February 10th, 2021

Весною 1821 года Пушкин прочно устраивается в Кишиневе...

Как ни весело  жилось в Каменке, все же рано или поздно надо было оттуда уехать. Добрый Инзов и без того продлил свыше всякой меры срок отпуска, предоставленного опальному поэту. Весною 1821 года Пушкин прочно устраивается в Кишиневе и для него наступает  жизнь на далекой  окраине,   жизнь снова чисто на холостую   ногу,  шумная, безалаберная, но вряд ли очень  скучная.  Умный  старик Инзов, отлично  понимая, с кем  имеет  дело,  не обременял службой своего  невольного подчиненного. Литературное творчество,  очень напряженное в этом периоде, все же поглощало  сравнительно  небольшую часть досугов. Остальное время Пушкин развлекался, как мог и как умел, посреди шумной компании  приятелей.

В описываемую эпоху Кишинев был довольно своеобразным городом. Присоединенный к России всего за десять лет перед тем, он хранил многочисленные остатки недавнего турецкого владычества. Живописный азиатский колорит лежал на вещах и на людях. Знатные молдавские бояре, члены Верховного Совета Бессарабии, еще носили бороды, чалмы и красивые восточные одежды. Но младшее поколение уже успело обриться и надеть европейские фраки.

Collapse )

Гамельнский Крысолов: сказка и реальность

В 1284 году, через 72 года после несчастных детских крестовых походов, история с массовым исходом детей вдруг повторилась в немецком городе Гамельне (Хамельне). Из дома тогда ушли и пропали 130 местных детей. Именно этот случай стал основой знаменитой легенды о Крысолове.

Collapse )

…НО БЫТЬ ЖИВЫМ, ЖИВЫМ И ТОЛЬКО, ЖИВЫМ И ТОЛЬКО ДО КОНЦА

30.12.2020

В уходящем году отмечалось 130-летие со дня рождения Бориса Пастернака. Юбилейные проекты Дома-музея поэта,  деятельность Гимназии имени Бориса Пастернака, новые сборники, подготовленные исследователями его творчества, – всему этому посвящена наша статья. 

«Пастернак — большой поэт. Он сейчас больше всех: большинство из сущих были, некоторые есть, он один будет», – написала Марина Цветаева в 1922 году в статье, посвященной новой поэтической книге Пастернака «Сестра моя жизнь». Цветаева раньше других современников почувствовала величину Пастернака и выразила  уверенность в его поэтической будущности. Ее восприятие оказалось безошибочным. 

Collapse )