September 2nd, 2021

Мишель Легран и Маша Мериль: история любви, которую пришлось отложить на 50 лет

Через полвека после того, как они впервые  встретились и полюбили друг друга, композитор Мишель Легран и Маша  Мериль, урожденная княжна Гагарина, стали супругами. Вместе они прожили  всего 5 лет, но зато каких! 

Им пришлось отложить свое счастье на целую жизнь… Ровно через 50 лет  после того, как они впервые встретились и полюбили друг друга,  композитор Мишель Легран и Маша Мериль, урожденная княжна Гагарина,  стали супругами. Вместе они прожили всего 5 лет, но зато каких!

1964 год… Рио-де-Жанейро. Молодой, но уже знаменитый композитор на  пляже Копакабаны вытаскивает из воды тонущего друга, а тот знакомит  спасителя с обворожительной актрисой. Героев зовут Маша и Миша. Француз и  француженка. Оба — внуки эмигрантов. Он с армянскими корнями, она с  русско-украинскими, урождённая княжна Мария-Магдалина Гагарина.

Под шелест пальм, боссанову и шум прибоя вспыхивает роман, полный  сказочного счастья. Но Бразильский международный кинофестиваль,  на который они оба приехали, заканчивается, а праздник перерастает  в драму. Влюблённые обещают никогда больше не встречаться и не искать  друг друга, чего бы им это ни стоило.

Маша Мериль возвращается к жениху (свадьба через неделю), Мишель Легран — к жене и детям.

Collapse )

Михаил Пришвин. ХРУЩЕВО (2)

Михаил Пришвин. ХРУЩЕВО

Рассказ Марьи Каспаровны.

Бывало, все тарлатан! Хороша материя, платья хорошие: тут бебе, тут пуф – а иначе облизанная, срам смотреть.

Софья Гавриловна Лонджерон вышла замуж за старика улана Полянского таких лет, что с разрешения венчали. В церкви [улан] сказал: смотрите, на своих ногах венчаюсь.

Алекс. Гавр. весь день гудит жене о хозяйстве. Вечерами четыре старосты на половине стоят. Девочка думает: как он не [устает]: спать хочется, ведь их четыре, а он один…

Скупая: деньги – купить зелени, потом <1 нрзб.> У меня в четыре узелка сдачи две копейки – из какого узелка?

Дочь высекла и заставила пук розог отнести к гостье. Александр Гавр, к его Настасье. Совет: выходи, все равно у него еще будет Настасья какая-нибудь. У него везде дамочки. Все своим порядком.

Как повезло Алекс-у Мих.? Домашние вечеринки. За 25 руб. кормить... Кур щупала... платья переделывала. Одевалась по-деревенски. Ал. Мих. всегда неестественный.

Вера Алек, когда устроилась и обжилась, то завела роман и поссорилась с Мещерской (начальница гимназии). Ей ничего не оставалось делать, как идти за дочерью в монастырь. Прощание с миром. Мещерская.

Collapse )

ЧАСТНОЕ ЛИЦО НА ПОДМОСТКАХ СОБСТВЕННОЙ ЖИЗНИ

Алиса Коонен: «Моя стихия — большие внутренние волненья». Дневники, 1904–1950 / Публикация, вступительная статья и комментарии М. В. Хализевой. М.: Новое литературное обозрение, 2021.

АННА СТЕПАНОВА

«Ань, а пойдем к Коонен чай пить?» — время от времени предлагал мне однокурсник Женя в начале 1970-х. Я, обмирая от ужаса, каждый раз отказывалась — как можно, да кто я такая, нет, нельзя же отнимать время у великой актрисы и засорять собой легендарное пространство вокруг нее. Однокурсник Женя, не подверженный девичьей театроведческой рефлексии, периодически ходил на чай, и до сих пор я изнываю от зависти к нему, от сознания своей непростительной глупости.

Сейчас-то я отлично понимаю, что мои восторженные глаза вовсе не помешали бы Алисе Георгиевне в ее странно фантомном двадцатипятилетнем существовании на руинах своего уничтоженного в 1949 году Камерного театра. А я бы пришла и обязательно потрогала то самое замурованное место в стене, где когда-то напрямую из квартиры была дверь в театральный кабинет Таирова. И уж точно спросила бы Коонен — правда ли, что она прокляла Пушкинский театр, вселенный властями в стены Камерного? Эту легенду тогда шепотом рассказывали у нас в ГИТИСе, и Коонен представлялась могущественной, инфернальной. Долгие годы, наблюдая бесконечную и малоосмысленную чехарду главных и неглавных режиссеров на пушкинской сцене, все со значением качали головами: да, проклятие-то работает…

Collapse )