dem_2011 (dem_2011) wrote,
dem_2011
dem_2011

Categories:

Василий Георгиевич Загорский | 90 лет со дня рождения


                       
Имя этого композитора настолько широко известно в нашей стране, что все знают: Загорский – один из основоположников молдавской музыкальной культуры, классик национальной композиторской школы, ведущий деятель искусства Молдавии. Он достиг заслуженного уважения, почитания в среде интеллигенции Молдовы – и как композитор, и как общественный деятель, достойно представлял передовую часть нашей элиты в качестве бессменного председателя Союза композиторов Молдовы,  члена международного совета ЮНЕСКО, как авторитетнейший профессор  Кишинёвской консерватории оставил после себя плеяду талантливых учеников – молдавских композиторов. Наша семья очень близко  знала Василия Георгиевича, он был папиным сокурсником; родители его ласково звали Васенька, а мы, дети, обращались к нему просто - дядя Вася. Всегда сдержанный, мягкий, спокойный, необыкновенно доброжелательный,  он говорил тихим голосом и всё равно становился центром любого общества. Даже мы, совсем маленькие, чувствовали глубину и полноту личности Василия Георгиевича, ему было присуще  особое качество, в современном мире встречающееся чрезвычайно редко, – подлинная духовная красота, интеллигентность, даже аристократизм. Всё это отразилось и в его благородной внешней красоте. Не случайно за глаза его звали «Князь».  Как говорит его жена, он прежде всего был «Князь духа».Теперь только я задаюсь вопросом – откуда же идут корни его души, как сформировалась его человеческая и творческая индивидуальность, как он смог сохранить свет и редкую самобытность в то непростое время, современником которого он был?

Конечно, главные истоки личности надо искать прежде всего в семье  и родной земле, которая формирует человека с самого детства. Василий Загорский родился и вырос в селе Кара-Махмед на юге Бессарабской губернии. Позже оно стало называться с. Шевченко. Рядом в 30-ти километрах находится районный центр Килия, и большой   порт в устье Дуная, благодаря которому в области кипела бурная торговая жизнь, налаживались связи с другими городами и странами. Само село Кара-Махмед было  богатое  и густонаселённое. В нём жили и молдаване, и русские старообрядцы, и украинцы, а также цыгане, гагаузы, болгары. В многонациональном селе все соседствовали дружно, сплочённо, ценилась не принадлежность какому-либо народу, а умение трудиться на родной земле.  В основном селяне жили зажиточно, не исключением была и семья Загорского.

Папа – Георгий Филиппович Загорский – работал директором местной школы на протяжении 50 лет практически со дня её основания в 1904 году. Тогда в ней были сформированы начальные 4 класса. Благодаря своему бессменному директору, она получила название «школа Загорского». За эти полвека Георгий Филиппович выучил несколько поколений односельчан и пользовался необыкновенным уважением своих соотечественников. А достижения Георгия Загорского на этом посту несомненно  замечательны. Школа была образцовой по всем параметрам. Педагогический состав высокой квалификации давал отличные знания, в школе действовал хор, сам директор преподавал скрипку, везде царила образцовая чистота и порядок, по белым доскам пола ученики ходили в вязаных носках. Императорский двор благодарил лично Георгия Филипповича за помощь голодающим Поволжья,  сохранились  царские грамоты, в которых  отмечаются особые заслуги Г.Ф.Загорского  и  выдающиеся результаты его деятельности на благо России.

Другая линия семьи связана с замечательной мамой Василия Георгиевича – Валентиной Бостан. Она была одной из 12-ти детей из рода священников. Её папа –  иерей Иоанн Фетов - всю жизнь служил в сельской церкви, к храму ведёт аллея, высаженная  собственноручно отцом Василия. А в церковной ограде похоронен один  из их предков, бывший ранее также священником этой церкви. Хотя семья была молдавская, служба велась  на церковно-славянском языке. Бабушка была волевой, сильной женщиной и смогла вырастить и дать образование всем 12-ти детям. Василий Георгиевич поддерживал связь с дядей, одним из братьев Валентины, известным живописцем, главным художником театра оперы и балета г. Бухареста. А Васина тётя, Надежда Ивановна, была замужем за Иваном Антоновичем Левицким, который закончил в Петербурге Горный институт,  строил мосты и дороги, позже работал в Кишинёве и Оргееве , где маленький Вася прошёл подготовительные классы для учёбы в гимназии.  Лёва и Надя, самые младшие из детей, были особенно дружны и оба  тесно связаны с музыкой. Лёва пел в хоре Жарова,  обладал редким низким голосом – у него был бас-профундо. Надя мечтала быть певицей, тесно общалась с Флорикой Музическу, дочерью известного композитора Гавриила Музическу, выходца из из Бессарабии с которым Загорские были хорошо знакомы ещё до его переезда в Румынию. Кстати у Флорики Музическу, известного педагога в Бухаресте, занимались наши именитые кишинёвские пианистки Гита Страхилевич и Татьяна Войцеховская, у которой я училась на фортепиано в школе- десятилетке 11 лет. Вот какие переплетения  линий жизни! А ещё один нюанс  семьи Загорских – брат Ивана Антоновича был женат на француженке тёте Китти. Если к тому же учесть, что папа Василия Георгиевича  имел отдалённые болгарские корни, то поймёшь, какое богатство национальностей, обычаев, традиций, языка впитал в себя мальчик Вася с самого детства. Учтём также, что село до 1812 года и вступления его в состав Российского государства  было во владении османской империи и бесследно турецкое влияние не могло полностью исчезнуть и, хотя бы косвенно, не отразиться в жизни его обитателей. Вот на такой многоликой и богатой почве  и вырос талант Загорского, воспитанный родителями на глубокой православной основе, высоких моральных устоях, многонациональной культуре. И в этом Василий Георгиевич был истинный бессарабец.

В 3 года мальчик свободно говорил на трёх языках – русском, румынском и французском. В семью взяли  учительницу румынского языка, которую Георгий Филиппович специально выписал из Румынии для преподавания в школе, таким образом, Вася в совершенстве знал литературный румынский язык. Позже даже румыны удивлялись его прекрасной речи, а молдавские писатели и вовсе стеснялись при нём выступать, зная его уровень и блестящее владение языком.  Параллельно он продолжал изучать родную русскую историю, язык, культуру. К примеру, в детстве он прочитал маме вслух 4 раза полностью  «Войну и мир» Льва Толстого. По-моему, сейчас подобный подвиг вряд ли кто-нибудь из детей, да и взрослых,  сможет повторить. У Васи были прекрасные данные художника, он занимался рисунком со своим дядей Иваном Антоновичем, у которого он часто бывал и дружил с его сыном. Азы музыкального образования он получил от отца, который учил его играть на скрипке. Занятия живописью и музыкой подкреплялись частными уроками.

Позже Василий учился в кишинёвском  мужском лицее, а затем и  гимназии «Хаждэу» на реальном отделении, сейчас в этом здании находится исторический музей. Когда мальчику было 12 лет, умерла его любимая мама. Стояла суровая  зима, снежные заносы парализовали движение по дорогам и Вася не смог добраться домой, пришлось с полдороги вернуться. После этого его папа жил уже один.  Гимназист Загорский учился очень хорошо и утвердился к тому же как главный художник гимназии.  Он даже соревновался в живописи с Глебом Саинчуком, ставшим в будущем ведущим художником Молдавии. Состязались две гимназии, победа попеременно присуждалась то одному, то другому претенденту. Способность к рисованию, которая постоянно развивалась,  давала Василию Георгиевичу широкие перспективы в этой области. Но судьба складывалась иначе. В Кишинёве жила его тётя, Анна Ивановна, которая была замужем за известным врачом  Кирияковым. Рано, в 28 лет, лишившись супруга, она сама воспитывала сына Диму, двоюродного брата и друга Васи. Благодаря тому, что Дима учился в мединституте, Василий, тесно с ним общаясь, усердно штудировал его книги, получил приличные знания в этой сфере и хорошо разбирался в медицине. Вот какая эрудиция, большой спектр разносторонних знаний, глубочайшая внутренняя культура характеризовали с ранней юности Василия Георгиевича Загорского. Кроме того, он в гимназии выучил немецкий и английский, и теперь в совершенстве знал 5 языков.

