dem_2011 (dem_2011) wrote,
dem_2011
dem_2011

Category:

Сергей Пожар. Слово о личности

Слово о личности

Этой весной Сергею Пожару, известному музыкальному критику Молдовы, исполнилось бы 50 лет… Более года назад он безвременно ушел из жизни, оставив на земле ярчайший свет, согревающий сердца людей, любивших его. Встречи с ним были незабываемы. Незабываемым стал и вечер памяти.

Директор городской русской библиотеки им. М. Ломоносова Маргарита Щелчкова, доктор искусствоведения, доцент Академии музыки, театра, изобразительных искусств Лариса Балабан и председатель Ассоциации русских писателей РМ Олеся Рудягина подготовили эту встречу в стенах библиотеки, где Сергей так часто бывал. Здесь он любил работать, знакомился с новинками, проводил замечательные творческие встречи. Вспомнить о нём пришли ученые, музыковеды, композиторы, писатели, музыканты-исполнители, студенты, читатели и почитатели, его родные, друзья. Два часа живого общения воскресили дух присутствия нашего дорогого Сергея. Воспоминания о нём и его огромном творческом наследии, исполнение его романсов, в которые он вложил весь жар души, вызвали естественное сопереживание благодарных слушателей. Являясь, без преувеличения, музыкальным летописцем Молдовы конца XX – начала XXI вв., он внес неоценимый вклад в историю музыки нашей страны. Трудолюбию его можно было позавидовать. Написал около 2300 статей для газет и журналов, подготовил и издал энциклопедические справочники, фундаментальные монографии, сборники песен, провел множество интереснейших лекций-концертов. Наконец, написал десятки романсов, в том числе и на стихи современных поэтов. Поражала мобильность его отзывов и откликов на важнейшие события культурной жизни Молдовы. Стиль его письма был блистательным, непременно жизнеутверждающим. Вдохновившись его идеями, по его инициативе молдавские композиторы написали немало новых сочинений. В особенности на стихи Михая Эминеску, поэзию которого он очень остро чувствовал и любил. Так родилась изданная под его руководством «Эминесчиана».

В вечере памяти Сергея Пожара участвовали его давние именитые друзья: народный артист Молдовы Иван Кваснюк, Ольга Чухрий, Олег Негруца, Раиса Бырлиба, заслуженный артист РМ Владимир Митрашевский, Степан Луценко, Маргарита Будей, Сергей Варсанов, Татьяна и Антон Кирилюк. Их проникновенное исполнение создало атмосферу единения мыслей и чувств светлого человека, удивительной личности. Ему было отпущено мало времени, но он успел состояться – как Профессионал и Человек. У Сергея было большое сердце, не устававшее любить…

Николай Чолак,
член Союза композиторов и музыковедов РМ,
профессор Академии музыки, театра и изобразительных искусств

«Кишиневские новости», 10 июня 2011

Вечер памяти состоялся 29 апреля 2011
____________

Вестник гармонии мира и совершенства в искусстве – Сергей Пожар

Исполняется 50 лет со дня рождения Сергея Геннадиевича Пожара, одного из выдающихся музыкальных критиков Молдовы конца XX начала XXI века.

Прошло более года, как он безвременно покинул этот свет. Что дал миру он? И что мир дал ему? Начну со второго возможного ответа. Мир дал ему многое, так как Сергей Пожар умел хорошо видеть и понимать его. Он не был равнодушно воспринимающим все окружающее, его мерилом отношений была доброта и любовь, что отражалось в позитивной оценке многих событий и явлений. Мир пробудил в нем интерес ко многим явлениям жизни и самое главное – вызвал в нем способность к творческому воображению. При чтении его работ всегда присутствует ощущение подлинности духа времени в описываемых событиях. Сергей Геннадиевич жил и работал в необычайно сложный исторический период жизни Молдовы. В условиях огромных противоречий и ломки общественного сознания он сумел обозначить путь «спасения» через культуру и искусство, пытаясь тем самым возвеличить человека и дать ему шанс сохранить свое достоинство, вопреки всему негативному. Его личность в этот период закалилась, и он стал тем человеком, который нес в себе силы Примирения. Тлетворный же дух разъединения не коснулся ни его, ни его наследия. Вместе с тем, наш светский мир еще не достиг необходимого уровня понимания бесспорных заслуг Сергея Пожара, не отмеченного никакими званиями и наградами, хотя для него многое бы значила морально-психологическая поддержка официальных институтов власти, поскольку ощущение востребованности и высокой оценки результатов деятельности только удесятеряет силы.

