August 26th, 2021

Михаил Пришвин. НАЧАЛО ВЕКА (8)

Михаил Пришвин. НАЧАЛО ВЕКА

Начало века

(Материалы к задуманному роману)

Меня нашли не искавшие Меня,
Я открылся не вопрошавшим обо Мне.

(Исайя)

I. Предположения.

1/. Найти в душе F. такой момент, в котором могут отразиться богоискатели.

2/. Место действия – окраина Петербурга.

В типах интеллигентных и простонародных отщепенцев отразить отчасти и наших известных богоискателей.

Щетинин и Легкобытов. (Фауст и Мефистофель, искушение  Господа дьяволом: Христос бросился). Щетинин возле истины, Легкобытов  возле правды, союз между ними и борьба – мысль повести. Россия – страна,  где живут эти два рода людей: общественники и личники. Щ. и Л. после  заключения своего договора (как в «Фаусте») отправляются покорять Россию  и, в конце концов, попадают в Питер, где встречаются с интеллигенцией,  где хотят покорять ее. Щетининское тут изображается в лице Розанова,  Легкобытовское – в «графе», а отчасти в Мережковском. Религиозно-фил.  общество – выразить борьбу Л. с Щ. Заключение: правда торжествует: Л.  устраивает плоскую коммуну «Начало века», а Щ. сажают в тюрьму.

Легкоб. во время своего путешествия ищет сближения с  людьми, веря в общее, Щет., маскируя тем же, издевается над всяким  обществом. Легкоб. – задача: «похитить ложь у истины», вернуть истину на  землю, а то она любит уходить на тот свет. Но правда может в борьбе с  ложью истины бороться и с самой истиной. Ложь истины любит соединяться  со смирением. А правда всегда гордая. Легкобытов ложь небытия хочет  искупить правдой бытия.

Collapse )

Судьба советской красавицы Нино Берии после расстрела мужа

Нино Теймуразовна Гегечкори была женой комиссара безопасности Лаврентия Берии. Удивительно красивая в молодости, она привлекала к себе восхищенные взгляды мужчин и вызывала зависть женщин. Как сложилась судьба «кремлевской жены» после того, как она потеряла мужа?

Collapse )

К 100-летию со дня расстрела Николая Степановича Гумилева

Фотография Н. Гумилёва в старших классах гимназии
Фотография Н. Гумилёва в старших классах гимназии

Ходасевич о Гумилеве

Источник: http://hodasevich.lit-info.ru/hodasevich/vospominaniya/nekropol/gumilev-i-blok.htm

Мы с Гумилевым в один год родились, в один год начали  печататься, но не встречались долго: я мало бывал в Петербурге, а он в  Москве, кажется, и совсем не бывал. Мы познакомились осенью 1918 г., в  Петербурге, на заседании коллегии «Всемирной Литературы». Важность, с  которою Гумилев «заседал», тотчас мне напомнила Брюсова. 

Он меня пригласил к себе и встретил так, словно это  было свидание двух монархов. В его торжественной учтивости было нечто  столь неестественное, что сперва я подумал — не шутит ли он? Пришлось,  однако, и мне взять примерно такой же тон: всякий другой был бы  фамильярностью. В опустелом, голодном, пропахшем воблою Петербурге, оба  голодные, исхудалые, в истрепанных пиджаках и дырявых штиблетах, среди  нетопленого и неубранного кабинета, сидели мы и беседовали с непомерною  важностью. Памятуя, что я москвич, Гумилев счел нужным предложить мне  чаю, но сделал это таким неуверенным голосом (сахару, вероятно, не  было), что я отказался и тем, кажется, вывел его из затруднения. Меж тем  обстановка его кабинета все более привлекала мое внимание. Письменный  стол, трехстворчатый книжный шкаф, высокие зеркала в простенках, кресла и  прочее — все мнебыло знакомо до чрезвычайности. Наконец, я спросил  осторожно, давно ли он живет в этой квартире. 

Collapse )