November 26th, 2021

Возможна ли музыка после Освенцима?

АЛЕКСАНДР ЧАНЦЕВ О КНИГЕ ПАСКАЛЯ КИНЬЯРА «НЕНАВИСТЬ К МУЗЫКЕ: КОРОТКИЕ ТРАКТАТЫ»

текст: Александр Чанцев

Афина, играющая на авлосе. С вазы IV века до н.э.© Museo archeologico statale Gaio Cilnio Mecenate, Arezzo

Книга романиста и эссеиста, лауреата Гонкуровской премии (более чем заслуженно!), музыканта и музыковеда, одного из, если не самого рафинированного современного французского писателя, пропагандиста виолы да гамба и прочей барочной эстетики может удивить. Потому что «Ненависть к музыке» — как, от Киньяра, чьи книги буквально пронизаны музыкой?! — это действительно о негативном в музыке, о негации от нее. Да, конечно, его ненависть очень близка любви. Или, как он сам говорит в свойственной ему меланхолической манере, есть следствие разочарования, разбитых иллюзий, того, что ушло. «И никогда к нему не вернутся. Цивилизации оставляют после себя — в лучшем случае — руины. А в худшем — необратимые пустыни. Я — часть того, что утратил».

Конечно, книга Киньяра — это именно что книга Киньяра, среднее между глубочайшим и прочувствованным эссе, исповедью на грани дозволенного и тонкой прозой. Традиционного трактата — благо их в последнее время много и так — о музыке ждать не стоит. Он даже ни разу и не упоминает, кажется, ни одно современное исполнение или же средство звуковоспроизведения, его интересуют архетипические истоки и их импликации, то, зачем извлекали самые первые звуки, как они откликаются в нас.

Collapse )

Михаил Пришвин. 1919 (9)

Михаил Пришвин. 1919 (1)

17 Октября. По примеру нашей связи с семьей Сытиных насквозь видно, что не пол основание семьи: это само собой, начинается и проходит, как жизнь природы, а это основание непроходящее – Семейный долг как основа брака – обращен против чувства половой любви, неудача такого построения потому, что... (смесь соли и сахара – вздор, а сахар сам по себе – сахар, соль – соль). И так подумаешь: церковная смесь «любвей» – чем она лучше, чем нынешняя смесь всего в коммуне, а теперь кто это сознает? Моногамия.

Брак по любви – смесь соли и сахара. Прекрасная дама на брачной постели – моногамия!

Условия борьбы между интеллигенцией и вооруженными уголовными в Совдепии осложнялись еще тем, что уголовные комиссары питались мясом и жирами, а интеллигенция исключительно постной пищей.

Всякая власть, уходя, оставляет за собою говно. Дождь, грязь, да, истинно, истинно говорю, всякая власть, приходя, обещает рай и, уходя, запирает общество в собственный нужник. Ждут пришествия белых, как второго Христова пришествия, и не могут дождаться и впадают в безверие. А тут еще говенного цвета листок «Соха и Молот», который даже уличные мальчишки выкрикивают: «Брехня и голод»,– возвещает, что доблестными красными войсками взят Киев.

Воры под мостом.

Collapse )

Фред Ортенберг. КОСМОС

Начало здесь

<...>

Занимаясь космосом, меня очень занимало само общение с летательными аппаратами в процессе проведения их испытаний и эксплуатации на орбите. В обмене информацией по каналам связи со спутником, парящим высоко-высоко, виделось мне что-то мистическое, потустороннее, особенно в начале моей космической карьеры. Обычно от меня требовалось, из скудной телеметрической информации, полученной с борта спутника, и знаний о бортовых системах и их взаимодействии, установить, что же там наверху произошло, распутать всю цепочку событий, приведших к неожиданному результату. В случае отказа определить, какое нештатное поведение оборудования виновно в поломке, какие меры необходимо принять, какие команды следует отдать спутнику для устранения дефекта. Все это приходилось делать, находясь под прессингом руководства, которое, защищая честь мундира, всегда обвиняло во всех бедах смежников. Говорили, что мне чаще, чем другим, удавалось разгадывать подобные космические ребусы и ограждать институт от ложных обвинений в том, что отказы на каком-то спутнике связаны со сбоями в нашей аппаратуре. В заключение отмечу, что на протяжении нескольких десятков лет мне, стопроцентному еврею по Галахе, довелось успешно трудиться, решать важные научные и инженерные проблемы, участвовать в принятии ответственных решений в одной из самых закрытых отраслей промышленности страны — космической.

Фрагменты из книги:
Фред Ортенберг. ТКАНЬ ЖИЗНИ. ПРОДОЛЖЕНИЕ

Collapse )