Сам же Сергей оставил миру, в котором так недолго прожил, чистый источник знаний для культурного просвещения народа. Круг его научных интересов и изысканий был очень многообразен. С особенно глубоким интересом он относился к исторической тематике – благодаря ему возродились блистательные имена былого времени. Его живо увлекало и современное творчество как маститых деятелей культуры, так и, на его взгляд, перспективной молодежи. Здесь и композиторское творчество, исполнительство, труды исследователей и деятельность художников смежных искусств и литературы. Его умение заметить нечто важное, услышать сердцем, окрылить – было естественной духовной потребностью. Не щадя ни сил, ни времени он с огромной самоотдачей проводил публичные выступления, готовил к печати очередные работы. За эти качества люди по праву называли его бессребреником. Пока нельзя назвать точное количество написанных им статей. Но это цифра весьма близкая к 2300 названий опубликованных им работ. Эта внушительная цифра поражает. Ну а диапазон его наследия выстраивается от газетных и журнальных статей до крупных монографий. Некоторые из них, к сожалению, все еще не увидели свет, из-за отсутствия финансовых возможностей. То же, что было издано в свое время, вызывало широкий общественный резонанс. Это, вероятно, должно стать в дальнейшем отдельной темой исследования, т.к. его наследие, бесспорно, вносит огромный вклад в развитие музыкальной культуры Молдовы.

Сергей имел и замечательные композиторские способности. Его волнующая тема – романс. Их у него очень много. Присутствуя на его авторских концертах, я чувствовал сопереживание зала и видел слезы благодарности за разбуженные чистые чувства. Это высочайшая оценка. Сергей любил аудиторию. Его лекции-концерты, вечера-портреты деятелей искусств, различные презентации – это все было его родной стихией. Любовь к людям и достойная оценка их труда, посредством своего искусства, сделали его настоящим вестником гармонии мира, и совершенства в искусстве нашего неспокойного времени. Мне лично посчастливилось часто наблюдать его при различных обстоятельствах, и я всегда поражался его энциклопедическим знаниям, глубокой памяти, высокой эрудиции и безграничной доброте. В различных беседах он всегда стремился уводить тематику этих встреч от мелкотемья. Его интересовало значимое. Он спешил жить, берег время, трудясь и недосыпая. В последние годы своей жизни он особенно интересовался христианским учением и Богословскими проблемами. Это позволило ему особо проникнуться звучанием духовной музыки. Он любил и пропагандировал творчество Гавриила Музическу, помогал и поддерживал тех, кто остался верен богатым истокам нашей молдавской духовной культуры. За все это ему огромное спасибо! Его жизнь и творчество – вдохновляющий пример для будущих музыковедов, критиков и общественных деятелей в области культуры и искусства.

Вечная и преблагая ему память!

