dem_2011 (dem_2011) wrote,
dem_2011
dem_2011

Categories:

Из смеха великие люди случаются. Редко, к сожалению...

27 марта на фронтоне дома по адресу улица Амвросия Бучмы, 8 открыли мемориальные доски актерам Маргарите Криницыной и Бориславу Брондукову

ЖИВОЙ ПАМЯТНИК

Великие комедийные актерские таланты рождаются редко. Ну, кто у нас? Юрий Шумский, Николай Яковченко, Юрий Тимошенко и Ефим Березин... И Борислав Брондуков. Это за 100 последних лет. Нынешних телевизионных комиков не называю пока, пусть проявятся во времени и пространстве.

Среди актрис так же негусто. Нонна Копержинская — да. А кто еще? В театре были, а в кино? Маргарита Криницына в этом смысле выглядит как что-то уникальное, самодостаточное. Ее Проня Прокоповна в легендарной ленте «За двумя зайцами» Виктора Иванова — явление чрезвычайное по универсализму, по отточенности рисунка роли, его социокультурному наполнению. Да что там — это памятник эпохе, поэтому логическим решением и было создание скульптурной композиции Прони и Голохвастого, он же Олег Борисов, на Андреевском спуске. Кстати, Маргарите Васильевне нравился этот памятник, она охотно приходила к нему, давала автографы, фотографировалась. Действительно народная артистка...

КАДР ИЗ ФИЛЬМА «ЗА ДВУМЯ ЗАЙЦАМИ»

Не раз слышал от нее: «Меня после «Зайцев» на улице не узнавали... Начали узнавать уже тогда, когда состарилась». Вообще фильм сначала не вызывал такого всенародного интереса. А начальство в советское время к комедиям относилось с подозрением: не подрывают ли режим? По известному стихотворению нужны «такие Гоголи, чтобы нас не трогали». Только в 1990-х фильм Иванова по-настоящему «прорезался». Может, потому что все увидели поразительную схожесть реалий с персонажами ленты, поставленной, как известно, по пьесе Ивана Нечуя-Левицкого и Михаила Старицкого. Сегодняшние нувориши едва ли не один к одному напоминают Голохвастого и Проню. Их вертикаль, та социальная лестница, по которой они карабкаются наверх, сугубо имитационная. Они свято верят в то, что главное — как ты выглядишь, социальный костюм, социальная роль. Этим и дурачат публику — до поры до времени...

Криницына сыграла в кино несколько десятков ролей, в основном небольших. Жаль, они до сих пор не проанализированы, по-настоящему не замечены. А среди них были действительно интересные — и в «Свадьбе в Малиновке» (Рыжая), и в «Бумбараше» (Мелания), и в «Миргороде и его жителях» (Горпина), и во много других. Простой пример — ее небольшая роль дворнички в фильме Вячеслава Криштофовича «Перед экзаменом»      — вспоминается до сих пор: спокойная приязнь к людям как некая человеческая и, собственно, социально-типажная характеристика персонажа.

Маргарита Криницына была не памятником, а живым и на удивление талантливым человеком. И как будто успешной... Драма ее жизни в том, что одна роль затенила все остальные наработки...


ЛЮБЯТ И БУДУТ ЛЮБИТЬ

Борислав Брондуков — своеобразный бренд. Не нужно никому объяснять, кто это и что это. Все знают и так: Брондуков. Он был более счастлив, чем Маргарита Криницына — с его актерским имиджем связаны десятки кинолент. По моему зрительскому реестру, это гениальный «Каменный крест», конечно, «Аннычка», «Комиссары», «Захар Беркут», «Здравствуй и прощай», «Дед левого крайнего». Потом «Я служу на границе», «Премия», «Афоня», «Гараж», «Тревожный месяц сентябрь», «Женитьба», «Мимино», «Вас ожидает гражданка Никанорова», «Вавилон ХХ», «Осенний марафон», «Мы из джаза», «Приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона», «Спортлото-82», «Если можешь — прости», «Жестокий романс», «Гибель богов», «Подарок на именины», «Изгой»... И последняя роль в фильме Андрея Бенкендорфа «Хиппиниада, или Материк любви». Более двадцати! Ну, да, это только часть из сыгранных. Однако чтобы помнилось такое количество — это здорово, это почти уникально...

КАДР ИЗ ФИЛЬМА «ВАВИЛОН XX»

Зрители любили его. Да что там — любят и будут любить. За что? Это трудно сформулировать. Удивительная органичность, разумеется. Однако же, какая работа и какой профессионализм. Скажем, знаменитый Федул из «Афони» Георгия Данелии. Маленькая роль маленького человека, который озабочен в первую очередь тем, как бы найти деньги на питие. И все?

Присмотримся — эта роль сделана. Костюм —  свитер в растяжку, на каждый день, шароварные штаны, раздолбанные ботинки. Он — «шестерка», и высокий дядя с заметным пузком невозмутимо помыкает им: сделай то, узнай это. Федул вращается вокруг дяди, его энергетики хватит на все. Только что его возмущает? А неорганизованность, непунктуальность. Он, который живет на самом дне общества, уважает порядок. «Вот, не люблю таких людей!» — возмущается Афоней, который не явился на «мероприятие» и тем самым очень подвел. И — около магазина становится в позу некой скульптурной композиции мыслителя... В походке, в пластике жестов — профиль того, кто привык уважать себя. Это маленький человек, трагически надломленный, неадекватный своему внутреннему образу. Не заметил, проворонил момент, когда стал вращаться вокруг кого-то, потерял собственную ось. И себя, такого, он и не знает. Комизм роли в том, что человек мается одним, а является другим. Несовпадение, антагонизм внутреннего и внешнего образов... Роль сделана, выгранена, точно вписана в среду фильма. Конечно, режиссура. Но и столько филигранного актерского мастерства.

А Явтушок в «Вавилоне ХХ» Ивана Миколайчука — друга, однокурсника по институту, побратима. Украинское село 1920-х годов, исторический катаклизм, когда крестьянина силой потянули в светлое будущее. Герой Брондукова — середняк, которому мечтается быть чем-то большим, нежели он есть. Его практический разум настроен против утопий, он не верит в призраки, блуждающие по Европе. Но не лишен он и искушения театрализации, эффектной постановки своего, сказать бы, «имиджа». Горделиво посматривает он, возвысившись над забором, на философа Фабиана и его беспросветный идеализм — суперпочтенный, набундюченный, одетый в прекрасную аристократическую одежду. Только камера посмотрит на него и сзади — низ его гол и убог. Верх просится ввысь, хочет эффектной осанки, а низ обличительно прост, и следовательно разрывает целостность образа.

Это и есть, на мой взгляд, один из магистральных сюжетов, которые пронизывают роли Брондукова: хочется быть целым, гармоничным, согласованным. А получается как-то нескладно, причудливо... Вот сию недоформованность своих экранных персонажей Брондуков проявлял блестяще.

А сам Брондуков всегда оставался самим собой. Ну, так было — в нем не было неправды, напряженной комикации, дешевого цирка. Он думал о своем, он жил так, как написалось ему на роду. И поэтому, всматриваясь нынче в его лик, замечаем в нем возвышенное, духовное, святое даже. То, что оставил нам навсегда.

И Маргарита Криницына, и Борислав Брондуков — великие актеры. Их дар реализовался, и слава Богу. Не всем удается в искусстве донести свой талант людям. Они смогли, за что пожизненная благодарность и наше зрительское признание.

Сергей ТРИМБАЧ. ФОТО АРТЕМА СЛИПАЧУКА / «День»
Рубрика:
Газета:

Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments