April 3rd, 2021

Матильда Кшесинская. Поездка на фронт

Весною 1916 года я решила поехать на фронт для раздачи солдатам подарков. Мой большой друг Александр Дмитриевич Викторов, состоявший в Красном Кресте и часто ездивший на фронт по делам, взялся организовать мою поездку на место расположения одного из корпусов в районе Минска, где у него был знакомый командир. Я пригласила П. Владимирова в качестве кавалера, и мы отправились в путь втроем. На фронте было сравнительное затишье. Мы доехали по железной дороге до Минска, где переночевали в маленькой невзрачной гостинице. Полуосвещенная столовая, почти пустая, произвела на меня удручающее впечатление. Комнаты были грязные и также полуосвещенные, а об остальном лучше и не говорить, до того все было запущено и примитивно.

Collapse )

Вячеслав КЕБИЧ: Авария, в которой погиб Машеров, не была случайной

Петр Миронович Машеров (1918–1980)
Петр Миронович Машеров (1918–1980)

«Я был одним из последних, с кем общался Петр Миронович за несколько часов до своей гибели. (…) Машеров позвонил мне:

- Вячеслав Францевич, хочу побывать на каком-нибудь предприятии, на отчетно-выборной конференции. Куда посоветуешь?

- Мне кажется, Петр Миронович, вам лучше всего посетить объединение «Горизонт». Вы его довольно жестко и справедливо критиковали. Сейчас там положение заметно улучшилось. Коллективу будет приятно ваше внимание.

Машерову мое предложение понравилось. Поблагодарив за подсказку, сказал:

- Так и сделаю. А сейчас хочу проехать по Минщине, посмотреть, как там идет уборка картофеля.

Думаю, что уборкой картофеля Машеров хотел поинтересоваться лишь по пути на загородную дачу. (Во время этой поездки и произошла авария, в которой погиб Машеров. - Ред.)

В его жизни предстояло какое-то очень важное событие. По одной из версий, большинство членов Политбюро склонялось к мысли о необходимости назначить его председателем Совета Министров СССР. Под их давлением Брежнев якобы вынужден был согласиться с этим, но искал возможность предотвратить возвышение более молодого и популярного политика. Рядом с ним слишком убогой выглядела бы его собственная фигура.

Зная о завязавшейся вокруг него подковерной борьбе, Машеров наверняка хотел побыть один, поразмышлять. Накануне, это известно из достоверных источников, он провел в одиночестве ночь на даче в Дроздах, сжигал там какие-то бумаги. Что это были за документы, не знают даже его родные».

Collapse )