August 30th, 2021

Михаил Пришвин. НАЧАЛО ВЕКА (12)

Михаил Пришвин. НАЧАЛО ВЕКА

Наша литературная эпоха начиналась борьбой мистиков с  рационалистами и позитивистами: Волынский, Мережковский, Метерлинк,  Ницше, прагматист Джемс, Бергсон, Бердяев, Карташев, Рудольф Штейнер.  Розанов – язычник, Мережковский – светлый иностранец. Все – как  магазин с цветами. «Я это Ты в моем сердце Божественный». Брюсов под  Пушкина. Вырождение в эстетизм. («Аполлон» и педерастия – аполлоническое  просветление).

Рел. -фил. общество в Петербурге ничего не имеет общего с  Московским Соловьевским обществом, тут были богоборцы. Розанов и  архиереи, и православные, и старообрядцы, епископ Михаил и люди прямо из  народа: рабочие, баптисты, штундисты, хлыстовские пророки, раза два я  встретил там знаменитую Охтенскую богородицу, Мережковский, Гиппиус,  поэты Блок, Кузмин, писатели 1-й г[ильдии], художники Бенуа, Добролюбов  поэт, Белый.

– Вы на какой платформе, христианской или языческой?

Горький был на Капри, но о Горьком были доклады: поклонимся народушке.

Русский Бог: как связано все и мрачно (Горький и Капри).

Мережковский и Легкобытов: Антихрист.

Стихия красоты стоит выше человека, и она может быть  очень недоброй к человеку. Ручной, человеческой, доброй, домашней она  становится через поэта-художника, через его страдание она делается  родником для всех.

Collapse )

«У людей, мама, несчастье, как же этим пользоваться?» — нетипичная история о порядочности

Дмитрия Шостаковича возносили, осыпали  наградами. Его же лишали должностей, музыку запрещали, спектакли  закрывали. Многое в его личности осталось загадкой, но есть истории,  которые говорят сами за себя… 

«На девятнадцатом году революции Сталину пришла мысль (назовём это так) устроить в Ленинграде «чистку». Он изобрёл способ, который казался ему тонким: обмен паспортов. И десяткам тысяч людей, главным образом дворянам, стали отказывать в них. А эти дворяне давным-давно превратились в добросовестных советских служащих с дешёвенькими портфелями из свиной кожи. За отказом в паспорте следовала немедленная высылка: либо поближе к тундре, либо — к раскалённым пескам Каракума.  

Ленинград плакал.

Незадолго до этого Шостакович получил новую квартиру. Она была раза в три больше его прежней на улице Марата. Не стоять же  квартире пустой, голой. Шостакович наскрёб немного денег, принёс их  Софье Васильевне и сказал:

— Пожалуйста, купи, мама, чего-нибудь из мебели.

И уехал по делам в Москву, где пробыл недели две.

А когда вернулся в новую квартиру, глазам своим не поверил: в  комнатах стояли павловские и александровские стулья красного дерева,  столики, шкаф, бюро. Почти в достаточном количестве.  

Collapse )