и предательства. Потом –  освобождение по ходатайству Рейгана и личному распоряжению Горбачева.  Потом —  десять лет жизни рядом с митрополитом Антонием Сурожским. Ирина  Ратушинская – о том, как любить и писать стихи в тюрьме, как неверующие  на зоне отвоевывали Библию и почему страх смерти – это не самое  страшное.   

Collapse )