August 9th, 2021

В ПОГОНЕ ЗА БАБОЧКОЙ. Рассказ

Борис Сандлер

Перевод с идиша Юлии Рец

В  поздний листопад ее жизни, она пришла сквозь время и расстояние, чтобы  еще раз пройти по Виа Долороса той юной девушки. Быть может, ей удастся  осветить потаенные уголки ее души, разглядеть и осознать то «зачем»,  которое привело ее к самоубийству?
Блюма Лемпэл, «Жертва»
 

Напев,  который тихо струился в пространстве, мог быть и колыбельной, и плачем,  и молитвой, в нeгo вплеталась и нежность матери, убаюкивающей дитя, и  печаль дочери, оплакивающей утрату матери. 

Молодая  женщина по имени Санда сидела в шезлонге. Глаза ее были закрыты, голова  слегка отклонена в сторону, словно она отвернулась в смущении. Густые  рыжие волосы мягко оттеняли силуэт ее бледного лица. Плавная линия  начиналась от лба, слегка отклонялась, следуя очертаниям ее прямого  носа, и тянулась дальше к излукe губ и чуть надменному подбородку, а  потом линия обрывалась и вновь спускалась вниз четким контуром ее  длинной шеи.

На коленях  темно-коричневой обложкой вверх лежала открытая книга, словно и не  имевшая уже отношение к реальности. Пальцы левой руки, нашедшие опору на  переплете, слегка дрожали, позволяя уловить проблеск жизни в слабом,  истомленном теле молодой женщины.

И все же  казалось, что эта слабая рука способна была влиять на ход рассказа в  книге, не позволяя истории развиваться лишь по воле ее автора. И напев  души медленно вливался в пространство текста и соединялся с ним…

Collapse )

Михаил Пришвин. ЛЮБОВЬ (7)

Михаил Пришвин. ЛЮБОВЬ

Пришвин. Дневники 1905-1947 гг. (Публикации 1991-2013 гг.) Любовь. 1908 г. 

Побирушку мужик изнасиловал. Старуха приходит, просит написать на него прошение.

Ветер. Погода меняется. Мама: это перед рождением месяца. Верит в это.

Мама села в кресло у окна, развернула книгу Гоголя, сказала: «Как хорошо Гоголь писал». И принялась читать «Тараса Бульбу». В это время входит Котя и кричит: мя-мя... Мама раздражается: «Я тебе сейчас давала! Пошел!» Кот продолжает просить. Мама вскакивает, хочет пихнуть его ногой, но кот увертывается и переходит в другую сторону с постоянным криком: мя-мя. Мама за ним в другую сторону и наконец выгоняет. Потом садится опять в кресло и говорит: «Я сижу, сижу и подумаю, что домашние животные, кошка, собака, совершенные бары, сами ничего не делают, мышей не ловят, а есть просят».

К Дедку: Есть в природе прекрасные факты, неопровержимые, независимые от нашего воображения, от нашего творчества, – например, цветок. Это не наше воображение... Так и сказал Александр по прозвищу «Дедок». Впрочем, какой он старик: мне кажется, он всегда был таким.

Искание Бога, чего-то вне себя, что можно постичь и верить, брать верой, не домыслом.

Любовь: дама, похожая на голубое облако.

Collapse )

Подросток. Триллер

«ЭЛЕКТРА» В ПОСТАНОВКЕ КШИШТОФА ВАРЛИКОВСКОГО В ЗАЛЬЦБУРГЕ

текст: Алексей Мокроусов

Электра — Аушрине Стундите, Хрисофемида — Вида Микневичюте© Bernd Uhlig / Salzburger Festspiele
Электра — Аушрине Стундите, Хрисофемида — Вида Микневичюте© Bernd Uhlig / Salzburger Festspiele

Подарки бывают дорогие, от души и те, что самому себе. Последние, вероятно, самые лучшие. Зальцбургский фестиваль обязан был сделать подарок себе к своему столетию, но выбор у него невелик. Моцарт и так неизбежен: его опер в этом сезоне сразу две. Следом по исполняемости здесь Рихард Штраус. Он еще и один из отцов-основателей фестиваля, как и его любимый либреттист Гуго фон Гофмансталь.

На подарок к собственному дню рождения фестиваль решил не скупиться: он растянул удовольствие на несколько лет, не заботясь о том, достаточно ли веселы сюжеты у юбилейного приношения. За «Саломеей» Ромео Кастелуччи,  наступила пора «Электры» Кшиштофа Варликовского. В прошлом году пандемия сорвала полноценные торжества к столетию фестиваля, «Электру» сыграли тогда несколько раз, показали в трансляции и возобновили сейчас.

Collapse )
Ellenai

Марина Цветаева в воспоминаниях П.П. Сувчинского

Письменных воспоминаний о Марине Цветаевой Петр Петрович Сувчинский не оставил, однако существуют его устные рассказы, записанные Вероникой Лосской и опубликованные в ее книге "Марина Цветаева в жизни".

suvchynski.jpg
Сергей Эфрон, Марина Цветаева и Петр Сувчинский.

Collapse )