dem_2011 (dem_2011) wrote,
dem_2011
dem_2011

Categories:

ПРЕДЕЛ И БАРЬЕР БАБЬЕГО ЯРА

Окончание статьи

Как уже упоминалось, история фальсификации и замалчивания событий 1941 года в Бабьем Яре уходит своими корнями в советский госантисемитизм. Со времен развала СССР в независимой Украине произошли огромные изменения во всех сферах политической жизни, в том числе в еврейском вопросе. Тем не менее, несмотря на почти полное исчезновение евреев, ни русский, ни украинский антисемитизм отнюдь не исчезли. Эта наследственная и заразная болезнь так просто не отпускает пораженных ею, и в тепрешних событиях вокруг памяти Бабьего Яра антисемитский душок явно ощущается.

Однако антисемитская составляющая – лишь часть нерешенной проблемы Бабьего Яра. Другая составляющая проблемы – куда более тяжелая, мутная, душу выворачивающая – это активное и добровольное, как говорят – в охотку, участие значительной доли нееврейского населения Киева в уничтожении евреев в Бабьем Яре. Нельзя не остановиться, хотя бы кратко, на этой позорной странице истории Холокоста.

Уничтожение еврейского народа было одной из главных целей гитлеровской Германии. Эту цель нацисты упорно преследовали несмотря на все финансовые и военные издержки. Поражает, однако, различие методов ее достижения в Западной и Восточной Европе.

История Второй мировой войны свидетельствует, что в большинстве своем население оккупированной Европы – как на Западе, так и на Востоке – постыдно поддерживало гитлеровские репрессии против евреев. Тем не менее население Западной Европы – я имею в виду страны и территории, не входившие в состав СССР и состав собственно Третьего рейха, – оказало определенное физическое, а главное, моральное сопротивление гитлеровскому геноциду евреев. Вот некоторые факты, заимствованные из книги Марка Солонина «22 июня – Анатомия катастрофы» и других источников.

Правительства и народы Болгарии, Испании и Финляндии, считавшиеся союзниками Германии, отказались выдать нацистам своих граждан еврейского происхождения. В оккупированной немцами Дании власти и народ спасли почти всю еврейскую общину, переправив ее по морю в нейтральную Швецию.

В оккупированной Франции, несмотря на тесное сотрудничество марионеточного профашистского режима с гитлеровцами, три четверти еврейского населения пережили войну. Многие французские евреи были легально или тайно переправлены в Испанию и Швейцарию, еще больше – спрятаны от нацистов местными жителями и католическими монастырями. Валерий Базаров в статье «Оperation Rescue, The Hebrew Immigrant Aid Society in France (1940–1944)» рассказал удивительную историю о том, как в течение всего периода гитлеровской оккупации Франции там работало отделение Еврейского общества содействия иммигрантам (ХИАС), помогавшее французским евреям перебраться в США через Испанию и Португалию (среди них был и Марк Шагал).

В оккупированных длительное время Бельгии и Нидерландах сумела выжить четверть еврейского населения. Даже в Чехии и Сербии, где немецкие нацисты властвовали на протяжении многих лет, выжила почти треть евреев. Рассказывают, что в мусульманской Албании, находившейся под двойной оккупацией итальянских фашистов и немецких нацистов, почти вся еврейская община была спрятана местными жителями в горах и избежала истребления.

В отличие от Западной Европы, на оккупированной немцами территории Советского Союза были уничтожены практически все евреи, не успевшие эвакуироваться – почти 3 миллиона человек, в основном, малолетних детей, женщин и стариков!