Но пришли 40-е годы, началась война, приближался фронт, и гимназию вывезли в румынский город Рымнику-Вылча. Румыны ценили передовую интеллигенцию и пытались сохранить молодёжь от грядущих потрясений. Именно там и начались систематические занятия Загорского музыкой. В Рымнику-Вылча был эвакуирован известный профессор из Черновиц с которым Василий Георгиевич подружился; гимназия к тому времени была уже окончена, всё свободное время отдавалось музыке. Регулярные уроки, беседы о известных композиторах и их лучших произведениях, о великих исполнителях открыли Василию Загорскому дорогу в прекрасный  мир музыкального искусства. Перед юношей все эти годы стоял выбор – какой путь предпочесть и чему посвятить свою жизнь – звукам или краскам? Теперь чаша весов уверенно перевесила в сторону музыки. Отыскивая родственников, поехал к тёте Наде, некоторое время жил в семье Кирияковых  в Бухаресте, горячо  обсуждал жизненную проблему с Александром Фетовым, который являлся опекуном Василия после смерти папы. Многолетний труд отца обеспечил  сыну солидное денежное пособие и его материальное обеспечение. Пути Господни привели его его в родной Кишинёв, в котором жил и творил Василий Георгиевич до самой смерти. После войны советские власти искали таланты и делали всё возможное, чтобы привлечь и вернуть творческую молодёжь обратно, предлагали жить и учиться в Советском Союзе.  Василий Георгиевич тайно от родственников подал документы для возвращения на родину и, лишь получив вызов, сообщил им о своём решении.  Он поменял аристократическую жизнь в дворянской семье на многолюдное студенческое общежитие в полуподвальном помещении на Пирогова,  где размещалась консерватория, но никогда об этом не жалел. Он – дома.  Мой папа жил с ним тогда в одной комнате и рассказывал, как было весело, интересно, подчас трудно и голодно, но сколько энтузиазма, любви к музыке было у молодых студентов, большинство из которых стало в будущем корифеями молдавского искусства!

В 1947 году Василий Загорский поступил в кишинёвскую консерваторию и начал уверенно и блистательно свой достойный путь в музыке и, наряду со своими коллегами, составил славу  искусства советской Молдавии. Этот период уже широко освещён в литературе. В 1952 году окончил кишинёвскую консерваторию  по классу композиции у профессора Л.С.Гурова, которого он очень любил, ценил и уважал.  До последнего дня бывший ученик, теперь уже маститый композитор, навещал Леонида Симоновича  и всевозможно поддерживал  его. Два разносторонне образованных,  умных, тонких человека, бесконечно любящих музыку – им было о чём поговорить, беседа могла затянуться далеко за полночь.  Темы затрагивались самые разные – от астрономии и точных наук до глубин искусства и тайн философии. Как сейчас не хватает таких людей!  26 лет Загорский был бессменным председателем Союза композиторов МССР, а также секретарём правления Союза композиторов  СССР. С 1947 года преподаёт в школе-десятилетке, затем в училище, 19 лет был членом Совета ЮНЕСКО по музыке, Лауреат Государственной премии МССР, народный артист МССР… Именно ему французы, покорённые его блестящим владением французского языка, очарованные его интеллигентностью, образованностью и культурой, доверили  вести юбилейный концерт в Париже, посвящённый 25-летию ЮНЕСКО. За него боролись несколько отделов этой организации, мечтая  заполучить Загорского в свои проекты.

Вот каких высот достиг Василий Загорский своим талантом и трудом. Он был украшением нашего народа, его достойным детищем, опорой и гордостью своей семьи. Своё сердце он посвятил любимой и преданной жене - Валентине Арсентьевне и двум сыновьям, один из которых, Дима, продолжил папину линию, закончил Московскую консерваторию и стал музыковедом-теоретиком, младший сын Саша, окончив  с отличием ВГИК и МГУ, работает психологом.  И нам, музыкантам Молдовы, и было и есть на кого равняться. Я очень рада, что лично знала Василия Георгиевича, исполняла его произведения, дружила с его детьми. Такие люди, как Загорский,  не забываются. Планку, установленную им столь высоко, не только творческую, но прежде всего нравственную, духовную и просто человеческую, мало кому удастся перешагнуть. Очень хочется, чтобы государство учредило премию имени В.Загорского, назвало его именем улицу в Кишинёве, установило мемориальную доску на доме, где он жил. Хочется, чтобы Органный зал, идею которого Василий Георгиевич вынашивал с 50-х годов, мечтая о концертном зале в этом старинном помещении, и много сделал для его создания, носил достойное имя Василия Загорского. Мы перед Вами в долгу, дорогой Василий Георгиевич!

Анна СТРЕЗЕВА
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments