June 20th, 2021

Валентина Малявина. Услышь меня, чистый сердцем (3)

3

Между тем судья заканчивает читку бесконечно длинного своего произведения. По ее словам получается, что я нарочно не звала никого на помощь. О том, что я вызвала «скорую» на ножевое ранение, вообще не говорится, и что «скорая» задержалась из-за пересменки — тоже ни слова… И так далее… Страшный документ получился.

Если бы все это было не со мной, я подумала бы, что подсудимая — настоящая злодейка.

Судья наконец оповещает, что прокурор, дескать, просила десять лет, а суд, посоветовавшись, лишает Малявину свободы сроком на девять лет.

Мне подумалось: «9 — мое любимое число. Надо же! Сегодня 27 июля, и если сложить цифры 2 и 7, получится тоже 9. Ну надо же!»

На днях адвокат сказал, что судья отправила обвинительное заключение, сочиненное прокуратурой Ленинского района, на доработку. Если теперешнее никуда не годное, какое же было предыдущее? Вот почему я так долго сидела в Бутырке без обвинения. Оказывается, его пересочиняли.      

А разве законно пребывать в предварительном заключении столь долгое время?..

Судья вглядывается в меня, но словно не видит и через паузу тихо спрашивает:

— Вам все понятно в приговоре?

Все взоры устремлены на меня. Ждут чего-то… Истерики или какого-нибудь недостойного зрелища ждут… А у меня есть заветные слова Стаса: «Бойся бояться», и я тихо и спокойно отвечаю:

— Да.

Шепот в зале…

Судья вкрадчиво спрашивает опять:

— Вам понятен приговор?

— Да, понятен, — говорю ровно, спокойно.

Collapse )

Неудобный факт о предвоенной Европе, который не принято афишировать

Ещё один блог о кино

Немецкий солдат и французская девушка в Париже. Фото: общественное достояние.
Немецкий солдат и французская девушка в Париже. Фото: общественное достояние.

Есть  в истории Европы один интересный факт, которого европейские политики  разных поколений всегда стеснялись, старались обходить, замалчивать,  переводить стрелки. 

Факт этот касается Европы до 1939 года, то есть, до начала Второй Мировой войны, и состоит он в следующем: антиеврейские настроения были чрезвычайно сильны во многих европейских странах, а не только в гитлеровской Германии. 

Во  Франции, в Польше, в Португалии, в Швеции, в Норвегии, даже в  Великобритании идеи Гитлера находили живой отклик в сердцах миллионов  граждан. В этих странах создавались антиеврейские организации,  издавались «боевые листки» с антисемитской пропагандой, на евреев  нападали, им угрожали. Франсистская партия Марселя Бюкара была одной из  самых многочисленных и влиятельных фашистских партий в Европе. А ведь  были еще Французская народная партия Жака Дорио и Национально-народное  объединение Марселя Деа — те же фашисты, только в профиль. 

Так  что мы не можем сказать, что была только зараженная  человеконенавистнической идеологией Германия, а вокруг все были белые и  пушистые. Отнюдь нет. В той же Франции антисемитизм цвел бурными цветами  задолго до прихода Гитлера (кстати, это великолепно отражено в свежем  французском сериале «Парижская полиция 1900»). 

Американский  историк Роберт Пэкстон убедительно доказал, что режим Виши участвовал в  депортации евреев из Франции во время Холокоста.

Collapse )