April 16th, 2021

Подружки

Сдохни, грусть. История шестнадцатая

Они подружились еще до рождения, когда их мамы познакомились в очереди в женской консультации. Разница всего три недели и живут в соседних домах. В детстве их часто принимали за близняшек, они и были, как сестренки - не разлей вода. Младшая - бойкая и крепкая с задорными кудряшками соломенного цвета. Всегда первая, выше всех лазила по деревьям, училась лучше всех, с мальчишками дралась насмерть, защищала Старшую. Старшая - тихоня, цеплялась за подругу, везде за ней ходила, как нитка за иголкой. У Младшей папа директор, а мама красивая. У Старшей мама медсестра, папа – прочерк.

В детстве они мечтали, как станут взрослыми, выйдут замуж, родят своих детей, шестерых на двоих, но жить будут всегда вместе. В одном огромном доме, высотой в пять этажей. Один этаж для Младшей с мужем. Там все будет в бордовых тонах, старинная темная мебель, зеркала, полумрак, бронза и человеческий череп на камине. Второй этаж для Старшей. Обои в розах, пухлые кресла, пушистые пледы, ковры, хрусталь. Третий этаж для детей: ярко желтые стены, с нарисованными жирафами и зебрами, горы игрушек, комнаты для мальчиков, комнаты для девочек, комната для игр, комната для учебы, чулан для наказаний. Котенок, щенок, рыбки. Четвертый этаж с витражными окнами для балов. Пятый этаж – хозяйственный. Идеальный дом. Они рисовали картинки, тщательно продумывали интерьеры и форму для прислуги.

Collapse )

Первая поездка в Лондон

13–23 июля 1936 года

Василий Григорьевич Базиль, или Colonel de Basil, как его все величали, задумал устроить в Лондоне во время своего балетного сезона в Ковент-Гарден нечто вроде юбилейного спектакля, на котором он хотел, чтобы выступили я, Преображенская, Егорова и Волынин. Преображенская и Егорова отказались, а Волынин запросил такую высокую плату, что Базиль отказался от его участия. В результате я одна согласилась у него выступить.

Я выбрала для спектакля «Русскую». Кокошник был зарисован по памяти моей горничной Людмилой по рисунку Соломко, и она же подготовила форму, как делалось в мастерских Императорских театров, где она раньше служила. Кокошник замечательно удался, все на него обратили внимание.

Костюм Людмила зарисовала тоже по памяти. Исполнение любезно взяла на себя Каринская, частью в Лондоне, частью в Париже, и он должен был быть готов к моему приезду.

Collapse )