November 3rd, 2020

Нижинский. Жизнь (2)

Я ей наврал, что она первая женщина, которую я люблю. До моей жены я знал много других. Они были простые и красивые. Я любил один раз одну женщину, у которой были регулы. Она мне показала все, тогда я ужаснулся и сказал ей, что жалко заниматься таким делом, когда человек болен. Она мне сказала, что если она не будет заниматься таким делом, то она умрет с голоду. Я ей сказал, что я ничего не хочу, и я ей дал деньги. Она меня упрашивала, но я не соглашался, ибо у меня появилось чувство отвращения к ней. Я ее оставил одну и ушел. Комнаты я находил в маленьких отельчиках Парижа. Париж переполнен такими отельчиками. Люди таких отельчиков простые. Я знаю много таких отельчиков, которые живут наймом комнат на короткое время, для свободной любви. Я называю свободной любовью ту любовь, когда люди любят раздражать член и чрево женщины. Я не люблю раздражений, а поэтому не хочу есть мяса. Сегодня я съел мясо и почувствовал к одной уличной женщине похоть. Я не любил эту женщину, но похоть меня гнала за ней. Я хотел ее любить, но Бог меня удержал. Я боюсь похоти, ибо знаю ее значение. Похоть есть смерть жизни. Человек с похотью подобен зверю. Я не есть зверь, а поэтому повернул домой. На дороге Бог меня остановил, ибо он не хотел, чтобы я продолжал идти. Вдруг я заметил ту же девушку с мужчиной, которая не давала ему идти в ресторан, тогда мужчина ее стал уговаривать по-итальянски, чтобы она со своей подругой шла в ресторан. Я стал точно вкопанный. Меня чувство удерживало. Я стоял долго. После того, как девушка с мужчиной вошла в ресторанчик, один пожилой мужчина захлопнул дверь, сказав мне «здравствуй». Я ему ответил тем же. У меня появилась привычка говорить всем «здравствуйте» без того, что я знаком. Я понял, что все люди есть одинаковые. Я часто говорю, но меня не понимают, что у всех есть нос и глаза и т. д., а поэтому мы одинаковы. Я хочу этим сказать, что надо всех любить. Я люблю мою жену больше всех на свете. Я ей сказал сегодня за столом, когда мы ели ужин. Я не ем мяса, но сегодня Бог хотел, чтобы я его ел. Я не знаю, зачем, но ему это надо было. Я исполнил его приказания и ел мясо. Мне было тяжко на душе, а поэтому я ел скоро, проглатывая большие куски. Я не знал наверно, что означает его повеление, но я исполнял его приказания. Он так хотел, ибо я чувствовал. Люди скажут, наверное, что Нижинский притворяется сумасшедшим для его ужасных деяний. Я должен сказать, что ужасные деяния вещь ужасная, а поэтому я не люблю ее и не хочу ею заниматься. Я занимался раньше ею, ибо не понимал Бога. Я чувствовал его, но не понимал. То, что сегодня все люди делают. У всех людей есть чувство, но они не понимают чувства. Я хочу написать эту книгу, ибо я хочу объяснить, что такое чувство. Я знаю, что многие скажут, что это есть мой взгляд на чувство, но я знаю, что это неверно, ибо этот взгляд исходит от Божеских повелений. Я есть человек, как и Христос, который исполняет Божеские повеления. Я боюсь народа, ибо думаю, что у них зверские намерения и они могут плохо понять меня и тогда сделают надо мною «линча». Я знаю, что такое Линч. Линч есть вещь ужасная. Линч есть зверский поступок. Линч есть зверь. Линч не есть Бог. Я есть Бог. Бог есть во мне. Я делал ошибки, но я их исправил моей жизнью. Я страдал больше всех на свете. Я люблю Френкеля. Он доктор хороший. Он начинает меня чувствовать. Он меня начинает понимать. Его жена умная. Она чувствует меня и поэтому передает свое чувство ему. Он ее любит, а поэтому исполняет все, что она хочет. Он меня пригласил пойти в ресторан посмотреть танцора Вильсона, но я ему отказал, сказав, что я не могу его видеть, ибо мне его жалко. Жена согласилась, и он тоже. Я их пригласил поехать с нами на прогулку в коляске в Малою, много верст от C.-Морица. Прогулка красивая, если погода хорошая. Я люблю природу русскую, ибо я воспитался в России. Я люблю Россию. Жена боится России. Мне все равно, где жить. Я живу там, где Бог хочет. Я буду путешествовать всю жизнь, если того Бог захочет. Я нарисовал Христа без усов и бороды с длинными волосами. Я похожу на него, только у него взгляд спокойный, а у меня взгляд бегает. Я человек бегающий, а не сидящий. У меня другие привычки, чем у Христа. Он любил сидеть. Я люблю танцевать. Я был вчера у девочки Киры, которая задыхалась от бронхита. Я не знаю, почему Кире дали машину для вдыхания паров с лекарствами. Я против всех лекарств. Я не хочу, чтобы люди употребляли лекарства. Лекарства есть вещь выдуманная. Я знаю людей, которые принимают лекарства из привычки. Люди думают, что лекарства есть вещь нужная. Я нахожу, что лекарства есть вещь необходимая только для помощи, но в них нет смысла, ибо они не могут дать здоровья. Толстой не любил лекарств. Я люблю лекарства, ибо они вещь нужная. Я сказал, что лекарства не нужны, ибо в них нет смысла. Я сказал правду, ибо это так. Если вы мне не верите, не надо. Я верю Богу, а поэтому пишу все, что он мне говорит. Мне жена сегодня сказала, что все, что я делал на вчерашнем вечере, похоже на спиритизм, ибо я останавливался, когда не надо было. На это я ей сказал, что я не качался, как это бывает в спиритических сеансах. Люди в спиритическом трансе похожи на пьяных людей, а я не был пьян, ибо я чувствовал все, что делал. Я не пьяница, но я знаю, что такое пьяница, ибо я попробовал вина и был пьян. Я не хочу, чтобы люди пили вино и занимались спиритическими сеансами, ибо это вредно для здоровья. Я человек здоровый, но худ, потому что не ем много. Я ем, что мне Бог повелит.

Collapse )

«Фурцева явилась с кодлой мхатовских стариков — Тарасова, Грибов, Кедров…»

<...>  

2 мая 1968

Холодно. Дождь. Ветер.

Вчера после  спектакля «Три мушкетера» отправились к Веньке. Грустно.  Некоммуникабельность. Люся очень изменилась, нервная, подозрительная.  Сплетни о Высоцком: «застрелился, последний раз спел все свои песни,  вышел из КГБ и застрелился».

Звонок: — Вы еще живы. А я слышала,  вы повесились. — Нет, я вскрыл себе вены. — Какой у вас красивый голос,  спойте что-нибудь, пожалуйста.

Карижский.  Вы создали  оппозиционный театр и воспитали в этом духе коллектив, оппозиция никогда  ни к чему хорошему оппозиционеров не приводила. (На полях: театр  политической демагогии.) Вы всем своим искусством декларируете  обособленность искусства от руководства партии, дескать, «не лезьте к  нам со своим диктатом»… Нигилизм, отрицание направляющей роли партии…

Карижский  здорово подготовился к райкому, он умный мужик, и это-то страшно. Чтобы  возражать ему — надо было сосредоточиться и тщательно продумать все  ходы. А когда со всех сторон кусают — мысли разбегаются… Петрович взялся  за голову и полчаса молчал.

7 мая 1968

<...>

... Вечером был Гаранин[30]:

— Любимов — знамя интеллигенции.

— Повтор 47 года, талант остался, а где те люди, что лаяли?

— Страх ни к чему хорошему не приводит, не надо бояться, не те силы там и тут.

— От  Дупака отвернутся все интеллигентные люди, его не будут звать даже в  массовки, он не прокормит свою буфетчицу, не сориентировался,  перепугался, надо было жертвовать собой и не было бы жертв.

Collapse )

Майя Якутина и Василий Шукшин: единственный поцелуй

 В начале декабря 1952 года Василий Шукшин был комиссован с флота. Когда  он вернулся домой, точно неизвестно, но логично предположить, что к  исходу первой декады или к середине декабря он уже приехал в Сростки.  Тут завязался еще один сюжет его жизни: Майя Якутина. Если сейчас у  кого‑то в голове вспыхнуло „Да это же!“ — да, это та самая Майя Якутина  из рассказа „Страдания молодого Ваганова“. Вернее, та, да не та. 

О  том, что героиня одного из самых известных рассказов Шукшина — реальный  человек, до последнего времени никто не знал. Майя Семеновна объявилась  сама: в 2017 году написала в музей в Сростки, сообщила, что у нее есть  три письма Шукшина к ней. Письма весной 2018 года опубликовал журнал  „Бийский вестник“ (№ 2). Прочитав их, я связался с музеем, выпросил  телефон и позвонил. 

Collapse )