August 25th, 2021

Александр Ширвиндт: «В нашем возрасте ничего нельзя менять и ничего нельзя бросать»

Вот у кого стоит поучиться жить с юмором, без излишнего драматизма! 

Вот у кого стоит поучиться жить с юмором, без излишнего драматизма! Александр Ширвиндт о возрасте, самочувствии и переменах в жизни: 

«В нашем возрасте (от 75-ти и выше) ничего нельзя менять и ничего нельзя бросать.

Я столько раз бросал курить, но ни к чему хорошему это не привело.  Возвращался обратно к этому пороку, пока сын, которого я очень слушаюсь  и боюсь, не сказал: «Всё, хватит».

А потом меня навели на замечательного академика, предупредив, что  он никого не принимает, но меня откуда-то знает и готов побеседовать.

Я собрал полное собрание сочинений анализов мочи и поехал куда-то в конец шоссе Энтузиастов.

Особняк, тишина, ходят милые кривоногие дамы в пластмассовых халатах.  Ковры, огромный кабинет. По стенам благодарственные грамоты  от Наполеона, от Петра I, от Навуходоносора… И сидит академик в золотых  очках.  

— Сколько вам лет? — говорит.

— Да вот, — говорю, — четыреста будет.

— Мы, значит, ровесники, я младше вас на год.

Когда он увидел мою папку анализов, взмахнул руками: «Умоляю,  уберите». Мне это уже понравилось. Заглядывать в досье не стал. «А что  у вас?» Я говорю:

— Во-первых, коленки болят утром.

— А у меня, наоборот, вечером. Что еще?  

— Одышка.

— Ну это нормально.

— Я стал быстро уставать.

— Правильно. Я тоже. В нашем возрасте так и должно быть.

И я успокоился. Раз уж академик медицины чувствует себя так же, как  и я, то о чем тогда говорить? На прощание я сказал, что бросил курить.

Collapse )

Михаил Пришвин. НАЧАЛО ВЕКА (7)

Михаил Пришвин. НАЧАЛО ВЕКА

Начало века

(год 1908-1909)

Меня нашли не искавшие Меня,
Я открылся не вопрошавшим обо Мне.

(Исайя)[3]
  • [3] Люди настоящие смиренные не знают света, исходящего от них.  Вообще  лучшее человеческое дается даром (поэтому прост. народом не  ценится  красота) – это такой же дар, как свет – вода. Добро = красота  есть дар  природы. Этой естественной силой завладевают пророки и поэты,  но если  они оторваны жизнью от почвы, то неизбежно теряются в личном,   становятся в лучшем случае колдунами, их слово висит в воздухе,   возникает культ слова и за этим словом разломанная душа (декаденты). – Примечание М. М. Пришвина.

1. Общество религиозного сознания.

Кающаяся интеллигенция.

Вехи: семь смиренных (православный еврей, в  черносотенстве Дух Божий, возвращение к славянофильству, стихии,  религии, детству, мистике через Метерлинка и оккультистов.) Шикарный  жест Гершензона: европейский крах индивидуализма.

Кнут Гамсун пропах треской.

F-a спросил Мережковский, что ему больше всего в  литературе нравится. – Кнут Гамсун! <зачеркнуто: – сказал студент>  – Индивидуализм! – сказала Гиппиус. – Да, Гамсун уже пахнет треской, –  спросонья сказал Философов. – Мне нравится лирика, – продолжал F. С  усмешкой отвечала Гиппиус: – Теперь время эпоса. – Мережковский говорил,  что русская литература не ушла дальше «Капитанской дочки». Нужно видеть  красоту в простейшем. Другие студенты говорили о чем-то смутном,  Гиппиус в их сторону как из пушки стреляла: прагматизм, индивидуализм  анархизм!

Время эпоса, а не лирики.

– Теперь время сильных людей, даже статистически доказать можно – время города (Брюсов).

– Как избежать ошибки Ницше? – Разве он ошибся? – С ума  сошел. – Это физиологическое. – Нет, он должен был сойти с ума, это не  физиологическое, это возмездие. «Я хотел бы лучше быть последней овечкой  в стаде Господнем, только бы не впасть в ошибку Ницше».

От них к нам!

Collapse )

Маргарита ТЕРЕХОВА в роли Марины ЦВЕТАЕВОЙ

Старое Радио Подкаст

Маргарита ТЕРЕХОВА в роли Марины ЦВЕТАЕВОЙ. Радиопостановка "Над бездной" подготовлена радиостанцией «Смена» (1993 г.)

В радиоспектакле, построенном на письмах, стихах, дневниковых записях поэтессы Марины Ивановны Цветаевой, рассказывается о периоде жизни с 1918 до весны 1922 года, когда Цветаева уехала за границу к мужу Сергею Эфрону, в то время студенту Пражского университета.

Исполнители: Белянская Алина, Вавилов Олег, Гущин Олег, Дугин Вячеслав, Терехова Маргарита, Фролов Геннадий.

Звучат стихотворения: “Кто создан из камня, кто создан из глины...”, “Где лебеди? — А лебеди ушли...”, “Писала я на аспидной доске...”, “ Кто уцелел — умрет, кто мертв — воспрянет...”, “Есть в стане моем — офицерская прямость...”, “Кровных коней запрягайте в дровни...”, “Плоти — плоть, духу — дух...”, “Хочешь знать, как дни проходят...”, “Я не хочу ни есть, ни пить...”, “Страна”.

http://lektorium.su/audio/955

Что случилось со Стефаном Цвейгом?

23 февраля 1942 г. заголовки газет всего мира гласили: 

«Знаменитый австрийский писатель Стефан Цвейг и его жена Шарлотта покончили с собой в пригороде Рио-де-Жанейро». 

Я  первой нежности люблю возникновение, Когда еще мечты и чувства  полускрыты. Потом нам суждены лишь бурные мгновенья, На жизненном пути  они, как версты, врыты.  Вторая жена Шарлотта
Я первой нежности люблю возникновение, Когда еще мечты и чувства полускрыты. Потом нам суждены лишь бурные мгновенья, На жизненном пути они, как версты, врыты. Вторая жена Шарлотта

Далее  была помещена фотография почивших супругов. Лицо Цвейга на его  последней фотографии было умиротворенным. Лотта положила голову на плечо  мужа и нежно держала в своей руке его руку.

В  1942 году — это сообщение не могло долго оставаться сенсацией,  когда в  Европе и на Дальнем Востоке бушевала мировая война. Поступок Цвейга  вызывал недоумение в широких кругах. Например, Томас Манн называл его  «эгоистическим презрением к современникам». 

До  сих пор поступок Цвейга выглядит загадочно. Его сравнивали с  аналогичными и почти одновременными поступками Вальтера Беньямина,  Эрнста Толлера, Эрнста Вайса, Вальтера Газенклевера. Единственным  сходством было происхождение и профессия (немецкоязычные писатели  эмигранты). 

На  первый взляд, у Цвейга не было очевидных  причин.  Ни творческого  кризиса. Ни финансовых затруднений. Ни смертельной болезни. Ни проблем в  личной жизни. Стефан Цвейг был  популярным немецким писателем. Его  произведения разошлись по всему миру.

По меркам того времени он считался очень состоятельным человеком.  

После  18 лет брака, Стефан Цвейг все бросил и женился на своей секретарше,  Шарлотте Альтман. Девушка была моложе его на целых 27 лет и была  влюблена в писателя до безумия.

Collapse )