September 5th, 2020

Та самая Суок. Роковая женщина Юрия Олеши

Писатель Юрий Олеша  посвятил свое самое известное произведение, повесть «Три толстяка»,  своей жене Ольге Суок, однако и его супруга, и все окружающие прекрасно  знали, что акробатка Суок — это вовсе не Ольга, а ее сестра Серафима. 

Именно  в эту женщину Олеша был влюблен всю жизнь. Серафима была младшей из  трех сестер Суок — дочерей одесского преподавателя музыки, эмигранта из  Австрии Густава Суока. Девочки — Лида, Ольга и Серафима — с детства  вращались в интеллигентских кругах Одессы. Их отец был знаком со многими  известными писателями, поэтами, музыкантами. В доме Суок проходили  творческие вечера. 

Сестры Суок. Серафима — в центре
Сестры Суок. Серафима — в центре

Когда  девочки выросли, они стали центром литературного салона Суок. В девушек  влюблялись лучшие писатели и поэты Одессы. Особой популярностью  пользовалась Серафима. Несмотря на то, что ее трудно было назвать  красавицей, в ней была особая живость и загадка, привлекавшие мужчин.  Вот как рассказывала о Серафиме (а по-домашнему, Симе), ее подруга Эмма  Герштейн:

«Она  считалась красавицей-вамп. И действительно, в лице её было что-то  хищное. Продолговатый овал лица, породистый нос с горбинкой и тонкими  крыльями, выпуклые веки, высокий подъём ноги — все линии были гармонично  связаны». 

Иными словами, Серафима Суок была очень яркой и, как сейчас бы сказали, сексуальной женщиной. Примерно как Лиля Брик. 

Collapse )

Мэри. Галактион Табидзе

Василий Пукирев. Неравный брак. 1862
Василий Пукирев. Неравный брак. 1862

Ты ночью той венчалась Мэри.
Мэри, и смерть во взгляде очень ,
Неба желанного столь молния и цвет...
Были как запоздавшаяся осень. 

Пылал взорвавшийся собор
Святых огней, и натерпевшись,
Но более свечей таинственно пылал
Сей облик, так смертельно побледневший. 

Горели у собора купол с лоном
И расстилался запах роз так чинно,
Но, ожиданием уставших женщин,
Мольба, иная всё же, так неизлечима. 

Услышал той я безрассудность  клятвы,
Родная, Мэри!  По сей день не верю...
Ведомы пытки мне, но до сих пор не ясно,
Венчают иль оплакивают тебя как потерю? 

У глыб алтарных кто, стеная, на ветру
Камни колец все растеряв, бродил...
Было сиротливо и жалостно. Но да,
Никак на праздник этот день не походил. 

Ускорившись, покинув храм, шаги
Куда несли меня? И видел я с трудом!
По улице дул резкий ветер так,
С непрерывающимся, без конца, дождём. 

В бурку закутал тело я своё,
Мыслям доверился я снова непрерывным...
О! Дом твой! Там, у дома твоего,
Упёрся в стену я совсем уже бессильным. 

Так, в сожалении я долго простоял,
Прямые, черные, пред мною тополя
И звуком тьмы так листья шеслестят,
Как в небе крылья улетающего в даль орла.

Нашёптывала тополя всё ветвь,
О чём же - знает кто! Кто знает, Мэри!
Судьба, не удостоился что я,
Ветром уносится, как будто бы в метели. 

Скажи, на милость, столь внезапно озаренье
По что так разом? Умоляю я кого?
И как орла могучих крыльев оперенье,
При взлёте так шумит мечта по что? 

По что с улыбкой в небо я взирал,
Или по что ловил свет переливный?
Или кому "Могильщик" я писал?
Или же слушал "Я и ночь" кто дивный? 

Ветер и капли частые дождя
Оборвались, как моё сердце оборвалось,
И плакал я, как плакал король Лир,
Покинут Лир, забыт он. Всеми! Оказалось. 

    Перевод Ш.Бардавелидзе и Ю.Комиссаровой

Источник

"Marina, Marina" - The LUCKY DUCKIES intimist live concert at Guimarães (20-Dez-2015)

An intimist concert recorded at Guimarães city in Portugal, at  Restaurant Club "Histórico By Papaboa". This italian song was penned   both lyrics and music by Rocco Granata in 1959. Singers: Marco Antonio and Claudia Faria; Guitar: João Santos,  Bass:Sérgio Fiúza; Piano: João Carreira; Drums: Diogo Melo de Carvalho.

Интимный концерт, записанный в городе Гимарайнш в Португалии, в клубе-ресторане "Histórico By Papaboa". Эта итальянская песня была написана Рокко Граната в 1959 году, как слова, так и музыка.