Галина Кочарова. Изольда Милютина | Борис Милютин

В Израиле в издательстве Beit Nelly Media вышла книга об известном молдавском cоветском дирижере и музыкальном деятеле Борисе Семеновиче Милютине. Авторы — Галина Кочарова и Изольда Милютина. Презентация книги состоялась на международной конференции «75 лет высшего художественного образования в Молдове» в Академии музыки, театра и изобразительных искусств, Кишинев, 25-26 ноября 2015 г.

Закончив Ленинградскую консерваторию им. Римского-Корсакова, Борис Милютин с  1936 года жил и работал в Молдавской АССР, сначала — в Тирасполе, где он создал и возглавил как художественный руководитель и главный дирижер Государственный симфонический оркестр Молдавии, а с 1940 года, когда была создана Молдавская ССР — в Кишинёве (куда перевели симфонический оркестр).

С началом Великой Отечественной войны был мобилизован в действующую армию, а после демобилизации в 1946 году вернулся в Кишинёв на прежнюю должность в Молдавской государственной филармонии.

Под его управлением с оркестром выступали Д. Ойстрах, М. Ростропович, Э. Гилельс, Б. Давидович, М. Вайман, Д. Башкиров, Дж. Огдон, Ю. Ситковецкий, Г. Гинзбург, Н. Бейлина, М. Гринберг, Г. Страхилевич и др.

В феврале 1953 года стараниями недоброжелателей, вопреки успешной деятельности оркестра под его руководством, Борис Семенович Милютин был вынужден уйти с должности главного дирижера, что, конечно, не могло не отразиться на его душевном состоянии — переживания не прошли даром для его здоровья. В день расставания с коллективом симфонического оркестра ему вручили благодарственное письмо, в котором говорилось следующее:

"Уважаемый Борис Семеноваич! 17 лет совместной творческой работы прошли с того дня, когда Вы, молодой дирижер приехали в город Тирасполь. 17 лет отдали Вы делу воспитания музыкальных кадров нашего симфонического оркестра, делу развития музыкальной культуры в нашей республике.

Примите, уважаемый Борис Семенович, в день нашего расставания глубокую благодарность коллектива и искренние пожелания доброго здоровья, творческих успехов на благо развития советского музыкального искусства. Крепко жмем Вашу руку.

От друзей из коллектива симфонического оркестра, город Кишинев, февраль месяц 1953 года."

Впоследствии Б. Милютин работал в Молдавском театре оперы и балета имени А. С. Пушкина в должности главного дирижёра, преподавал в консерватории, где был профессором кафедры оперной подготовки, а также вёл класс симфонического дирижирования.

По словам его дочери, Изольды Борисовны, "он был буквально одержим идеей создания оперной студии при Кишинёвской консерватории. Он долгие годы хлопотал об этом, добиваясь в своём консерваторском оперном классе значительного приближения к студийному уровню".
Среди выпусников оперного класса Б. Милютина — А. Огнивцев, Т. Чебан, М. Биешу, М. Мунтян, Л. Алёшина, П. Ботезат, Н. Ковалёв, В. Савицкая и др.

* * *
Выпущенная книга состоит из двух частей. Первая часть представляет собой переиздание небольшой монографии Галины Кочаровой "Борис Милютин", вышедшей в 1987 году в издательстве  "Литература артистикэ"; вторая часть содержит раздел, написанный дочерью Бориса Семеновича Изольдой, а также воспоминания друзей, коллег и учеников.

Презентацию книги сделала Галина Кочарова. Поскольку дочь Бориса Семеновича Изольда Милютина не смогла приехать в Кишинев, то она попросила Кочарову прочесть ее слово, адресованное участникам конференции.

Галина Кочарова:

— Борису Семеновичу Милютину в этом году было бы 110 лет. Его поколение было поколением наших отцов: мой отец тоже родился в 1905 году, и это тоже во многом побудило меня взяться за написание, а затем подготовку к изданию небольшой монографии о Борисе Семеновиче, вышедшей в 1987 году в издательстве  "Литература артистикэ".

Тогда, сдавая рукопись в издательство, я назвала ее: «Борис Милютин: Мир жизненных впечатлений. Воспоминания. Творчество» Вышла она, однако, в конце концов, под более лаконичным заголовком — просто «Борис Милютин». Сейчас она вошла в новую книгу, которая получила уточненное временем название: «Борис Милютин. К 110-летию со дня рождения», и в этом виде появилась совсем недавно, вобрав в себя и монографию, и раздел, написанный дочерью Бориса Семеновича Изольдой, и сделанную ей же подборку воспоминаний о нем. Ее на свои средства опубликовала Изольда Борисовна Милютина в память об отце.

Поясню: когда создавалась первая монография о Милютине,  для меня на первом месте стоял интерес к его личности музыканта и педагога. Тогда Борис Семенович был жив и работал в оперном классе, и я питала к нему особый пиетет. К тому же они с Изольдой Борисовной были одними из первых, кто привлек к себе мое внимание сразу, в первый же день по приезде в Кишинев  в 1974 году, еще в приемной у А. К. Суслова. (В своей статье "Его жизнь была музыкой" Г. В. Кочарова описывает свою первую встречу со знаменитым дирижером так: "Впервые я увидела его в 1974 году, в первый день своего приезда в Кишинев, в приемной ректора тогдашнего Института искусств. Высокий, вальяжный и импозантный, он с первого взгляда внушал уважение и доверие к себе, а во всех его движениях проступала особая сила и уверенность. Его тут же пригласили в кабинет, и среди ожидающих приема прошелестело: "Милютин".— прим. Д. К.). Потом мне довелось общаться с ним и в неформальной обстановке: первое, что меня удивило — то, что он затеял кружок желающих попрактиковаться в разговорной речи на разных языках, и даже попытался привлечь меня в их компанию. С Изольдой Борисовной мы работали вместе, да еще она была  моим шефом — заведующей кафедрой, причем поначалу я — как приезжий человек — не была знакома с некоторыми нюансами и даже не знала, что в моей группе по гармонии училась ее дочь — у Иры была другая фамилия, Лункевич, и я долго не соотносила ее с Изольдой Борисовной.  Соответственно на меня не было оказано никакого давления со стороны мамы, и я и не задумывалась об  их родственных связях или возможности послабления — да этого и не требовалась, Ира занималась хорошо, очень ровно. В дальнейшем все вылилось в теплые дружеские отношения с этой семьей, а в процессе работы над монографией я прониклась еще большим уважением к личности Бориса Семеновича — столь крупного музыканта, обладавшего огромным жизненным и профессиональным опытом. Достаточно сказать, что, уже будучи профессором, он продолжал учиться: покупал выходящие учебники и задачники по гармонии, решал все задачи в них, углублялся в чтение новой литературы — т. е. просвещал себя во всех возможных областях, продолжал совершенствовать себя. Он пользовался огромным уважением и любовью всех, кто у него учился, кто работал рядом с ним. Об этом говорят помещенные в новой книге о нем воспоминания его друзей, коллег, учеников — Лидии Валериановны Аксеновой, Алексея Амвросова, Серго Бенгельсдорфа, Марии Биешу, Ефима Богдановского, Валерия Вдовиченко, Ирины Виноградовой, Вероники Гарштя, Георгия Геловани, Владимира Закликовского, Натальи Катасоновой, Ивана Кваснюка, Дмитрия Киценко, Элеоноры Константиновой, Сергея Лункевича, Михаила Мунтяна, Иона Павленко, Зиновия Столяра, Златы Ткач, Гарри Ширмана, Ольги Янку — именно в этой последовательности даны здесь их воспоминания, не разбирая тех, кто ушел из этой жизни, и тех, кто и сегодня рядом с нами. Присутствует на этих страницах и Виктор Рахманов — своими прекрасными фотографиями, запечатлевшими Бориса Семеновича в минуты управления оркестром. Подборка других фотографий на вкладке также впечатляет своей разносторонностью. Она наглядно показывает, насколько широк и ярок был круг тех гастролеров, кто выступал  тогда в Кишиневе в концертах, проводимых оркестром под управлением Милютина, как отмечали памятные даты после его ухода из жизни его ученики, какой высоты они достигли, став заметными фигурами в искусстве, известными как в Молдове, так и за ее пределами.

Если говорить о структуре книги, которую я держу в руках, то открывает ее, как уже было сказано, моя монография о Борисе Семеновиче, а далее следует целый раздел, написанный его дочерью — Изольдой Милютиной, которая, как и отец ее, немало лет отдала нашему вузу и, к тому же, продолжила музыкальную династию, воспитав еще одного талантливого музыканта — свою дочь, Иру Лункевич — прекрасную пианистку и ансамблистку, успешно работающую и ныне в Иерусалимской  Академии музыки и танца имени Рубина. Эту свою часть книги Изольда Борисовна озаглавила кратко и емко — «Память»… Здесь со всей теплотой своей души она немало рассказывает и о Милютине — любимом отце, ставшем ей не только опорой в обыденной жизни, но и заложившем в ее натуре зачатки истинной интеллигентности, подарившем ей широкий кругозор и любовь к профессии. Раскрывая его характер, определивший его ведущую роль в семье, она посвящает свое слово  и  маме — ведь они обе, по ее словам, «сияли отраженным светом отца».

Но, помимо светлых страниц, в череде всплывающих в ее памяти воспоминаний пробуждаются и омрачающие их мысли.  С горечью говорит  Изольда Борисовна о фактах предательства, которое они всей семьей переживали в прошлом — при этом,  как бы «раскрывая скобки», по ее выражению, она, однако, не конкретизирует имена — впрочем, легко угадываемые... Есть здесь и уточнения, полезные для тех, кто изучает историю становления музыкальных коллективов Молдовы. Восстановление правды, точное описание событий, увиденных изнутри — вот чем еще радует эта книга. Возвращает она читателя и к периоду, когда произошло возрождение в нашем вузе оперной студии, и к тому, что препятствовало ее сохранению, и к знаменательным датам, которые отмечались в дни юбилеев Бориса Семеновича, сопровождавшимся концертами, встречами друзей Милютина и выпускников его класса. А позже — и к тем датам, которые отмечались уже без него. Здесь память обогащают сведения и о тех отзывах и публикациях в прессе, которые тогда появлялись в честь Бориса Семеновича на высоком пороге его жизни.  Я и сама тогда писала о нем не раз, уже после выхода в свет монографии — и в газетах, и в журнале «Советская музыка», и в адресованном широкому читателю выпуске под названием «Вехи памяти», в серии «Ларец». Выступала я и на открытии выставки в Историческом музее, посвященной 100-летию со дня его рождения. Сегодня, в дни юбилея нашего вуза, мы вновь возвращаемся к воспоминаниям о нем  после долгого перерыва, и это нам, авторам этой книги, представляется очень важным. Изольда Борисовна даже собиралась быть с нами, чтобы самой представить нашу с ней книгу будущим ее читателям и подарить  ее экземпляр библиотеке Академии. Но так получилось, что состояние ее здоровья не позволило ей в настоящее время прилететь в Кишинев. Поэтому я просто прочитаю ее слово, адресованное участникам нашей конференции — как если бы она была с нами в этот час.

Слово Изольды Милютиной:

Дорогие друзья, коллеги!

Я рада присоединиться к приветствиям и поздравлениям в адрес профессорско-преподавательского и студенческого коллектива Академии, посвящённых нынешней юбилейной дате. Делаю это с тем большим удовольствием и от всей души, так как во всей своей, уже довольно продолжительной жизни имела к бывшей консерватории (а потом к Институту искусств, а потом к Академии) самое прямое отношение. Весьма сожалею, что сейчас лишена возможности лично высказать мысли, которые возникают в связи с нынешним юбилеем. Но очень рассчитываю на то, что они, по моей просьбе, всё же прозвучат для присутствующих.

Сейчас  мы отмечаем 75-тилетие консерватории, начавшей своё существование в Кишинёве в 1940-м году. Но, конечно же, за этим мыслится вообще юбилей ВУЗа — нынешней Академии музыки, театра и изобразительных искусств. Иными словами — не ускользает от внимания весь, пройденный за эти годы непростой путь обретения Академией нынешнего статуса солидного художественного вуза, объединяющего разные, многие специальности. В своей книге "Между прошлым и будущим"(изд.2004 г.)  я написала:  "Жизнь консерватории в лицах способна заполнить важнейшие страницы истории музыкальной культуры края" . Однако с тех пор, когда это было написано, прошло уже ещё одно десятилетие. Очень хочется  думать, что оно отмечено новыми достижениями в области высшего художественного (в том числе и музыкального) образования.  Понятно, что нынешняя Академия  играет в этих процессах  роль, которую трудно переоценить.

Предтечей Академии, действительно, была та Молдавская консерватория, которая открылась в 1940–м году, и порог которой я, вчерашняя школьница, переступила в 1949 году. С тех пор на долгие годы (на полвека) моя жизнь оказалась с нею связанной. Глубокое удовлетворение приносит мысль, что и после того, как мы — я и моя дочь Ирина Сергеевна Лункевич, учившаяся так же, как и я, и работавшая, как и я, в этих стенах, —  покинули Кишинёв, не прервалась наша так давно возникшая связь с Альма Матер. Это и позволяет сегодня считать себя причастными к нынешним юбилейным  торжествам.

Разумеется, юбилей этот — явление  общественное, заслуживающее громкий общественный резонанс. Но для меня это ещё и нечто сугубо личное. Поневоле углубляешься в сферу воспоминаний... О давнем времени, о молодости, а также о  многих людях — о тех,  кто меня (нас) учил,  о тех, кто со мной учился, а также и о тех, кого, став педагогом, уже учила я сама...   Всё вместе это как раз и относится к жизни консерватории (Академии)  Другими словами — к  нынешнему юбилею. Всё помнится и помнЯтся все…Мне бы хотелось сказать хотя бы несколько слов и об одних, и о других, и о третьих. Но, увы, приходится признаться в том, что давно поселилось в мыслях: иных уж нет, а те далече...  До сих пор мне, к примеру, с горечью вспоминается тот злосчастный 1993 год, когда один за другим ушли из жизни наши ведущие консерваторские профессора —  А. Л. Соковнин — в апреле, Л. С. Гуров — в июне и мой отец — в сентябре…). Первые двое были и моими учителями.

Позволю себе назвать некоторые имена, особо почитая Память  тех, кого уже поглотила вечность…

Для меня, как, я думаю, и для многих других, история полнится личностями. Прежде всего не забылись те, кто учил нас, выводил на жизненную дорогу, прививал любовь к профессии.  В памяти 50-е годы прошлого века — время моей учёбы и начальные этапы педагогической работы в консерватории.  Тогда, со временем солидные и многоуважаемые профессора, на моей памяти были  относительно молодыми, в крайнем случае — среднего возраста.  Назову  в этой связи пианистов А. Л. Соковнина, В. В. Левинзона, Л. В. Ваверко,  теоретиков и композиторов Л. С. Гурова, С. М. Лобеля, историков А. В. Абрамовича, Л. А. Аксёнову, А. С. Бейлину… Естественно, этот ряд можно продолжить...

Даже не верится, что Академия уже отметила ни много, ни мало — 100-летие со дня рождения иных крупнейших педагогов — Соковнина, Гурова, Лобеля, Войцеховской, Милютина...  Панорама жизни, которая нас окружает, в конечном счёте, складывается из личных судеб. И каждая из них вписывает всё  новые страницы в КНИГУ ЖИЗНИ. Об этом задумываешься, когда отмерянный судьбой отрезок твоей жизни уже достаточно велик…

Разворошив копилку Памяти, обнаружила, что на нынешний год приходится ещё одна довольно солидная (для меня, по крайней мере) дата из многих значимых, относящихся к истории консерватории. Я думаю, все поймут, почему мне хочется об этой дате говорить  особо.

В этом году исполнилось ровно 60 лет, как состоялся выпуск моего курса. Все и всё вспоминается с душевной теплотой, Но, к сожалению, многих уже нет в живых. Назову лишь некоторых. Перечень имён скажет сам за себя...

Это — ставшие замечательными оперными певцами в Молдавской опере Игорь Гейль и Костя Крамарчук (использую студенческие имена), Вася Диденко, Лида Чеченева (они работали потом за пределами Молдовы), теоретик и поэтически одарённый, любимец курса Юрий Богдзевич, Лёва Гаврилов, обучавшийся как скрипач, потом был известен как дирижёр оперного театра;  пианистки Таня Харейн и Юля Склярова, виолончелисты Коля Кондратенко и Наташа Журбенко; дружные наши ребята — духовики: Виктор Матура (староста курса), Ваня Добрунов; ушедший в джаз Шико Аранова скрипач Мока Кожушнер,  разбитная весёлая Софа Ройтенберг (потом пела в "Дойне") — все в моей памяти. Милейшая Анечка Вечкутова по окончании консерватории осталась в родном вузе и многие годы возглавляла учебную часть консерватории. До недавнего времени работала на хоровой кафедре неожиданно покинувшая нас Ира Попова, моя студенческая подруга . Её все знали как ведущего педагога Академии музыки Ирину Петровну Стрезеву. С того давнего времени (с 1955 года) за полвека успела сложиться своеобразная традиция — отмечать всем курсом (во всяком случае теми, кто мог в этом участвовать) каждое десятилетие окончания консерватории. Неизменным инициатором наших сборов всегда была обучающаяся прежде на вокальном отделении Евдокия Лика — впоследствии проявившая себя как неутомимая энтузиастка  в объединении ветеранов театральной сцены.

20 лет… 30 лет… 40 лет… Это были встречи–сборы уже далеко не молодых людей,  сохранивших верность студенческой дружбе… Я знаю, что эти наши встречи неизменно привлекали к себе внимание. В своё время это даже получило отражение в прессе  ("Кишинёвские новости" 1994 года 15 октября…) Все эти наши сборы (обычно они происходили на природе) запечатлены на  сохранившихся прекрасных фотографиях, которые делал светлой памяти нелепо погибший относительно недавно Витя Рахманов, тоже мой сокурсник. Всем известно, что он, будучи прекрасным музыкантом, прославился и своим фотоискусством. Несколько слов о нашем курсе, иллюстрированные этими фото, зафиксированы  в посвящённой Виктору подборке материалов, которую поместил в своём интернет-журнале живущий в Канаде Дмитрий Киценко, принадлежащий к тому же племени выпускников консерватории (тогда Института искусств), в своё время также проведший в Кишинёвской консерватории — (Институте искусств) не одно десятилетие (сначала как студент, затем как педагог теоретической кафедры.

Моя мысленная память удерживает долгие годы собственной педагогической деятельности и соответственно целую нескончаемую вереницу  лиц тех, кто проходил перед моими глазами в студенческой аудитории… Некоторые  из них стали теперь видными фигурами в общественной и культурной жизни Молдовы. Из боязни упустить кого-нибудь не буду называть имена. Перечислить всех всё равно невозможно. Но как не помянуть добрым словом те яркие личности, которые стали гордостью  Молдовы, тех выпускников консерватории — Академии, кого уже нет с нами, которые, став маститыми мастерами, оставили неизгладимый след в отечественной  культуре?! Мария Биешу, Сергей Лункевич, Вероника Гарштя, Злата Ткач, Евгений Вербецкий, Владимир Ротарь… — их невозможно забыть! Они и поступали в консерваторию на моих глазах…  Храню свои записи о каждом из них... Кое-что из написанного в этом плане мне даже удалось опубликовать или поместить в интернет.

О многом ещё можно было бы рассказать нынешним молодым, что может расширить представление об истории ВУЗа, где они учатся или работают в настоящее время... Замечательное явление — человеческая Память — дар природы! Используя её бесценные ресурсы, можно многое из прошедшего сделать достоянием новых поколений. Приходится признать, однако, что невозможно объять необъятное, как бы ни хотелось того…

В заключение я хотела бы сказать следующее.  Кишинёвская  консерватория (с её меняющимися названиями — Институт искусств, Академия…)  была во все эти долгие годы (75 лет!)  родным домом не для меня одной в нашей семье — но в трёх её поколениях.

Главной фигурой здесь был, конечно, мой отец  — проф. Милютин Борис Семёнович, который самоотверженно трудился на ниве молдавской культуры и принёс здесь немало пользы. Может быть, кстати вспомнить, что Б. С. пришёл в Кишинёвскую консерваторию совсем молодым в качестве педагога — именно в момент открытия консерватории (ему было в ту пору 35 лет!) и проработал в ней до конца дней своих.

Я посчитала своим дочерним долгом в связи с нынешней его датой — 110-летием со дня его рождения подготовить и издать  книгу, которая будет здесь представлена. Хочу подчеркнуть, что в неё вошло, в первую очередь  переиздание монографии об отце, написанной в своё время Г. В. Кочаровой. Содержит эта новая книга и разного рода воспоминания...

Всё, что я хотела сказать и представить в этой книге,  интересующиеся найдут на её страницах.
                      
                                *     *     *
По местным правилам Тель–Авивского издательства два экземпляра книги "Борис Милютин" уже поступили в Русскую библиотеку в Иерусалиме. (The National Library of Izrael Ltd)., где предполагается провести её презентацию. Книга передана также в библиотеки Иерусалимской Академии музыки и Академии музыки в Тель-Авиве. Однако своё основное место она, конечно же, должна занять в библиотеке Кишинёвской Академии музыки, театра и изобразительных искусств, с которой отец некогда связал свою жизнь, где обучил и  воспитал многих и многих.

Надеюсь, что электронная версия книги станет доступной и более широкому читателю.

Изольда Милютина
Израиль, 2015 год 22 ноября

Выпуск интернет-страницы подготовил Дмитрий Киценко.