October 1st, 2021

Михаил Пришвин. 1914 (3)

Михаил Пришвин. 1914

Петербургская весна.

Солнце: жар-птица, и прямо после этого описание света северного и цветов из Ниццы в магазинах – первая весна. Перелет птиц. Переселение хорьков из города. Город и зависть: невозможно овладеть полнотой бытия: зависть на автомобили, и хотя вперед известно, что нет ничего у них на автомобилях, скука во дворце, набережной, скука, а все-таки есть что-то прекрасное и действительно необходимое... (аквариум). Город и его окружение: болота – Охта – роща хулиганская, капустники. Люди: горбунья и жених, Верочкина мать, героиня, заяц.

Самое большое зло нашего времени, нашей культуры, что дураку и нахалу теперь везде ход, и он чувствует себя все равно как и гений, и нет средств никаких усмирить его. Раньше он был овечкой и Богу молился просто. Умный же никогда не просто... не молился.

Настоящий господин – это такой человек, что увидишь его и кажется, что и сам настоящий господин. А когда в присутствии важного господина становится за себя стыдно и неловко, значит, он не настоящий господин, а только внешнее подобие.

Бывает, когда манит к себе «истинный труд», это значит, что человек хочет заглушить в себе пробуждающуюся личность. А то, бывает, хочется взять себе ребенка чужого и вложить свою жизнь на его воспитание. Хочется какого-то подвига, но всегда так, чтобы «отдать себя» на что-то: что-то будет жить, а я тому служить буду, я исчезну. Вообще отдаться, а не взять.

Collapse )

Как родители-мусульмане возненавидели дочь за сделанное ЭКО

Наша новая героиня — жительница республики Кабардино-Балкария Фатима (имя изменено по просьбе героини — прим. Woman.ru). Насколько лет назад от молодой женщины отказалась вся семья из-за того, что она зачала ребенка с помощью ЭКО.

У нашей героини испортились отношения с семьей после того, как она сделала ЭКО
У нашей героини испортились отношения с семьей после того, как она сделала ЭКО

Я родилась на Северном Кавказе, второй дочкой в религиозной семье. Отец мечтал о сыне. Каждые выходные мы всей семьей ходили в мечеть. Самым тяжелым испытанием для меня был ежегодный Рамадан, во время которого на протяжении месяца днем нельзя пить и есть. Но это были лишь временные неудобства. В целом наша семья была очень продвинутой — у нас был телевизор, мы слушали радио, читали газеты, спали на кроватях, не молились по утрам.

Как-то отец посмотрел сюжет по телевизору про режим талибов в Афганистане и сказал: «Запомните, мы не такие. Мы правоверные, но такого себе никогда не позволим».
Collapse )