Каким образом нацистам удалось достичь такого «потрясающего результата», да к тому же в чрезвычайно короткий срок – в основном, с середины 1941-го по конец 1942-го года? Может быть, немцы бросили на истребление евреев несчетную армаду эсэсовских дивизий? Вот снова факты – для уничтожения евреев на территорию СССР было введено четыре группы эсэсовцев общей численностью около 3-х тысяч человек – так называемые «айнзатцгруппы» СС, что, примерно, соответствовало одному полку германского вермахта. Это малочисленное «воинство», которое, помимо профессиональных убийц, включало водителей, механиков, переводчиков, радистов и прочий вспомогательный персонал, действовало на гигантском оккупированном пространстве от Балтийского до Черного моря, включая Прибалтику, Белоруссию, Украину и значительную часть западных и южных областей России вплоть до Волги и Кавказа. Как пишет Марк Солонин,

«чтобы такими силами найти, выявить и уничтожить 3 миллиона евреев (которые при этом всячески скрывались, подделывали документы, прятались в лесах и болотах) гитлеровцам, наверное, потребовалась бы как раз та тысяча лет, которую надеялся просуществовать Третий рейх».

Однако на самом деле гитлеровцам на это потребовалось всего около двух лет. Причина такой необыкновенной «эффективности» нацистских убийц столь же проста, как и трагически чудовищна – задачи выявления, отлова, ограбления и передачи евреев в руки палачей, а подчас и самодеятельной расправы над ними, взяло на себя местное население оккупированных территорий СССР.

Вот еще факты: в июле 1941 года в рижской синагоге были сожжены заживо 500 евреев – не эсэсовцами, а латышскими националистами; в первые же дни войны 4000 евреев Каунаса были забиты ломами и утоплены – не немецкими карателями, а местными литовцами; в западно-белорусском местечке Едвабне 1600 евреев, после многодневных пыток, были сожжены заживо – не зондеркомандой СС, а польскими и белорусскими обывателями. Первый массовый расстрел малолетних еврейских детей был произведен в августе 1941 года под Белой Церковью украинскими полицаями по их собственной инициативе, а в сентябре того же года зондеркоманда СС, расстреляв в Радомышле свыше тысячи взрослых евреев, «доверила» украинской полиции самостоятельно убить более полутысячи еврейских детей.

Немцы были приятно удивлены и даже поражены тем садистским энтузиазмом и неподдельной страстью, с которыми местное население помогало им отлавливать и убивать евреев, готовностью местного населения выполнять любую «грязную работу», например, сбрасывать в яму и закапывать живых еврейских детей, за которую не брались даже матерые эсэсовские убийцы. Дело доходило до того, что немецкое армейское командование вынуждено было издавать приказы, запрещавшие военнослужащим вермахта участвовать в кровавых антисемитских эксцессах местного населения. (На подобный приказ командующего немецкой Группой армий «Юг» фельдмаршала Рундштедта от 24 сентября 1941 года ссылается Марк Солонин в вышеупомянутой книге).

Вследствие указанных коренных различий в отношении к геноциду евреев, технологии их уничтожения в Западной Европе и Советском Союзе существенно отличались.

Столкнувшись с прохладным отношением западноевропейского населения к геноциду и опасаясь нежелательной реакции, гитлеровцы были вынуждены отказаться от массовых убийств евреев на местах и стали депортировать их в специально построенные изолированные лагеря, где можно было проводить уничтожение людей без широкой огласки. Даже в союзных и «духовно близких» им Венгрии и Италии нацисты предпочитали казням евреев на месте их депортацию в отдаленные лагеря уничтожения. Например, летом 1944 года, несмотря на катастрофическое военно- тратегическое положение германского вермахта на всех фронтах, нацисты выделили значительные средства транспорта и охраны на перевозку почти полумиллиона венгерских евреев в Освенцим. Немцы скрывали геноцид евреев от населения Западной Европы, они тратили огромные материальные и военные ресурсы на содержание лагерей уничтожения Освенцим, Биркенау, Бухенвальд, Майданек и многих других...

Совершенно иной была практика уничтожения евреев на оккупированных территориях СССР. Тут нацисты не только не скрывали геноцид, но, напротив, широко рекламировали его – «актуальная» пропагандистская листовка «Бей жида-политрука, морда просит кирпича» повсеместно распространялась наряду с антисемитскими высказываниями Федора Достоевского столетней давности. Немцы почти не тратили денег и технических ресурсов на перевозку евреев, а уничтожали их по месту жительства открыто, на глазах у местного населения с привлечением к «процедуре» всех желающих. Разгоряченные водкой и еврейской кровью «желающие» не заставляли себя ждать... Радостное гоготанье Николая Васильевича Гоголя по случаю еврейского погрома в повести «Тарас Бульба» разыгрывалось в самом уродливом и кровавом варианте на гигантских подмостках оккупированной фашистами Украины.

История уничтожения практически всех киевских евреев в Бабьем Яре в течение нескольких дней конца сентября – начала октября 1941 года является, пожалуй, наиболее сильным и выразительным подтверждением того чудовищного факта, что местное советское население разделяло с эсэсовцами ответственность за геноцид евреев на оккупированных территориях СССР. Более того – без поддержки местного населения гитлеровцы не справились бы и с малой толикой своих людоедских планов. Судите сами – как следует из независимых исследований, обобщенных в работе Александра Бураковского «Память нужна не мертвым...», в уничтожении почти 75 тысяч киевских евреев участвовали примерно 150 эсэсовцев (одна рота!) из зондеркоманды 4А под командованием эсэсовского полковника. Немцы понимали, что такими мизерными силами им не решить задачу доставки к месту экзекуции и уничтожения десятков тысяч людей, поэтому они подключили к операции 1200 украинских полицаев в составе 45-го, 118-го и 303-го украинских полицейских батальонов под общим руководством заместителя начальника украинской полиции города Киева. Однако даже эта совместная немецко– украинская банда убийц не смогла бы выполнить поставленную задачу, если бы им в охотку не помогали тысячи киевских управдомов, дворников и простых обывателей – соседей еврейских семей по дому или квартире. Именно они не позволяли евреям скрыться, при необходимости помогали отлавливать их, а подчас даже принуждали евреев в полном семейном составе перемещаться к месту сбора на казнь...

***

Из всего огромного исторического материала о Холокосте мы вычленили один острый, обжигающий душу вопрос – как могло случиться, что многие советские люди, в том числе, граждане города Киева, которых на протяжении четверти века воспитывали в духе интернационализма в школе, в институте, на работе, на многочисленных собраниях, по радио, в газетах, в одночасье превратились в скопище кровавых убийц и садистов, как только фашисты сказали им, что грабеж и убийство евреев дозволено?

Ответу на этот вопрос посвящены многочисленные научно-исторические исследования. Ответ этот многогранен и выходит далеко за рамки настоящего очерка. Тем не менее, хотелось бы высветить одну, на мой взгляд, важную составляющую этого многогранного ответа, предварив ее словами Петра Струве из предисловия к сборнику «Из глубин», посвященному последствиям большевистской революции:

«Положительные начала общественной жизни укоренены в глубинах религиозного сознания, и разрыв этой коренной связи есть несчастие и преступление..., (есть) то ни с чем не сравнимое морально-политическое крушение, которое постигло наш народ и наше государство».

Разрыв связи между религиозным сознанием и общественной жизнью, случившийся в России и Украине в первой половине ХХ века, привел к ни с чем не сравнимой моральной деградации народа во всех сферах жизни и во всех проявлениях, одним из которых стало пособничество нацистам в массовом убийстве малолетних детей на оккупированных немцами территориях Советского Союза. Нравственный срыв определенной части населения этих территорий в добровольное участие в садистском уничтожении одного из народов «интернационального братства советских людей» – это, в корне своем, следствие советской морали, основанной на лжи, насилии, жестокости, безбожии, презрении к честности, порядочности, доброте, милосердию и состраданию к гонимым, это следствие четвертьвекового растления населения воинствующим, агрессивным атеизмом...

Лев Разгон в своей книге «Непридуманное» пытался оценить, как много бывших садистов-следователей из НКВД и КГБ, преступно-бесчестных советских судей и прокуроров, членов и обслуги военных судебных коллегий, открытых провокаторов и скрытых доносчиков, платных и бесплатных агентов карательных органов, профессиональных палачей, лагерных изуверов-начальников и гулаговских конвоиров с немецкими овчарками на поводке, как много всех их жило припеваючи среди нас в послесталинские времена. Он ужаснулся своим оценкам и воскликнул: «Мы живем среди убийц. И ничего не можем с этим поделать».

