June 12th, 2021

Микаэл Таривердиев. Театральный Роман (2)

Меня часто спрашивают о том, как пишется музыка. Это только в плохих фильмах: сидит Глинка за роялем. Попьет вина из бокала, бум-бум по клавишам — и заносит это на нотную бумагу. Нет, музыка пишется за столом! И это самое большое наслаждение! А уж потом наступает расплата — начинаются страдания: куда отдать, кто исполнит. Или никуда не отдаешь, как чаще всего это делал я и писал в стол. Но эти герои, которых ты придумал, создал и засунул в стол, начинают выражать недовольство и беспокоить тебя по ночам. Они ведь уже живые…

Но с «Калиостро» все получилось иначе. Камерный музыкальный театр Покровского уже существовал. Для Бориса Александровича это была отдушина, где он мог осуществлять все то, что не мог сделать в Большом театре. Тогда он еще оставался его главным режиссером. В конце концов Покровского выжили из Большого в очередной раз. По-моему, в третий.

Попал я в Камерный не в Москве, а, как ни странно, в Ташкенте, случайно, во время какого-то фестиваля. Театр открыли совсем недавно. Показывали, как сейчас помню, «Брачный вексель» Россини. Впечатление от спектакля — ошеломляющее. От постановки, голосов, от новой оперной эстетики. Это была живая, интересная, захватывающая опера! Музыка Россини звучала, искрилась, будто написана вчера. Вот тогда я влюбился в этот театр. А когда побывал на опере Шостаковича «Нос» — спектакле, решенном в совершенно другой музыкальной и театральной стилистике, необычайно остро, современно, я полюбил этот театр навсегда.

Collapse )

Это мой город: режиссер и политический деятель Владимир Бортко

Анастасия Медвецкая
26.05.2021

О сияющей Москве, Петербурге в запустении, о том, что никогда не  пересядет на общественный транспорт, и о том, почему москвичей в России  не любят.

Я родился…

Моя мама училась в театральном институте. В числе добровольцев она  записалась на фронт, где была тяжело ранена, лежала в госпитале. Именно  там она и познакомилась с папой (мой отец тоже режиссер, Владимир  Владимирович Бортко). После они вернулись домой, где она продолжила  учебу в ГИТИСе.

Я родился в Москве, в Бауманском районе. Где сейчас этот роддом, не  знаю — пытался посмотреть на карте, но не нашел. Таким образом, я, можно  сказать, коренной москвич. Однако потом меня спеленали и, как я ни  кричал, ни сопротивлялся, увезли. Я жил и там и сям: долгое время в  Киеве, потом в Питере. А сейчас, последние десять лет, я живу в Москве и  работаю в Государственной думе.

Любимые районы…

Конечно, есть. Я очень люблю центр: Старый Арбат, узкие улочки — там  сейчас очень красиво, хорошо и замечательно. И, конечно же, мне очень  нравится «Сити». Я очень рад, что его построили. Москва приобрела  совершенно другой, современный вид. Мне нравятся сталинские «семь  сестер», Красная площадь, Кремль…

Сравнивая Москву с другими мировыми столицами…

Collapse )