September 8th, 2021

«Заговор прокаженных»: история одной придуманной эпидемии

Страх заразиться, смутные представления о болезни, невероятные слухи, рост недоверия к окружающим, поиск врагов и закрытие границ. Летом 1321 года стало известно, что некие прокаженные собираются заразить всех здоровых христиан Франции и Испании. Рассказываем историю одного удивительного казуса XIV века, случившегося ровно 700 лет назад

Автор Галина Зеленина

Знаменитый французский инквизитор Бернар Ги, присутствовавший на допросах обвиняемых прокаженных, в своей «Жизни Иоанна XXII» писал:

«В 1321 году был обнаружен и предотвращен коварный заговор прокаженных против здоровых людей во Французском королевстве. …Эти люди, нездоровые телом и больные умом, замыслили отравить повсюду воды рек, источников и колодцев, подсыпав туда яд и заготовленные заранее порошки, с тем чтобы здоровые люди, выпив такую воду, стали бы прокаженными, или умерли, или оказались бы близки к смерти, и таким образом больные бы умножились, а здоровые исчезли. И что кажется невероятным, они покушались на власть над городами и замками и уже поделили между собой господство над этими местами и взяли себе титулы властителей, графов и баронов разных земель…» 
Проказа. Картина Ричарда Теннанта Купера. Около 1912 года / © Richard Tennant Cooper / Wellcome Collection
Проказа. Картина Ричарда Теннанта Купера. Около 1912 года / © Richard Tennant Cooper / Wellcome Collection
Collapse )

Михаил Пришвин. ХРУЩЕВО (8)

Михаил Пришвин. ХРУЩЕВО

1910.

Белев.

19 Декабря. Алекс. Ильич Зотов. Козельск. Владелец гостиницы.

Пассажиры 2-го класса из-за тесноты в первом. Добродушный толстяк Зотов. Спрашивает: – Откуда, куда, из земской управы от Алек. Ивановича? – Нет. – От Ив. Иван.? – Нет. – От кого же письма? – От аптекаря. – От провизора хромого? – Не знаю, хромой ли он. – Где же он посоветовал остановиться? – У X. – Там насекомые, там клозет на дворе, а прислуживает пьяный мужик или баба. Надо остановиться в Московской гостинице. – А потом сам рассказал, что это он и есть хозяин Моск. гостиницы Зотов. 71 год – молодец. – Память у меня замечательная, что прочел, то и осталось. – Есть такие <3 нрзб.> – от Зотова [до] учителя Петра. – Нельзя Петра признавать – сына казнил, а так человек настоящий, [почему] цари ничего не видят...

Collapse )

Праздники и страхи детства

Борис Сандлер

В честь Рош ха-Шана – возобновляем публикацию будущей книги коротких рассказов. Часть 5-я

Мои еврейские ботинки

На древнееврейском языке моя фамилия означает «сапожник». Да, мой  прадед Залман Сандлер, царство ему небесное, действительно зарабатывал  на жизнь сапожным ремеслом. Он жил в Одессе на улице Бебеля, но  старожилы, в основном евреи, еще помнили ее прежнее название –  Жидовская. Эту пару ботинок он то ли смастерил сам, то ли получил в  наследство от предков, может, даже от самого рабби Йоханана Сандлера,  ученика рабби Акивы и великого мудреца, по профессии тоже сапожника.  Семейная легенда гласит, что в октябре сорок первого, когда румынские  жандармы ворвались во двор, где у своей дочери жил старик Залман, он  кинулся на них с сапожным ножом…

Потом эти ботинки попали к моему деду Авруму Сандлеру, тоже  сапожнику. В гетто, где он оказался со всей семьей, они буквально его  спасали, но когда его сын Исруэл с двумя друзьями, братьями-близнецами,  несломленные, решили бежать, мой дед без колебаний снял ботинки и отдал  сыну. Исруэлу удалось бежать, может, именно благодаря ботинкам, а  братьев схватили румыны и повесили на одной виселице.

Collapse )

Курентзис в Зальцбурге, Черняков в Байройте. Что у них там случилось?

ЧАСТЬ 1

текст: Анастасия Буцко

© Monika Rittershaus / Salzburger Festspiele
© Monika Rittershaus / Salzburger Festspiele

Почти в конце фестивального сезона автор этих строк внезапно для себя все-таки посетил центральные премьеры на двух главных европейских фестивалях-соперниках: «Дон Жуана» в постановке Ромео Кастеллуччи (дирижер Теодор Курентзис) в Зальцбурге и «Летучего голландца» в постановке Дмитрия Чернякова (дирижер Оксана Лынив) в Байройте.

Обеим премьерам сопутствовали многочисленные, в том числе непривычно резкие, реакции европейской музыкальной критики, уже многократно растиражированные в российских СМИ. Выражаясь словами великого немецкого комика-абсурдиста Карла Валентина, «все уже сказано, но еще не каждым». Что поделать. Я почитала рецензии и посмотрела спектакли.

Итак, Зальцбург.

11 августа на Большой сцене Зальцбургского фестшпильхауса имел место визуально яркий и эстетичный, музыкально отлично спетый и интересно сыгранный фестивальный спектакль с Теодором Курентзисом в главной роли, каким мы его, Курентзиса, любим — или не любим. То есть с фирменными темповыми рывками и замедлениями (хорошо, что дирижер — не водитель и не пилот), своевольничаньем хаммерклавира и оркестром musicAeterna, выезжающим на лифтовом подъемнике оркестровой ямы на уровень сцены в лучах стробоскопа во время «арии с шампанским». Дон Жуан (Давиде Лучано) маячит где-то на заднем плане в своем белом костюме.

Collapse )