Николай Чолак,
член Союза композиторов и музыковедов РМ,
профессор Академии музыки, театра и изобразительных искусств

Написано специально для библиографического справочника творчества Сергея Пожара, который готовится к изданию.
____________

Сергей Пожар – совершенно уникальное явление в истории музыкальной культуры Республики Молдова. Как верно назвала его журналистка Н. Торня – Поцелуем Бога отмеченный! За свою короткую жизнь (1961 – 2010) он сумел сделать столько, сколько под силу лишь целому творческому коллективу. Неслучайно его называли человек-оркестр. Остаётся только поражаться тому, как в одном человеке совместилось столько профессий: музыковед, музыкальный критик и журналист, искусствовед, культуролог, композитор, педагог, музыкально-общественный деятель. Столь разносторонняя активность Сергея Пожара привела к беспрецендентному случаю, когда один человек стал членом шести творческих Союзов Молдовы: Союза музыкальных деятелей (1978), Союза композиторов и музыковедов (1988), Союза журналистов (1992), Ассоциации русских писателей РМ (2000), Союза писателей Нистру (2003), Союза театральных деятелей (2006). Однако, главное пристрастие Сергея можно определить как музыкальное краеведение и музыкальная архивистика, которым он отдавал весь свой творческий заряд. Работая в частных и государственных архивах Кишинёва, Одессы, Киева, Санкт-Петербурга, он обнаружил много нотных рукописей отечественных композиторов, которые вошли затем в педагогический и концертный репертуар, обогатив, таким образом, музыкальную культуру родной ему Молдовы. Это Литургия Г. Музическу, хоровые, камерно-вокальные и фортепианные сочинения Е. Коки, В. Булычова, С. Златова, А. Стырчи, Д. Гершфельда, С. Лобеля и др. Центральной темой в музыкальном краеведении стала тема взаимосвязей выдающихся деятелей русской музыки с Бессарабией и Молдовой. Множество очерков, эссе С. Пожар посвятил Ф. Шаляпину, А. Скрябину, А. Аренскому, Е. Лучезарской, Г. Венявскому, но особым вниманием Сергея пользовались те фигуры, которые были связаны с Молдовой кровными узами. Это Сергей Рахманинов – прямой потомок Штефана чел Маре, и двоюродный брат Рахманинова Александр Зилоти, выдающийся пианист и профессор Московской консерватории. Пристальный интерес проявился к Владимиру Ребикову, основавшему в Бессарабии ИРМО и первое музыкальное училище, к братьям Антону и Николаю Рубинштейнам, родившимся в Бессарабии.

Неутомимым музыкальным летописцем можно назвать С. Пожара не только по отношению к историческим деятелям прошлого, но и по отношению к его современникам. Десятки тысяч (без преувеличения) рецензий, заметок, аннотаций, творческих портретов он написал и опубликовал в прессе о современных композиторах, исполнителях, дирижёрах, педагогах Молдовы. Лишь по его публикациям можно восстановить и представить летопись музыкальной культуры нашей республики. Среди сотен имён, попавших в орбиту творческих интересов С. Пожара, есть такие, которым он посвятил наиболее крупные свои работы: это пианистка, профессор Академии музыки, театра и изобразительных искусств Людмила Ваверко и композитор с мировым именем Евгений Дога, творчеством которого он заинтересовался ещё со студенческих лет. По окончании Кишинёвского института искусств (ныне АМТИИ) по специальности «музыковедение» он защитил дипломную работу на тему «Жанровые и драматургические особенности балета "Лучафэрул" Е. Доги». Данный биобиблиографический труд коллектива сотрудников библиотеки им. М. Ломоносова, с которыми много лет сотрудничал Сергей, безусловно найдёт активное практическое применение в работе как музыкантов-профессионалов, так и всех, любящих музыку. Также это издание служит данью памяти незабвенного Сергея Пожара, так безвременно ушедшего из жизни на самом её взлёте.

Доктор искусствоведения, профессор АМТИИ
Елена Мироненко

Вступительная статья к библиографическому справочнику творчества Сергея Пожара
____________

Светлый человек, не ноющий, оправдывающий свою фамилию (с внутренним огнем!). Полный идей, планов, любопытства, к жизни, ко всем её проявлениям. Щедро и радостно делящийся своими открытиями с людьми.

Огромное везение встретить в этой жизни ТАКОГО человека! И страшная нелепость и несправедливость, когда ТАКИЕ люди уходят. В это не хочется верить.

Один из его неосуществленных проектов – книга о школе Столярского. Какая это могла быть умная, добрая и веселая книга!..

Ольга Купцова

Март 2012
____________

Сережа Пожар для меня всегда был Сережей, и когда Дима Киценко задал мне вопрос о его отчестве, мне пришлось его уточнять  по телефонному справочнику (в Справочник Союза композиторов и музыковедов Молдовы он не успел попасть, т.к. вступил в Союз уже после выхода в свет этого издания). Конечно, я общалась с его родителями (и больше с матерью), чаще по телефону, но по имени отчеству его никогда не называла, как и не использовала в общении с ним более строгую форму его имени – Сергей. Причиной было то, что, придя ко мне на первом курсе, тогда еще в Институте искусств имени Г. Музическу (лишь в 1985 году от него отпочковалась консерватория, и Сережа и его однокурсники заканчивали уже ее), он выглядел настолько юным и наивным юношей, с постоянной искоркой удивления в глазах и с ямочками на щеках при улыбке (а улыбкой он встречал и своих товарищей по группе, и педагогов), что невозможно было испытывать к нему что-либо другое, кроме симпатии. Он обожал Моцарта, и Феликс Бирюков, знавший его еще с доинститутских времен, пошучивал, что он знает наизусть весь кёхелевский каталог моцартовских сочинений. Но когда он писал со мной свою первую в жизни теоретическую научную работу – по учебному плану это была работа по гармонии – мы выбрали в качестве темы творчество Прокофьева, в ракурсе преломления в нем черт неоклассицизма.  Сережа проявил тогда незаурядную настойчивость и пытливость, и его работа выглядела очень обоснованной, радовала широтой исследовательского взгляда,  солидной базой в смысле освоения музыковедческой литературы. Работу он защитил на отлично, а вскоре, после премьеры балета Е.Доги «Лучафэрул» в 1982 году, он увлекся темой, связанной с поэзией Михая Эминеску и ее отражением в музыке. Так родилась его дипломная работа, выполненная уже в историческом ракурсе, под руководством Елены Сергеевны Мироненко. Позже это дало толчок и его самостоятельной исследовательской деятельности, а также проектам по созданию и выходу в свет музыкальной «эминесчианы» (и это при том, что родным языком для Сережи был и оставался до конца жизни русский язык) и, наконец, поступлению в докторантуру Академии наук, несмотря на наступившее уже тогда для него осознание природы своей тяжелейшей болезни. В этом смысле добавлю, что, когда он советовался со мной, идти ли ему на такой шаг, я не посоветовала тратить время на диссертацию, а направить свои усилия на публикацию всех имеющихся у него в разработке материалов. Он меня не послушал и все-таки держал вступительные экзамены, выбрав для себя в качестве руководителя наиболее авторитетного в Молдове музыковеда – Владимира Вячеславовича Аксенова. И лишь после смерти Сережи я поняла, насколько он старался всеми силами отогнать от себя пессимистические мысли, как хотел надеяться на лучший исход и избавление от столь ранней смерти.

И он все-таки успел создать и на этом пути немало ценного. Работая в лоне Академии наук, он  готовил публикации, в том числе и по теме, связанной с именами М. Эминеску и Е. Доги. Боюсь ошибиться, но, очевидно, последней его развернутой публикацией в этой области стала статья его как докторанта Академии наук Республики Молдова Lumina Luceafărului reflectată în muzica lui Eugen Doga («Мир Лучафэра, отраженный в музыке Евгения Доги»).  Она была издана в солидной книге из серии ACADEMICA  к юбилею Евгения Доги в переводе на румынский язык  (Eugen Doga. Compozitor, academician. Chişinău, Ştiinţa, 2007, p.60-92, traducere de Claudia Vârlan), став едва ли не самой объемной среди всех публикаций, вошедших в этот том. Текст ее говорит и о той эволюции, которую претерпел его обычно легкий, популярный стиль автора многочисленных рецензий в газетах и журналах – он стал вполне серьезным, точным в деталях, а многоплановый подход обеспечил глубину его выводов (одним из таких стало заключение о жанровой природе балета, о проявлении в нем черт симфонизма).

Сережины статьи в газетах и журналах – это отдельный разговор, который касается не только его поразительной работоспособности и оперативности в отражении событий музыкальной жизни Кишинева, его стремления расширить круг контактов с деятелями культуры самого разного ранга (отсюда – поездки в Тирасполь, Москву, присутствие на наиболее важных культурных мероприятиях, пресс-конференциях, встречах – и не обязательно только музыкальных). Важно и то, каким восторженным чувством он наполнял свои материалы, какой искренней любовью он проникался к героям своих статей – как правило, становившимся его близкими друзьями. Тесной дружбой оборачивался и каждый контакт с сотрудниками редакций, поддерживавшими его в его неуемных поисках все новых и новых тем.  Недаром же, когда его постигло несчастье, он не остался наедине со своей бедой. И, пожалуй, именно в своих друзьях он  нашел ту поддержку, которой ему не хватало порой в личной жизни.

Сережа писал и обо мне (правда, иногда по-своему комбинируя факты – видимо, ему необходимо было придать материалу определенную занимательность. Я не обижалась и ему даже не говорила о таких вольностях с его стороны, чтобы его не обижать). А одну из статей он даже подписал не сам, а именем одной нашей коллеги, которой надо было для квалификации  ее как педагога иметь публикацию – и это тоже говорит о многом, и в первую очередь – искренним желанием помочь каждому, кто в этом нуждается, желанием делать добро. Поэтому же он помогал мне перетаскивать сумки с угощениями, когда я отмечала свой юбилей, приходил на выступления друзей, в то время как далеко не каждый из коллег удостаивал своим посещением такие мероприятия… А работая над двухтомником о молдавско-русских связях в области культуры, стремился привлечь к составлению статей всех, кого он уважал за их авторитет и профессионализм. Я уверена, что, будь Сережа жив до завершения работы над этим двухтомником, в него бы вошли и те материалы, что он подготовил для этого издания и которые безвестно канули в неизвестность в его архиве…

…Вспоминаю: вернувшись с похорон Сережи и открыв интернет, я нашла в своем почтовом ящике письмо с его обратным адресом. Мой испуг  прошел, когда я увидела, что мне писала Лариса Балабан, которая не только помогала Сереже, навещая его в больнице и поддерживая его во всем, но и взяла на себя миссию поддерживать его страничку в mail.ru. Потом был и памятный день в библиотеке им. Ломоносова, где через год после смерти Сережи собрались те, кто его ценил. А сегодня я позвонила Володе Чолаку (Володя и его старший брат Николай Михайлович помогали Сереже очень во многом и помогли ему принять крещение незадолго до его ухода из жизни), поздравила его с днем рождения, и мы вспомнили Сережу еще раз, поскольку день рождения у них двоих был общий. Они всегда взаимно поздравляли друг друга, но сегодня это приняло другую форму: Володя, работая в церкви, организовал панихиду по Сереже, посетив перед этим вместе с братом его могилу на кладбище. Сегодня же я послала ему по электронной почте адрес  http://dem-2011.livejournal.com/2012/04/22/ - это адрес сайта, где наш бывший коллега и друг Дима Киценко решил увековечить память Сережи, с тем, чтобы каждый мог составить себе представление о нем.

Спасибо всем, кто откликнулся на его просьбу прислать Сережины материалы, всем, кто помнит и кто умеет хранить верность друзьям, пусть даже ушедшим из жизни – ведь это такое редкое в наши дни качество! 

Кочарова Галина,
профессор, кандидат искусствоведения,
Maestru în Arta

22 апреля 2012 года

Читать дальше

Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments