June 17th, 2021

История любви, породившей шедевры: Борис Кустодиев и Юлия Прошинская

Доктор online

Это  история любви, породившей шедевры: Борис Кустодиев и Юлия Прошинская — у  них было несколько лет семейного счастья и десятилетия горя.

Борису  Кустодиеву покровительствовал сам Илья Репин, восхищался им и Федор  Шаляпин. «Много я знал в жизни интересных, талантливых и хороших людей,  но если я когда-нибудь видел в человеке действительно высокий дух, так  это в Кустодиеве» — говорил Федор Иванович Шаляпин.

До того,  как стать художником, Борис Кустодиев жил очень бедно. Бедно до того,  что свой первый гонорар ему пришлось потратить на штаны.

Не была благосклонна судьба к нему и в более старшем возрасте. Ему  пришлось пережить потерю 11-месячного сына Игоря от менингита,  а в 38 лет он и вовсе утратил возможность ходить. 

Вместе  с семьей он прошел через непростые годы двух революций и Гражданскую  войну. Несмотря на все эти трудности, его творчество пронизано огромной  радостью и счастьем.

Борис  Кустодиев родился в 1878 году в Астрахани. Его отец, Михаил Лукич  Куcтодиев, был профессором философии, истории литературы и преподавал  логику в местной духовной семинарии. Отец умер, когда будущему художнику  не было и двух лет.

25-летней  матери с 4 детьми приходилось непросто. Бориса отдали учиться  в церковно-приходскую школу, затем в гимназию. Живописью он увлекся  в 11 лет. Тогда в Астрахань привезли выставку художников-передвижников,  мальчик так впечатлился увиденным, что твердо решил стать художником.

Collapse )

Я, Вера (3)

В Сухуми мы были в последний раз в год путча. В тот год мы уехали туда раньше обычного. Мы бежали от юбилея, от юбилейных поздравлений, от предложений сделать какое-нибудь торжество по поводу случившегося шестидесятилетия. Часов в десять утра 19 августа — свинское время, по нашим понятиям (все знают о нашем ночном образе жизни), — позвонила Мира:

— Включите телевизор!

— Что случилось?

— Горбачева скинули.

Так для нас начался путч.

— Сидите в Сухуми! Не вздумайте лететь в Москву. В Москве танки! — требует Мира, периодически названивая и докладывая обстановку.

Что делает Микаэл Леонович? Он едет в аэропорт. Не то что билетов не было. Были отменены все рейсы. Мы сидели у телевизора, смотрели «Лебединое озеро». Толпами заходили какие-то люди. Вечером выпивали с какими-то ребятами — грузинами. Поразил Гамсахурдия, который выступил по грузинскому телевидению фактически с поддержкой ГКЧП. Представление закончилось быстро. Время в Сухуми пролетало тоже быстро. Уезжать, как всегда, не хотелось. Было какое-то смутное предчувствие. Почему-то нам казалось, что уезжаем навсегда.

В феврале мы оказались в Пицунде. Неделю Микаэл Леонович репетировал с Людмилой Габрией-Галустян, органисткой Пицундского храма, большую программу, которая должна записываться на компакт-диск.

Collapse )