А ведь к разгоновским толпам убийц нужно еще прибавить тех, кто в годы войны помогал нацистам сталкивать еврейских детей штыками и сапогами в Бабий Яр и сотни других яров и просто ям, кто помогал фашистам сжигать заживо невинных людей в латвийских, литовских, эстонских, русских, украинских и белорусских городах и селах...

Да, это так – мы жили среди убийц и ничего не могли с этим поделать...

***

В аэродинамике есть понятие «звукового барьера» – так называют ряд явлений, возникающих при движении летательных аппаратов со скоростью близкой к скорости звука. Ученым и конструкторам пришлось решить немало сложных задач, чтобы преодолеть звуковой барьер и обеспечить надежный и безопасный полет самолетов и ракет со сверхзвуковыми скоростями.

Не могу отделаться от мысли – подобно физическому звуковому барьеру, который нелегко преодолеть, существует куда как более сложный, многомерный нравственный барьер Бабьего Яра. Этот барьер есть испытание нравственной зрелости и состоятельности как отдельной личности, так и целого народа, это – вызов человеческой совести, брошенный людям самой историей, это – тест всемирно-исторического уровня. При достижении самолетом звукового барьера возникает ударная воздушная волна, а при подходе к барьеру Бабьего Яра человека накрывает физически неощутимая, но не менее мощная волна тяжелых, острых, вечных вопросов об ответственности личности, социума и нации за исполнение высших моральных законов, об исторической ответственности за свое прошлое, настоящее и будущее. Было бы непозволительным упрощенчеством пытаться сформулировать эти вопросы отвлеченно – трагедия Бабьего Яра обращается непосредственно к индивидуальной совести человека, если, конечно, последняя имеет место...

В отличие от эмоционального предела Бабьего Яра, о котором упоминалось в начале этого очерка, нравственный барьер Бабьего Яра преодолим, но далеко не все люди и не все народы способны это сделать. Многие жители современной Украины и даже Киева не знают ничего или почти ничего не знают о Бабьем Яре. Отгороженные от прошлого искусственной стеной забвения и лживой пропагандой, они пребывают в невежестве, вследствие чего их страна, как говорят, имеет «непредсказуемое прошлое». Неразбуженная совесть этих обманутых людей не в состоянии преодолеть барьер Бабьего Яра и тем самым заложить для своей страны духовную основу предсказуемого будущего.

Народ в целом, в отличие от индивидуумов, не может быть невежественным, но подчас и коллективный вектор нравственной зрелости того или иного народа не позволяет преодолеть барьер Бабьего Яра. Из тех, кто принимал непосредственное участие в изуверском уничтожении киевских евреев 70 лет тому назад, только немцы сумели преодолеть этот барьер. Потомки гитлеровских солдат и офицеров не юлят, не выкручиваются, не делают вид, что ничего такого, мол, не было, не изощряются в демагогии на тему «не одни евреи лежат в этих могилах» – они раз и навсегда приняли страшную правду истории, открыто назвали и искренне прокляли своих соплеменниковубийц, благородно склонили голову перед памятью евреев – невинных жертв того преступного режима, который выпестовали их предки. Немцы по собственной воле, без подсказок и натужных дискуссий, построили памятник жертвам геноцида в центре своей столицы...

Серьезное испытание представляет собой барьер Бабьего Яра для истинных христиан. В статье «К идеологии еврейского вопроса» известный поэт-символист и философ Вячеслав Ивáнов когда-то сказал:

«Мне думается, что евреи – провиденциальные испытатели наши и как бы всемирно-исторические экзаменаторы Христианских народов по любви ко Христу и по верности нашей Ему. И когда дело Его в нас просияет, исполнятся их требования и ожидания...»

Это – очень сильные слова, объясняющие христианское понимание сущности промысла Божьего в отношении евреев. К сожалению, не «просияло дело Его», а, напротив, провалилось в черную дыру Бабьего Яра. Французский философ Филипп Лаку-Лабарт писал, что «Бог умер в Освенциме, во всяком случае, Бог христианского Запада…». Перефразируя это умозаключение, можно сказать, что в Бабьем Яре умер Бог христианского Востока, умер на окровавленном острие штыка, пронзившего тело живого еврейского ребенка... Папа Иоанн Павел II в своем великом покаянии пытался помочь христианам преодолеть барьер Бабьего Яра, поставить точку в многовековой истории преследования евреев – «всемирно-исторических экзаменаторов Христианских народов по любви ко Христу», спасти честь и совесть как западного, так и восточного христианства:

«Как Римский Епископ и наследник Апостола Петра, я заверяю еврейский народ, что Католическая Церковь, движимая Евангельскими принципами правды и любви, отнюдь не в политических целях, глубоко сожалеет об актах ненависти, преследования и антисемитизма, совершенных христианами против евреев во все времена и во всех странах».

Услышат ли народы подобные слова от иерархов Православной Церкви, по определению «движимой Евангельскими принципами правды и любви»? Сумеют ли православные народы, принимавшие непосредственное участие в преступлении Бабьего Яра, преодолеть его нравственный барьер в будущем? Эти вопросы остаются без ответа и сейчас, в начале ХХI века, и, к сожалению, «прогноз пока неблагоприятный»...

***

Очевидцы утверждали, что основатель русской философской школы Владимир Соловьев на смертном одре молился за еврейский народ... В этом возвышенном эпизоде отразилось глубокое убеждение философа в том, что «еврейский вопрос есть вопрос христианский» и что судьба христианских народов неразрывно связана с позитивным разрешением еврейского вопроса в духе Христовых заповедей. Отправляясь от этого религиозно-философского постулата, в наше время можно прийти к аналогичному выводу по теме настоящего очерка – проблема Бабьего Яра есть проблема отнюдь не еврейская, а украинская, и, более того, духовная судьба украинского народа зависит от позитивного разрешения этой проблемы, т.е. от преодоления им нравственного барьера Бабьего Яра.

Во времена трагедии Бабьего Яра Сергей Булгаков, профессор Православного Богословского института, священник, живший в оккупированном фашистами Париже, сформулировал в своем религиозно-философском исследовании «Расизм и христианство» закон непобедимости и несокрушимости еврейства:

«Жизненные силы еврейства таковы, что выдерживали, выдерживают и, конечно, выдержат испытания, и если какой-либо земной властитель думает победить непобедимое и сокрушить несокрушимое, то он собирает лишь горящие уголья на свою собственную голову, обрекает себя на неизбежное падение – в этом законе истории мы еще убедимся в наши дни...»

Когда Сергей Булгаков формулировал этот закон истории, он, по всей видимости, не знал, что на другом конце оккупированной Европы, в городе Львове, предстоятель Украинской греко-католической церкви, архиепископ Львовский, митрополит Андрей Шептицкий, придерживаясь таких же взглядов, спасал еврейских детей от нацистов. Исторические судьбы еврейского и украинского народов связались в сложный узел и столкнулись в трагическом нравственном конфликте в душе Андрея Шептицкого. Поначалу он приветствовал приход немецкой армии в Украину, но нацистская практика убийства евреев потрясла его. В 1942 году Андрей Шептицкий обратился с письмами к Папе Римскому, Гитлеру и Гиммлеру, протестуя против геноцида евреев. С помощью верующих своей церкви, монахов и монахинь он организовал широкомасштабную операцию по спасению евреев, прятал и поддерживал их в окрестных монастырях, церквях и детских приютах. Судьба этого выдающегося человека так же противоречива и трагична, как судьба еврейского и украинского народов. Но история и высший небесный суд никогда не забудут тех справедливых гневных слов, которые во времена трагедии Бабьего Яра передавал через священников своему народу Андрей Шептицкий: «Каждый,кто помогает немцам преследовать евреев, будет проклят до конца жизни».

И после смерти тоже – добавим мы... Семидесятилетняя история Бабьего Яра показывает, что нет срока давности для убийц еврейских детей, что люди и народы, извращающие историческую правду с целью избежать ответственности за это преступление, «собирают горящие уголья на свою собственную голову, обрекают себя на неизбежное падение» – так было, так есть и так будет!

Сентябрь 2011
Лонг-Айленд, Нью-Йорк, США

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments