dem_2011 (dem_2011) wrote,
dem_2011
dem_2011

Categories:

Сергей Пожар. Страницы истории – М. Березовский – Органный зал Кишинева

Многогранный талант М. Березовского
(к 140-летию со дня рождения)

В свое время этот скромный, открытый, настроенный исключительно на добро человек пользовался огромным авторитетом в Бессарабии. Его уважали и любили не только за мудрость, трудолюбие и покладистый характер, но и за редкую многогранность дарований, считавшуюся нормой разве что в далекую эпоху Ренессанса. Ведь он был одновременно регентом и светским хоровым дирижером, певцом и педагогом, композитором и художником, и в каждом из этих видов деятельности оставил неизгладимый след. Речь идет о Михаиле Березовском, сегодня, увы, несправедливо забытом. Вспоминают о нем лишь в православных храмах, где регулярно звучит его музыка.

Захваченный идеей развивать культуру в родном крае, Березовский возвращается в Кишинев, где продолжает службу в Кафедральном соборе. Общий ее стаж к концу жизни достиг почти полвека.

В его популярном в народе хоре числилось, как правило, около 300 (!) певчих, но в особо торжественных случаях желающих собиралось гораздо больше. Так, на празднествах по случаю 100-летия со дня рождения Н. Гоголя он дирижировал капеллой из 800 человек!


                         Детский хор Михаила Березовского

Вовлекать в ряды своей капеллы сотни новых, не имеющих специальной подготовки людей являлась для отца Михаила нормой. В общей массе голосов, звучащих под куполом собора, он заприметил неповторимый талант бедной девочки Марии Чиботари, которую стал обучать бесплатно по индивидуальной программе. Впоследствии она, обладательница уникального колоратурного сопрано, стала одной из звезд мировой оперы.

С присоединением Бессарабии к Румынии Березовский не оставляет преподавательскую работу: ведет вокал, хор, теорию музыки в теологической семинарии, в певческой школе, в мужском лицее имени М. Эминеску, в престижной консерватории «Униря». Им воспитано множество известных вокалистов, среди которых помимо М. Чиботари упомянем А. Фрунзе и С. Павленко, Е. Березовскую и Г. Борща, И. Мадана и А. Щуровского, Н. Щербакова и других.

Особое место в его неустанной деятельности занимало сочинение музыки. Член Ассоциации румынских композиторов, Березовский известен своими духовными песнопениями, до сих пор широко исполняемыми не только в молдавских церквях. Прежде всего, назовем его «Вечерние и утренние духовные гимны» в двух тетрадях, включающие соответственно 60 и 119 номеров из канонической епархиальной службы Кишинева и Хотина. Не менее известна «Литургия», где помимо собственных хоровых миниатюр, Березовский щедро использовал транскрипции произведений Дм. Бортнянского, А. Архангельского А. Львова, С. Воротникова, А. Кастальского А. Веделя и прочих русских авторов, которые практиковал в своих службах.

Он родился 20 февраля 1868 года в селе Калань недалеко от города Четатя Албэ (ныне село Байрамча Белгород-Днестровского района Одесской области) в семье священника. С детства пел в церкви и обучался игре на фортепиано. Переехав по настоянию родителей в Кишинев, сумел реализовать и там две главные свои страсти: любовь к Богу и к искусству во всех их проявлениях. Талантливый юноша сначала успешно учится на священнослужителя в теологической семинарии (1878-1888), затем в первой в крае частной музыкальной школе Василия Гутора (1893-1895). Одновременно он служит помощником регента в церкви св. Архангелов Михаила и Гавриила, в румынской церкви.

Образование было продолжено в 1898-1901 годах в знаменитой Петербургской певческой капелле, которую на четверть века раньше закончил его великий предшественник и кумир Гавриил Музическу. Помимо дирижирования хором он занимается композицией с А. Лядовым, общается с другими русскими классиками. Сам маэстро Эдуард Направник из Мариинского театра отмечает его на редкость красивый, глубокий бас, приглашая попробовать силы на главной оперной сцене города на Неве. Появилось даже искушение начать карьеру профессионального артиста, что вызвало недовольство духовенства. За попытку выступить в роли Мефистофеля из оперы «Фауст» Ш. Гуно его временно отлучают от службы.

Михаил Андреевич является автором первых кантат, написанных в Кишиневе, таких как «Русь – Болгария», посвященной очередной годовщине окончания русско-турецких войн, «Юбилейная кантата» – к 100-летию присоединения Бессарабии к Российской империи. Им выполнены также обработки для смешанного хора молдавских, украинских, греческих, сербских, болгарских народных песен.

Разговор о выдающемся маэстро будет неполным, если не затронуть еще одну важнейшую область его духовного наследия – живопись. На протяжении всей своей жизни он много и с увлечением рисовал. Особенно ярко и убедительно получались у него пейзажи родного края. Широкой известностью пользовались его картины «Осень. Дерево», «Весна», «Цветущие деревья», «Морской пейзаж в лунном свете», «Сельский пейзаж». Красочные, выписанные сочным мазком, они одновременно утонченны и импрессионистически зыбки.

Его мастерство и щедрая фантазия были высоко оценены в 1937 году на бухарестском вернисаже, который принес художнику золотую медаль.

Михаил Андреевич Березовский умер в зените славы 4 ноября 1940 года в Кишиневе и похоронен на Центральном («Армянском») кладбище.

К великому сожалению, многогранное творчество Михаила Березовского ныне почти забыто. Его ноты не издавались с середины 20-х годов, картины столь же продолжительный срок отдельно не выставлялись. Единственной памятью о нем является столичный лицей в секторе Чокана, носящий его имя, где имеется маленький музей.

Не пора ли исправить эту вопиющую несправедливость в отношении личности, воспитавшей много талантов и оказавшей существенное влияние на развитие искусства?

Сергей ПОЖАР, музыковед

Rev. Moldova, № 1, 2008
____________

Кто же построил Органный зал?

Вопросом этим задаются многие кишиневцы и гости столицы, ежедневно любующиеся шедевром зодчества в самом ее центре. Ответ на него можно получить лишь в нескольких наиболее солидных энциклопедиях и исторических справочниках. Только удручает он своей краткостью: инженером М.Чекеруль-Кушем. И все. Нет ни биографических данных той безусловно неординарной личности, ни дат жизни и смерти, ни сведений о других его работах, которые должны все-таки где-то существовать. Даже полное имя и отчество долгое время оставалось загадкой. И только недавно кое-что стало проясняться в судьбе одного из патриотов нашего города, столько сделавшего для его процветания.


              Органный зал в Кишиневе

Родился Михаил Чекеруль-Kyш в Кишиневе в 1864 году в многодетной семье статского советника. По национальности он то ли турок, то ли татарин. С детства тяготея к изобразительному искусству, по настоянию родителей обучался в Харьковском технологическом институте, получив престижную специальность инженера. Однако главным своим делом избрал зодчество.

Вернувшись домой, преисполненный творческих замыслов молодой человек служит до 1898 года архитектором города. А вскоре возглавляет недавно созданную исполнительную строительную комиссию, в чьи обязанности входила разработка планов, составление сметы, техническая опека новых застроек. В их числе местная больница, военный лазарет, Второе начальное училище и т. д. По личному поручению городского главы Карла Шмидта он курирует строительство женской гимназии княгини Елены Дадиани, спроектированной Александром Бсрнардацци (теперь там Национальный художественный музей). Также Чеке- руль-Куш стал автором проекта красивейшего фасада амбулаторного покоя Гербовецкой общины Красного Креста, где давно уже расположен один из корпусов бывшего Лечсанупра (на пересечении улиц Влайку Пыркелаб и Вероники Микле).

25 мая 1899 года на углу Пушкинской и Садовой, на месте нынешнего Государственного университета, был торжественно заложен театр, получивший название «Пушкинская аудитория». Уже в декабре 1900-го состоялась пышная церемония ее открытия. Большое по размерам, с виду просто роскошное, снабженное новейшими техническими приспособлениями трехэтажное здание спроектировано Чекеруль-Кушем. До злополучного пожара 1928 года здесь регулярно шли драматические и музыкальные спектакли, иногда концерты.

Вершиной же художественной мысли талантливого архитектора стал Городской банк, до сих пор (уже перепрофилированный) украшающий центр столицы Молдовы. Сам Бернардацци одобрил его смелый проект, который побеждает на объявленном Думой конкурсе с солидным премиальным фондом в 1500 рублей. Решенное в монументальных формах стиля классицизма с элементами романтизма, сооружение отличается строгостью пропорций, цельностью образа с тщательно прорисованными скульптурными деталями. Его выразительности способствуют очертания изящного купола, 4-хколонные портики коринфского ордена со стороны главного и бокового фасадов, скульптурные группы на крыше и роскошные львы, охраняющие служебный и центральный входы. Фронтон долгое время венчала изящная фигурка Меркурия – бога торговли с мешочком денег в руке (мастер Михаил Лукашевский). Более полутора десятилетий пылится она где-то на складе Молдэкспо. Не пора ли опять водрузить ее на крышу памятника архитектуры, охраняемого государством и расположенного как раз напротив окон Примэрии?

Городской банк строили девять лет и сдали в эксплуатацию 16 декабря 1911 года. Свою важнейшую функцию он надежно исполнял до 1975 года, когда в его судьбу вмешалась политика, притом, самым счастливым образом. Дело в том, что к тому времени Светлана Бодюл, дочь тогдашнего первого секретаря ЦК Компартии Молдавии, окончила Московскую консерваторию как пианистка и органистка, даже прошла стажировку в Париже. Начав гастролировать по Советскому Союзу, она мечтала о достойном центре органной и камерной музыки в родном крае, о чем не раз говорила отцу. И всесильный Иван Иванович, всегда интересовавшийся, кстати, искусством, мобилизует авторитетных его деятелей на поиски подходящего места для Органного зала. Российский виртуоз Гарри Гродберг, председатель Союза композиторов Молдавии Василий Загорский, другие известные мэтры внимательно обследовали с разных точек зрения многие объекты. Сред и них – Кафедральный собор, где тогда располагался Выставочный зал, красивейшее помещение общества «Знание» на пересечении улиц Пушкина и «Искры» (Букурешть) – замечательное произведение Бернардацци, доведенное потомками, увы, почти до полного разрушения, прочие престижные сооружения.

Выбор пал на городской банк – прежде всего из-за поистине уникальной акустики. Под руководством архитектора Юрия Леонченко его капитально реконструировали. Перепланировка внутренних помещений не отразилась на экстерьере. В нишах зрительного зала на 50 мест, украшенного 10 колоннами, в двух просторных фойе симметрично размешены скульптурные портреты выдающихся композиторов: И. С. Баха и Г. Генделя, В. А. Моцарта и Л. Бетховена, М. Глинки и П.Чайковского, С. Прокофьева и Д. Шостаковича, Н. Лысенко и Шт. Няги (все работы Лазаря Дубиновского); позже к ним добавили Дж. Энеску и Ч. Порумбеску. Установлен орган чешской фирмы «Ригер-Клосс», обустроены уютные репетиционные и артистические комнаты. Первый концерт в Органном зале, по праву считающимся одним из лучших в Европе, прошел 16 сентября 1978 года. По аналогии с Собором Парижской Богоматери, местную достопримечательность остряки тут же окрестили «Собором Кишиневской Богодочери». С тех пор многие выдающиеся мастера мирового ранга и прославленные художественные коллективы считают за честь выступать здесь. От души поздравляем дружный коллектив этого Храма искусств с грядущим 30-летием!

Но вернемся к герою нашего очерка. Михаил Чекеруль-Куш зарекомендовал себя личностью разносторонне одаренной. По характеристике газеты «Бессарабская жизнь», «в нем счастливым образом сочетались живой ум, боевой темперамент, широкая общительность и неизменная доступность всем, кто нуждался в его помощи». При поддержке Карла Шмидта он в 1901 году создал и сам же возглавил пожарную дружину, чья деятельность сразу выходит далеко за очерченные рамки, став по существу прообразом современного Министерства по чрезвычайным ситуациям. Так, во время леденящего душу еврейского погрома 1903 года он превратил здание пожарной охраны, находящееся в самом центре столицы, в неприступную крепость, где обрели спасение сотни беспомощных людей. Этот дворянин и городской гласный вместе со своей бригадой смело врывался во дворы и дома, в которых лилась безвинная кровь, выводя оттуда иудеев. Позже местная еврейская община отметила сей христианский подвиг благодарственным адресом. Своему брату, известному присяжному поверенному Николаю Чекеруль-Кушу, работавшему в комиссии по отбору свидетельств трагедии, Михаил передал собственноручно собранные документы и материалы. Он приходил на помощь населению и в драматические дни октябрьского погрома 1905 гада и весной 1909-го – в пору невиданного наводнения, вытаскивая из затопленных помещений их обитателей и имущество, в другие кризисные моменты истории города.

На протяжении всей своей жизни этот неуемный общественник, наделенный большой фантазией и кипучей энергией, успешно берется сразу за многие полезные дела. Помимо архитектурных проектов и технического контроля построек, валяющихся основной сферой его деятельности, он занимаем телефонизацией края и дорожным строительством, например, прокладывает шоссе Кишинев – Ганешты (Хынчешть) и подъемные пути к губернскому центру. Лебединой его песней стало возведение в 1915 году Крестьянского Поземельного банка, в чьем хорошо сохранившемся помещении на улице Митрополита Г. Бэнулеску- Бодони давно уже расположена Высшая судебная палата Республики Молдова. Работа эта получила высокую оценку специалистов, а ее автор – предложение войти в технический совет Министерства финансов с последующей реализацией серьезных технических задач в Оренбурге и Каменец- Подольске.

Радужные перспективы напрочь омрачает Первая мировая война, заставив Михаила Константиновича отправиться на фронт во главе строительной бригады. Там он пробыл совсем недолго: рана заставила в 1916 году вернуться на родину. В городской больнице, которую он когда-то сам возводил, ему ампутировали ногу выше колена. 23 января 1917 года, после продолжительной болезни, видный инженер и архитектор навсегда ушел в лучший мир. Никакого состояния себе он так и не нажил, кроме дома, доставшегося по наследству. Нищета усопшего и сильный мороз помешали похоронить его с должными почестями. Наша же задача – воздать их хотя бы сегодня, спустя почти столетие, ибо беспамятство к лучшим сынам Отечества закрывает путь а будущее целым народам.

Сергей Пожар, музыковед

Газета «Коммунист» № 15 (61) 18 апреля 2008
____________
В дополнение к интересным сведениям, почерпнутым Сергеем Пожаром в архивах, хочу добавить еще один материал на эту тему, как мне кажется, уместный в данном контексте. (dem_2011) 

Органный зал

Крылатый ангел взирает на город с высоты этого здания, а у его парадного и заднего крыльца возлежит по паре каменных львов. Любой кишиневец сразу без труда узнает в таком описании здание Органного зала. 

  Здание, где сейчас располагается Органный зал (бульвар Штефана Великого, 126), не всегда принадлежало музыке и искусству. Более того, оно и не проектировалось специально для этих нужд. С 1903 года в нем обосновались священнослужители. Сначала там действовал так называемый “Дом Заимствований” священников – организация, осуществлявшая предоставление и распределение финансовой помощи священнослужителям в трудные для них времена, а также обеспечивавшая им некоторые льготы в различных областях общественной жизни.

  Однако “Дом Заимствований” не мог оперировать большими средствами, и его финансовая деятельность была, таким образом, ограничена. В этой связи в 1922 году Епархиальный конгресс принял решение преобразовать “Дом Заимствований” в “Банк православных священнослужителей Бесарабии”. Приняв этот серьезный статус, бывший “Дом Заимствований” а теперь – Банк, активизировал свою деятельность и стал финансовым учреждением.

  Несмотря на то, что в штате Банка находилось всего четыре человека: директор, заместитель директора и два рядовых сотрудника (об охранниках история умалчивает), - он успешно справлялся со своими обязанностями. Основной задачей Банка была выдача больших кредитов на льготных условиях служителям церкви, учителям церковных школ и других теологических заведений, вдовам и сиротам священников, церковным коммунам и монастырям. Кредиты выдавались под залог недвижимого имущества, с процентной ставкой 12% годовых. Наряду с этим Банк занимался оказанием помощи при постройке новых церквей, жилых домов для священнослужителей, церковных школ, домов для сирот, а также при посадке садов и виноградников на церковных землях.

  Банк принимал также денежные вклады от служителей церкви и частных лиц, представителей церквей, монастырей и других церковных учреждений. Общее собрание Союза священнослужителей Бесарабии распределяло прибыль Банка, направляя ее на культурные и благотворительные цели.

  После Второй Мировой войны, когда здание было отреставрировано и решалась его судьба, сыграла свою роль потрясающая акустика зала, остававшаяся до сих пор невостребованной. И теперь в здании, где концентрировались финансы бессарабской православной церкви, действует единственный в Кишиневе Органный зал.

Источник: http://oldchisinau.com/buildings/buildremain.html

Читать дальше

 

Tags: М. Березовский, Органный зал Кишинева
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments