dem_2011 (dem_2011) wrote,
dem_2011
dem_2011

Category:

Женское лицо войны. История создания плаката «Родина-мать зовет!»


АВТОР плаката «Родина-мать зовет!» известный советский художник Ираклий Моисеевич Тоидзе через много лет после окончания Великой Отечественной войны рассказывал историю, услышанную от знакомого ему фронтовика.

Наши войска обороняли город от превосходящих сил противника. И, как это довольно часто бывало в первые месяцы войны, город отстоять не удалось. Когда бойцы покидали его, один солдат, увидев на стене полуразрушенного дома плакат, воскликнул: «А как же мама моя?!». Он отстал от товарищей, снял плакат со стены, аккуратно сложил его и, сунув под гимнастерку, бросился догонять свое подразделение. И тут вражеская пуля достала его…

Случай этот весьма символический: он говорит об огромном эмоциональном воздействии, которое плакат оказывал на фронтовиков. Представляется, что влияние на людей этого произведения и еще, пожалуй, песни «Священная война» было намного сильнее, чем беседы политруков на тему, зачем и почему надо защищать Родину…

Созданный в первые дни войны плакат «Родина-мать зовет!» был размножен миллионными тиражами и в разных форматах. Репродукцию с него размером меньше даже почтовой открытки фронтовики хранили на груди рядом с партийным или комсомольским билетом, с фотографиями матерей, невест, детей…

Я ВСТРЕТИЛСЯ с сыном художника Александром Ираклиевичем. Вот что он рассказал.

— Отец очень любил поэта Андрея Белого, автора поэмы «Бродяга». В книге стихов рукой отца некоторые строчки подчеркнуты, и среди них есть такая: «Позволь же, о Родина-мать, в глухое сырое раздолье, в раздолье твое прорыдать…» Это, может быть, не совсем точно, но я так запомнил… Я думаю, что, может быть, этот образ и взят оттуда…

А история создания плаката такова: мама вбежала в мастерскую отца с криком «Война!». «Стой так и не двигайся…», — ответил он ей. Через несколько дней плакат был готов. В то июньское утро, в тот ошеломляющий миг Тамара стала олицетворением всех женщин — молодых и старых, которым выпала в этот день тяжкая участь провожать сыновей на войну. И этот жест, который она, русская женщина, незаметно для себя переняла у землячек мужа — грузинских женщин — и который был так знаком ему, помог создать художнику его лучшее творение.

Приведем сохранившиеся свидетельства участников создания плаката.

Ираклий Тоидзе: «…Я работал над вариантом иллюстрации к поэме «Витязь в тигровой шкуре». И вдруг — сообщение Совинформбюро о том, что фашистская армия напала на нашу страну с войной. Это потрясающее сообщение сразу переключило на создание плаката…».

Тамара Тоидзе: «Как только объявили войну, я страшно испугалась за детей. Вошла к Ираклию в мастерскую… Видимо, у меня было такое лицо, что он сразу же сказал мне: «Стой так и не двигайся!» — и сразу стал делать наброски».

Это тот самый случай, когда человек (в данной ситуации это Тамара Тоидзе) оказался в нужном месте в нужное время.

Как потом рассказывала сыну Тамара Федоровна, уже в тот же день, 22-го июня, отец сел за плакат, а она ему позировала и очень уставала.

Александр Тоидзе: «Образ женщины с плаката, конечно, во многом обобщенный. Мать очень красивая была, но отец упростил ее образ, сделал понятным всем…».

История показала, что Ираклий Тоидзе был прав. Родина-мать — это не «портрет жены художника». Это портрет Матери, в котором каждый из нас, внимательно вглядевшись, найдет черты дорогого лица…

Автор: Руслан Макушин (АиФ)

via

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments